1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

«Черная икона» - первый сборник текстов Алины Витухновской на немецком языке

01.12.2002

Московская поэтесса Алина Витухновская недавно в очередной раз побывала в Германии. Поводом для визита «одной из наиболее ярких фигур московской субкультуры», как её назвали немецкие газеты, на этот раз явилась первая книга поэтессы на немецком языке. Кельнское издательство «ДюМонт» опубликовало сборник лирики и прозы Алины Витухновской под названием «Черная икона». Я встретился с поэтессой в студии «Немецкой волны» и первым делом поинтересовался, понравился ли Алине перевод ее текстов:

«У меня были публикации на иностранных языках, во французских, английских журналах, но книги еще не было. Оценить ее объективно я не могу, потому что я не знаю языка. Говорят, что перевод достаточно хорош, прежние были хуже. Другое дело, что я не очень понимаю востребованность этой книги в Германии. Я удивлена. Мне сказали, что «Голубое сало» Сорокина было издано тиражом в 2000 экземпляров, и за два года он так полностью и не был продан. А сейчас за две недели было продано уже 700 экземпляров моей книги. Видимо люди видят здесь помимо текстов что-то еще, а это - именно то, что мне и было нужно. Я очень боюсь, что меня будут воспринимать только как деятеля искусства».

Отношение Алины к искусству ради искусства довольно четко передаёт отрывок из текста, опубликованного в сборнике «Черная икона»:

«Физически ясна мысль о неактуальности "искусства". Гнилой зуб следует вырвать. Стоматология как фашизм. Фашизм как стиль. В искусстве больше нет стиля. Тупые дети читают журнал Cool Girl. Банкиры смотрят порно. Шахтёры онанируют дрелью. Но все они предпочтительней ублюдков, имеющих отношение к искусству... Лучше с детства копить ножи, пистолеты и деньги. Лучше обучаться Войне».

Как относиться к текстам, в которых слово «Война» пишется с большой буквы? Как понимать обилие образов насилия, террора и фашизма? В силу исторических причин, немцы весьма чувствительно реагируют на подобные литературные, и тем более - политические эскапады. Однако появление книги Витухновской не прошло незамеченным. Судя по многочисленным откликам в прессе, критики и читатели не восприняли её тексты как прямой призыв к действию. Берлинская газета «Тагесшпигель» отметила, что «На бесчеловечность повседневной жизни российские интеллектуалы с давних пор реагировали деструктивными фантазиями. Ещё Бакунин советовал, взрывать все к чертям». Критик газеты «Зюддойче цайтунг» был настроен менее дружелюбно, усмотрев в Алине представительницу «экзотической фашистоидной тусовки» и «колесико в механизме националистически окрашенной антикультуры». Как Алина сама относится к своим текстам?

«Я себя чувствую дистанцированно от этих текстов. Видимо, очень много энергии в них было вложено. Энергии не поэта, не человека, который получает вдохновение откуда-то извне, которого посетила муза, а энергии человека, который сконцентрировался в какой-то момент для того, чтобы объяснить на человеческом языке нечеловеческие вещи».

В последнее время практически не появлялось новых публикаций Витухновской. Почему? Влияет ли как-то на Алину политическая ситуация в России?

«Нет, никакая политическая ситуация никогда не влияла на то, что я пишу. Когда бы я ни родилась, в каком бы веке я ни жила, я прекрасно знаю, что по сути я была бы такой, какая я есть сейчас. Естественно, что никакая эпоха и никакие микробы типа Ельцина или Путина никогда не оказывали влияния ни на меня, ни на мое творчество. Другое дело, что помимо своих каких-то сверхцелей, у меня существует ближайшие цели, в рамках этих конкретных политических целей, я вижу, что с приходом к власти господина Путина в России сложилась очень неприятная ситуация. Если несколько лет назад я с полной уверенностью утверждала, что Россия – это единственная сакральная территория, где может что-либо (великое) произойти, то с приходом к власти господина Путина утверждать это я уже не могу».

