1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Чернобыль и дело профессора Бандажевского

26.04.2003

Сегодня, когда мир отмечает очередную печальную годовщину чернобыльской катастрофы, речь пойдёт о, так называемом, деле профессора Бандажевского, специалиста по болезням, принесённым чернобыльской катастрофой. Бывший ректор Гомельского медицинского института, известный эксперт по медицинской радиологии и патологии, 46-летний профессор Юрий Бандажевский вот уже третий год содержится в Минской колонии усиленного режима. Не имея никаких доказательств, власти обвинили Бандажевского в получении взятки и приговорили его к восьми годам лишения свободы. С ученого взыскали около 13-ти тысяч долларов в доход государства, как незаконное обогащение.

С первого взгляда ясно, что не в деньгах дело: восемь лет за 13 тысяч долларов - так не бывает. Даже в Белоруссии. И основанием для заведения дела стало распоряжение Лукашенко «О неотложных мерах по борьбе с терроризмом и иными особо опасными насильственными преступлениями». И содержат Бандажевского по максимуму - как врага народа. Когда, например, он в тяжелом состоянии попал в больницу, его держали прикованным наручниками к металлической койке под охраной вооруженных милиционеров.

«Дело сфабриковано так, что голословных утверждений достаточно, для обвинения в совершении тяжкого преступления,»

сказал в своем выступлении на судебном процессе Юрий Бандажевский.

«Следственные органы готовы были идти на любые нарушения закона, чтобы добыть компромат на меня. Много, очень много нарушений. Это даже не 37-й год. Тут просто произвол: поймаем и убьем».

Белорусские правозащитники, которые изучали это громкое дело, уверены, что за решетку попал абсолютно невиновный человек. Международная амнистия признала профессора Бандажевского «узником совести», а Европарламент выдал ему "паспорт свободы", подписанный депутатами 15-ти стран Евросоюза. Третий год продолжается борьба за освобождение профессора. Потеряв надежду на гуманность и справедливость белорусских властей, правозащитники обратились с жалобой в Комитет ООН по правам человека. В документе говорится, что суд при рассмотрении дела Бандажевского «нарушил принципы независимости, справедливости и беспристрастности. И более того, сам суд был создан в нарушение закона». Эту жалобу Комитет ООН принял к рассмотрению.

Дело Бандажевского явно шито белыми нитками, но чем же он так не угодил белорусским властям? Причина в научных исследованиях профессора, которые, говоря знакомым языком, расходились с «линией партии». Лукашенко уже давно свертывает «чернобыльские» программы по медицинской и социальной помощи пострадавшему населению. В середине 90-х годов правительство Беларуси приняло решение о частичном возвращении в сельскохозяйственный оборот земель из зоны радиоактивного загрязнения. Президент страны публично рассуждал о том, что в загрязненных радиацией районах можно жить и работать. А Бандажевский доказывает что радиация пагубно влияет на все жизненно важные органы человека: сердце, печень, почки. Доказательства в восьми научных трудах Бандажевского. За каждую из книг он и получил по году тюрьмы.

«Я горжусь тем, что дисциплина, которой я занимался, патология, патологическая анатомия, физиология, приобрела статус дисциплины, можно сказать решающей. Я знаю теперь причину многих болезней, я понял основной фактор, который вызывает огромную заболеваемость».

заявил на суде Юрий Бандажевский. Накануне ареста, он выступил с докладом на парламентских слушаниях, посвященных проблемам ликвидации последствий чернобыльской катастрофы. Ученый считал опасным потребление продуктов питания, зараженных радионуклидами. Анализируя результаты вскрытия молодых людей (32-34 года), которые внезапно умерли на гомельщине, Бандажевский доказал, что всему виной количество инкорпорированных в организм радионуклидов и в первую очередь, цезия-137. Под его воздействием разрушаются жизненно важные органы. Этот процесс ученый назвал «эффектом тающих льдинок». С этим он обратился в минздрав, но там сделали всё, чтобы заткнуть рот учёному. После чернобыльской катастрофы Минздрав Беларуси не принял адекватных защитных мер и до сих пор спасает честь мундира.

«50 последних лет 20-го столетия мы жили в условиях ядерного воздействия. Это страшно. Я говорил ещё в 91-м, что будет эта страшная смертность».

