1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Чем "право на забвение" в России будет отличаться от европейского

В России в срочном порядке принимаются изменения в закон об информации, известные как "право на забвение". Авторы документа ссылаются на европейский опыт. Как они его использовали, выясняла DW.

Принятые на этой неделе Госдумой в первом чтении изменения в федеральный закон об информации, информационных технологиях и защите информации грозят значительно изменить жизнь российского сектора интернета - Рунета. Изменения получили название "право на забвение". Авторы документа опирались на европейские практики применения права по удалению личной информации из интернета, заявляют в Госдуме. Вовлечены в написание нового законопроекта были депутаты разных фракций, проект одобрен профильным комитетом и скоро ожидается второе чтение. Закон может вступить в силу уже с 1 января 2016 года. Однако насколько эта инициатива действительно схожа с европейскими практиками?

Нет такого закона в ЕС

Начнем с того, что в Европейском Союзе отдельного закона, регламентирующего "право на забвение", не существует. На протяжении уже многих лет в Евросоюзе ведется дискуссия о том, что пора заменить принятый еще в 1995 году свод рекомендаций о защите личных данных. В настоящее время им на смену разработан законопроект, известный как General Data Protection Regulation. Однако он будет иметь рекомендационный характер и вокруг его отдельных положений по-прежнему ведутся ожесточенные споры не только среди законодателей, но и среди лоббистских групп и неправительственных организаций.

Компания Яндекс критикует будущий закон о праве на забвение

Компания "Яндекс" критикует будущий закон о "праве на забвение"

То, чему российские законодатели хотят в ближайшее время придать монументальный вид закона, в ЕС носит характер прецедентного права. Так, важным ориентиром в подобных делах считается вердикт Европейского суда от 13 мая 2014 года, в котором суд поддержал иск гражданина Испании против интернет-концерна Google. Судьи предписали поисковику удалить личную информацию по запросу пользователя. Речь шла о продаже его дома с аукциона за долги, которые он впоследствии погасил. Вместе с тем, судьи указали на то, что данное дело не может использоваться как универсальный прецедент, а "право на забвение" должно соизмеряться с другими правами и приоритетами, в частности с общественным интересом в доступе к информации.

Решение Европейского суда вызвало массу критики в самой Европе и в США, так как многие увидели в данном решении опасность того, что баланс между защитой личных данных и правом на информацию будет нарушен в пользу первой и что это в конечном счете может привести к цензуре. Однако именно данное спорное решение суда легло в основу российского законопроекта, отметила в своем критическом анализе компания "Яндекс".

Эксперты поисковика выделили ряд важных отличий российской версии от европейской: в частности, Европейский суд ориентировался в своем решении на законодательство о защите персональных данных, чего в законодательной инициативе Госдумы нет. Российский законопроект предусматривает возможность удаления информации, относящейся не только к лицам, но и к событиям. Такой нормы в Европе нет. Наконец, Европейский суд ограничил ряд возможностей по удалению информации, но подобные ограничения отсутствуют в российском законопроекте, пришли к выводу эксперты "Яндекса".

Скопировали, изменив под себя

"Вдохновение российские законодатели вполне могли черпать в европейских нормах, схожих моментов очень много, начиная с того, что они скопировали определение поисковой системы", - заметил в интервью DW Грегуар Пуже, глава отделения по новым коммуникационным технологиям международной организации "Репортеры без границ". Вместе с тем, и отличий много, и главное из них - это отсутствие четкого баланса между правом на защиту личных данных и свободным доступом к информации, говорит Пуже.

В российской версии нет никакого упоминания о праве на доступ к информации. "Удалить можно вообще все за исключением деяний, за которые было вынесено уголовное наказание. Европейский опыт пока не утешителен, но все-таки верховный суд ЕС прямо указал на необходимость баланса между этими двумя правами, заключил Пуже: "Вы не можете удалить из поисковика сведения, представляющий общественный интерес, скажем, о каком-то публичном человеке".

Главная проблема европейского законодательства, по мнению Пуже, заключается в том, что на сегодняшний день ответственность за решение о доступе к той или иной информации фактически перекладывается на поисковые машины, прежде всего Google, имеющий в ЕС долю рынка в 90 процентов. Этот механизм скопирован в российском законопроекте. Так что с аналогичной проблемой рискует столкнуться и ведущий российский поисковик "Яндекс", не считающий себя достаточно компетентным, чтобы проверять достоверность информации, которую может потребовать удалить тот или иной пользователь. "К решению о том, что делать с информацией, должны быть подключены судебные органы", - уверен эксперт "Репортеров без границ" Грегуар Пуже.

Новый законопроект в случае его принятия сулит России прежде всего "огромные проблемы с доступом к информации", говорит Пуже, а главными проигравшими могут стать простые пользователи интернета и поисковые машины. "К сожалению, этот закон, как мы ожидаем, будет принят", - говорит эксперт. Впрочем, ко второму чтению законодатели, как сообщили российские СМИ, "принципиально" договорились убрать из законопроекта наиболее спорную норму, согласно которой можно было без решения суда, а по простому заявлению, добиться от поисковой машины удаления ссылок на любую достоверную информацию, которой более трех лет. Таких норм в европейском законодательстве никогда не было.