Алина активно продолжает общаться с теми, кто в путинской России оказался вне закона: это и представители маргинальных партий и литераторы-радикалы. Один из её давних знакомых - Эдуард Лимонов оказался в тюрьме по обвинению в терроризме. Он – одна из первых жертв закона о борьбе с политическим экстремизмом?

«Реально в стране существует как минимум десяток национально патриотических организаций, которые выпускают газеты куда более, в самом плохом смысле этого слова, фашистские, националистические и экстремистские, нежели Лимонов. Газета «Лимонка» по сути своей относилась скорее к либеральной демократической прессе, защищала Пасько, «ТВ-6». Всем известны адреса национал-патриотических партий, у их лидеров постоянно берутся интервью. И, если Вы обладаете полной информацией – Вам становится прекрасно понятно, что это не борьба с экстремизмом, а с отдельно взятыми личностями, сутью которой является даже не какая-то четко продуманная политика, а некая онтологическая неприязнь одного типа людей к другому типу людей. Серость не приемлет чего-то, выходящего за грани ее понимания. От Национал-большевистской партии Лимонова можно было ожидать чего угодно. Она не была создана ФСБ. Эти люди не контролировались ФСБ. Именно поэтому посажен в тюрьму Эдуард Лимонов».

Новой власти не по вкусу ни шоу-революционер Лимонов, ни писатели Владимир Сорокин или Баян Ширянов, которых обвиняют в порнографии и пропаганде наркотиков. Следует ли понимать это так, что нынешняя, пуританская по духу российская власть действительно поддерживает традиционные христианские ценности?

«Все эти фарисеи-пуритане, Русская православная церковь, занявшая место «Агитпропа» при власти – все это ассоциируется с таким запредельным сексуальным извращением, на которое у меня бы, пожалуй, не хватило бы фантазии. Совершенно ясно, что Баян Ширянов, несмотря на все свое графоманство не является пропагандистом наркотиков, а Сорокин не является порнографом. Вообще, по-моему, основным порнографом в нашей стране является господин Путин».

Международная программа волонтёрских лагерей

Отдых и работа - вещи несовместимые! Кто с этим не согласен, добро пожаловать в волонтерские лагеря Европы и России. В 18-19 веках французским словом volontaire называли, добровольцев поступавших на военную службу. В некоторых государствах система волонтёрства была основным способом комплектования армий до введения всеобщей воинской повинности. В наше время слово ”волонтер” приобрело социальную окраску. Волонтерами стали называть людей, которые на добровольных началах трудились на благо других. Правда бескорыстной эту помощь можно назвать лишь условно, так как взамен волонтер получает признательность окружающих и уйму полезных знаний. Международные волонтерские лагеря есть на всех континентах. Участвуют в движении помощников-добровольцев главным образом школьники и студенты, молодёжь в возрасте примерно от 16 до 26 лет. Ребята из разных стран в течение месяца реализуют, как правило, какие-то проекты социальной направленности, работают с детьми, иногда это могут быть творческие или экологические тусовки.

Для того, чтобы подать заявку, необходимо владеть английским или другим иностранным языком на разговорном уровне, быть ответственным и инициативным. Подробнее о том, что такое волонтерский лагерь и как в него попасть в репортаже Светланы Громовой:

По традиции, волонтеры объединяются в трудовые лагеря, которые теперь все чаще называют английским словом workcamps. В настоящее время подобные workcamps есть на всех континентах, за исключением, пожалуй, только Антарктики. В Германии существует несколько организаций, разрабатывающих и реализующих волонтерские проекты. Это, например, IJGD (Internationale Jugendgemeinschaftsdienste). Филиалы этой службы есть в Берлине, Бонне и Потсдаме. Рассказывает координатор службы IJGD Эрика Мориц:

- За время существования нашей организации мы в сотрудничестве с различными фондами и благотворительными организациями вовлекли в волонтерский обмен около 15 000 юношей и девушек. В 2002 году в волонтерских лагерях Германии работало около 160 россиян. К примеру, неподалеку от Бонна группа волонтеров, в числе которых была и российская молодёжь, в течение 3 недель строили детский городок, а затем жили в нем вместе с детьми. Число участников–волонтеров в каждом лагере варьируется от 10 до 20 человек.