Сегодня смертность в Беларуси превышает рождаемость. Территории, официально признанные загрязненными, составляют 23 процента площади Беларуси. На них проживает около 19-ти процентов населения страны (сотни тысяч людей. Важным источником загрязнения организма остаются продукты питания и вода. Радиоактивные частицы попадают с воздухом во время лесных и торфяных пожаров или при обогреве жилья загрязненным топливом. Особую опасность таит продукция, выращенная на приусадебных участках, а также мясо дичи, ягоды и грибы.

«Пока не будет изменена политика медицины, пока не будут объективно вскрыты все причины заболеваемости, чернобыльская проблема будет будоражить всех нас, от нее не уйдешь. Я призываю всех, кто понимает зло, которое несет «мирный атом» заниматься исследованиями, бороться за жизнь людей».

Уже в середине 90-х годов рак щитовидной железы в ряде населенных пунктов Гомельской области превышал фоновый в 200 раз. Продолжаются споры медиков о масштабе риска для здоровья при длительном облучении так называемой «низкоуровневой» радиацией, однако нельзя не видеть рост заболеваемости детей и подростков раком щитовидной железы. Об этом говорится в докладе ООН о гуманитарных последствиях аварии на ЧАЭС, об этом же пишет и профессор Бандажевский в своей книге. Он публично требовал от белорусских властей принятия неотложных мер: налаженной системы защиты здоровья людей, перестройки системы хозяйствования, напомниает жена профессора Галина Бандажевская:

«Этот шум, который он начал поднимать по поводу здоровья нашей нации начал кое-кого раздражать. В первую очередь атомное лобби, которое есть в каждой стране. Они посчитали более правильным закрыть тему Бандажевского. Но просто закрыть и сказать, не занимайся, они не могли. Зная Бандажевского, насколько он настырен и честен в науке, пригрозить ему не заниматься научной работой – это не выход. Поэтому они нашли способ – инкриминировали руководителю мединститута взятки».

Еще одной причиной расправы над Бандажевским стала его критика фактов разбазаривания чернобыльских средств. По официальным данным, экономический ущерб Беларуси, нанесенный чернобыльской катастрофой составляет 235 миллиардов долларов. (Это примерно 30 годовых бюджетов страны.) На чернобыльские проблемы белорусское правительство расходует сейчас около 10 процентов бюджета, а этого, разумеется, очень мало. Если учитывать научные выводы профессора Бандажевского, правительству необходимо значительно увеличить расходы в этой области, а денег в государственной казне не хватает. Поэтому Лукашенко приуменьшает опасность и убирает профессора.

Какое-то время он пытался продолжать работать и в тюрьме. В качестве консультанта. Однако, для нормальной работы необходимо консультироваться с профессором не менее двух раз в месяц. Однако, на свидания к ученому можно попасть раз в полгода.

Не помогло и обращение Галины Бандажевской к президенту России Владимиру Путину. Она призывала «в рамках союзного государства помочь ученому, чтобы он мог продолжать научную работу на благо здоровья наших детей, пострадавших от Чернобыльской катастрофы и здоровья всего народа.» Остались без ответа и аналогичные обращения к президенту Беларуси Александру Лукашенко.

«Он уже несколько раз обращался к президенту Лукашенко не с прошением помиловать его, а с прошением о том, что его наука, тот материал, который он имеет по чернобыльской проблеме, будет полезен людям, дать ему возможность заниматься этой проблемой дальше. Таким образом он принесет больше пользы своему народу, чем сидя на нарах и ничего не делая. Он просил нашего президента разрешить ему работать, заниматься наукой. Когда Сталин сажал людей в тюрьму, он использовал мозг ученых на благо государства, чтобы ученые приносили пользу. Он заставлял ученых, создавал условия, чтобы они продолжали работать. Конечно, врачу-медику работать в тюрьме никаких условий не создашь. Это надо работать с людьми, надо исследовать детей и он патолого-анатом, и значит исследовать материал умерших людей. Это надо его отпускать на свободу и создавать условия для работы. Но даже на те минимальные меры президент не пошел. Он не хочет ему изменить меру наказания, допустим отпустить его на поселение, даже в чернобыльский регион, чтобы он занимался своей работой».

«Приговор вынесенный Бандажевскому обжалованию не подлежит,» - отвечают официальные инстанции. Облегчить судьбу профессора пока не удалось и с помощью депутатов парламента. Вице-спикер Палаты представителей Владимир Коноплев несколько раз навестил ученого в тюрьме и высказал недовольство Галиной Бандажевской, которая, мол, ездит за границу и рассказывает о своем муже.