Организаторы волонтерских программ следят за тем, чтобы национальный состав участников был максимально разнообразным. Рассказывает Эрика Мориц:

- Группы насчитывают, по большей части, от 15 до 17 человек. Мы стремимся, чтобы от каждой страны в проекте участвовало не более 2х человек. В каждой волонтерской группе есть свой координатор – workcamp-лидер, в Германии – это, как правило, немцы. Волонтеры сами готовят еду, сами делают покупки и убирают помещения, в которых живут. Workcamp-лидеры стараются, чтобы в группах сильные не командовали слабыми. Каждый волонтер несет ответственность за себя и за группу. Это очень важно. Участие в краткосрочных волонтерских программах – это наиболее дешевый способ посмотреть чужую страну и познакомиться с ее культурой. Средняя стоимость участия в 3х недельном лагере в Германии или Европе составляет всего лишь около 150 евро и включает питание и стоимость шенгенской визы, если у Вас ее нет.

22-летняя Света Соломатина живет и работает в Москве. Прошлым летом ей удалось поучаствовать в одном из проектов, организованных на территории Германии.

- Я была неподалеку от Мюнхена, в деревушке рядом с городом Фрайзингом. Наша работа была связана с окружающей средой. Одну неделю мы работали на полях, одну неделю ремонтировали дорожку, которая вела к речке, и еще одну неделю благоустраивали территорию, прокладывали тропинки и ограждения. Работа была не очень тяжелая, единственное, что было тяжело - это то, что мы выходили работать и в плохую погоду. Например, если шел дождь, мы надевали резиновые сапоги, огромные, просто, по колено, шапки, куртки и шли на поле работать. Но мне, например, даже понравилось: я похудела! Так отлично!

В России также существует большое количество центров, занимающихся разработкой волонтерских программ. Один из них - Нижегородская служба добровольцев - уже более 4 лет сотрудничает с Волонтерской Службой Прикамья и Международной Гражданской службой. О некоторых волонтерских проектах на территории России рассказывает координатор службы Надежда Тюрева:

- Лагеря длятся, как правило, 2-3 недели, в течение которых ребята из разных стран решают какие-то социально-важные задачи, социально-важные проблемы, но есть и двуязычные лагеря, скажем, российско-германские. У нас проходил экологический лагерь, где ребята занимались очисткой и уборкой заповедника Керженский, который очень известен здесь у нас на территории Нижегородской области. Действительно, интернациональная команда, были люди из восьми европейских стран, плюс участники из России – они, конечно, преобладали. Они убирали территорию, где было много металлолома, который сохранился еще с советских времен. Река на территории заповедника тоже очень загрязнена, и наши волонтеры совместно с “Зеленым парусом” достаточно успешно в этом году поработали на территории вот этого заповедника. Лагерь проходит здесь уже 3 год, достаточно стабильно. Еще один лагерь – это лингвистический, он проходил на территории Костромской области, в котором тоже принимали участие волонтеры из Германии, здесь ребята работали с детьми. В лагере были дети, отличившиеся во время школьного учебного года, и которые добились определенных успехов в изучении языков. В качестве поощрения их пригласили в этот лагерь, в котором волонтеры из разных европейских стран учили их языкам. В какой-то игровой форме знакомили их с культурой, какими-то специфическими ремеслами тех стран, из которых они приехали.

Таня Мите – родилась и выросла в Берлине. Но участие в волонтерской программе в России для нее не было случайностью. - Один раз я уже была в Москве. Меня давно привлекает русская культура, музыка и песни. Еще в детском саду я играла в матрешки. В какой то момент я начала учить русский язык. В прошлом году Тане довелось поучаствовать в 3-недельной волонтерской программе на территории Нижегородской области.

- Я была в workcamp в России, в Красном Яре, в маленькой деревеньке восточнее Нижнего Новгорода. Мы занимались строительством детской площадки, строили горки для катания, скамейки, индейскую хижину – все из дерева. Мы закончили нашу работу досрочно и еще до отъезда могли видеть плоды своего труда: детишки играли на построенной нами детской площадке!

Поселок, в котором работала Таня, находился в достаточно глухом месте, иностранцев здесь не видели очень давно, поэтому для местных жителей присутствие немецкой девушки, к тому же решающей какую-то проблему на территории поселка стало сенсацией.

- Однажды нам нужно было позвонить, а в поселке был только один телефон, на почте. Мы позвонили родителям, чтобы сообщить, что с нами все в порядке. Сотрудники почты долго прислушивались к нашей речи и гадали, на каком языке мы разговариваем. Потом они стали спрашивать, что мы, иностранцы, делаем в таком глухом месте. Однако никакой агрессии или негативной реакции с их стороны я не заметила. Они были доброжелательны к нам, и я чувствовала себя уверенно.

В самой группе у Тани тоже не было проблем с взаимопониманием:

- Все было очень хорошо, и я сейчас даже и не могу вспомнить, чтобы у нас были какие-то ссоры. Мы без труда понимали друг друга. Разговаривали по-английски и немного по-русски, хотя мой русский находится не на очень высоком уровне. После работы мы отдыхали. Мне повезло, так как в этот период 2 человека из нашей группы отмечали свои дни рождения. Поэтому нам удалось не только поработать, но и попраздновать.

Сергей Кузин, 25 летний журналист из Ставрополя, уже побывал в 3х волонтерских лагерях во Франции, Бельгии и Германии. По его мнению, работа в волонтерских лагерях – это лишь часть волонтерской деятельности.

-В общем-то, работа в таких вот лагерях – это как часть деятельности, как повод собраться, благородный и замечательный повод. Я считаю, что главным в этом случае является межкультурное общение. Как правило, вечером начинались вечеринки, для того, чтобы познакомиться некоторые из участников привезли свои национальные изделия (кулинарные), какие-то конфеты и печенья, привозятся также эмблемы, литература о стране, очень много фотографий своих родных, знакомых, друзей. Обычно формируется в конце такого лагеря парочка любовных пар, одна или две, они могут быть более демонстративными, менее демонстративными, но они есть.

А вот Света Соломатина полагает, что участие в волонтерском в лагере в Германии под Фрайзингом дало ей возможность не только познакомиться с культурой других народов, но и закалить свой характер и освоить необычный для нее вид спорта:

- Я никогда в жизни не думала, что буду сплавляться на каноэ через препятствия, но мы это прошли, прошли 10 км, потом высадились на берегу под откосом и пожарили шашлык, поели и потом на машине добрались до лагеря. Было просто супер, отличный день!

Итак, если вы устали от постоянной суеты, работы или учебы, вам надоела окружающая вас обстановка и вы хотите отдохнуть, купите путевку на курорт. Если вы хотите увидеть новые географические места и получить о них справку из уст опытного гида, запишитесь на экскурсию. Но если вам интересны и небезразличны проблемы нашей планеты, если вы хотите увидеть страну не из окна туристического автобуса, познакомиться с интересными людьми и получить массу незабываемых впечатлений, рюкзак на плечи и - вперед. Вы – волонтер...

Света:

- В Москве я работаю, работающий человек, и многие знакомые даже удивлялись, почему я поехала по такой программе. На самом деле, абсолютно не жалею, это масса впечатлений, масса общения, новая страна, новые люди, ты можешь общаться в интернациональной компании, потусоваться вместе. И то, что не очень много удобств, ты не живешь в пятизвездочном отеле, а ездишь, общаешься с людьми, вместе развлекаешься, вместе работаешь... Это очень сближает.