Руководитель института БЕЛРАД, профессор Василий Нестеренко, который хорошо знаком с Бандажевским по совместной научной деятельности, высоко оценивает научные исследования профессора Бандажевского.

«Конечно, использование профессора, доктора, который многие годы работал в этой области, тем более такого талантливого человека, было бы полезно для многих новых программ. Во-первых, этой работой мы помогли бы людям; во-вторых, мы человека б спасли, потому что всё-таки мозги ученого должны работать, иначе он быстро деградирует и потом уже не сможет восстановиться. Но ответили, что не положено по процедуре, которая существует для таких правоохранительных органов, Я думаю, здесь опять работает вот этот механизм, что один раз сказав, что невысокий уровень загрязнения, это опять тут влияние государственной медицинской структуры, что такой уровень радиации не опасен. Его новые работы дали бы новые аргументы, подтверждения негативного влияния радиации. По-моему, просто боятся этих данных. Но это неправильно, потому что действительно, когда светлая голова ученого, то он мог бы найти подход, не только зафиксировать, что это плохо, но найти способ, как с этим бороться. У нас перед Чернобылем где-то 85-90 процентов детей были практически здоровы, а сейчас только 20 процентов здоровых. А в чернобыльских регионах – меньше 10-ти процентов. Ясно, что сейчас растет поколение, неизвестно, кто будет работать, когда они вырастут. Поэтому надо принимать меры, защищать их здоровье, но пока в этом плане у нас делается недостаточно».

Профессор тяжело переносит заключение в колонии усиленного режима в Минске. Об этом после недавнего свидания, сокращенного из-за эпидемии гриппа, рассказывает Галина Бандажевская.

«Он находится в подавленном, тяжелом, депрессивном состоянии, особенно последнее время. Состояние его здоровья очень плохое, у него начинают выпадать зубы, развивается перидонтит, кровоточат десны. Он резко похудел, связывает это с тем, что стал верующим человеком и начинает поститься, сейчас Пасхальный пост. За это время он потерял килограмм 7-8, а то может и до 10-ти. Он стал абсолютно седым человеком, выпадают волосы, прямо на глазах стареет. Такое депрессивное состояние. Он говорит, что у него нет сил заниматься чернобыльской наукой: у меня нет информации. я сижу в полной изоляции. Если он начинал заключение в отряде в 80 человек, потом его перевели в камеру на двоих и теперь оставили одного. Это одиночество, мне кажется, на него действует отрицательно. Он стал абсолютно замкнутым человеком, даже обычный голос, ребенок с ним разговаривал и я, у него вызывает раздражение. Говорит, почему вы так громко говорите, вы говорите очень быстро, я многое не понимаю и несколько раз прерывал мою речь, потому что надо говорить медленно, тихо. Беседовал он о том, что стал верующим человеком и какой-то надежды на справедливое решение суда, оправдательного приговора или обжалования приговора в суде, он на это не рассчитывает. Говорит, что, если и выйду, то благодаря Богу, потому что здесь нет у нас справедливости, честности и доказать свою невиновность практически невозможно».

О профессоре Бандажевском знают далеко за пределами Беларуси. В тюрьме он получает письма от простых домохозяек, фермеров, рабочих,Нобелевских лауреатов. Мэрия Парижа намерена присвоить Бандажевскому звание гражданина Парижа, а мэрия француского города Клермон-Ферана (побратима Гомеля) уже присвоила белорусскому ученому звание почетного гражданина. Возможно, это же сделает еще один француский город - Гренобль.

Бандажевский является действительным членом Нью-Йорской академии наук, его исследования патологических механизмов развития заболеваний у людей, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС, отмечены международными наградами, среди которых Золотая звезда Альберта Швейцера, а также медаль Гиппократа.

«Как сказал мне один профессор-патолог во Франции, синдром инкорпарированных радионуклидов когда-нибудь назовут именем Бандажевского. Я надеюсь, что когда-нибудь признают его науку и здесь в Беларуси».

Жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе....Сказал российский поэт.

  • Автор Николай Войтович, Виктор Агаев «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/3Z5T
  • Автор Николай Войтович, Виктор Агаев «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/3Z5T