1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Чем питаются и в каких магазинах закупаются переселенцы?

27.04.2006

Сегодня в нашей программе:

- Юная переселенка Альвина Мерц стала кумиром немецких подростков.

- Чем питаются и в каких магазинах закупаются переселенцы?

Итак, начнем по-порядку.

Четырнадцатилетняя переселенка из Казахстана Альвина Мерц снялась в художественном фильме о футболе. Фильм, стартовавший в марте в немецком прокате, пользуется большой популярностью среди молодежи. С подробностями мой коллега Константин Июльский.

Название нового молодежного фильма «Die wilde Kerle 3», на русский язык можно перевести как «Дикие парни». Это уже третий фильм о футболистах команды «Крутых парней», которые выигрывают матчи с любыми соперниками. На этот раз им попадается крепкий орешек: девичья команда «Die biestigen Biester», то есть «Чудовищные чудовища». Юным амазонкам позарез необходимо разнести в пух и прах «крутых и диких парней». Иначе их не признают, цитирую, «самой дикой и непобедимой командой мира». Хотя очаровательные «чудовища» в конце концов проигрывают, дружба, естественно, побеждает.

Самую кокетливую и задорную из восьми футболисток сыграла Альвина Мерц. Когда ее родители переселились из Павлодара в Баварию, ей было два года. Сегодня Альвине 14, она живет в баварском городе Traunreut, учится в девятом классе гимназии и, на удивление, еще не разучилась говорить по-русски.

Получить роль в популярном молодежном фильме - задача не из легких. По сценарию юные амазонки должны быть не только хороши собой, но и музыкальны, спортивны, а главное – уметь играть в футбол. Последнее условие поставило Альвину Мерц в тупик: к четырнадцати годам она успела выучиться играть на флейте, гитаре и пианино, прекрасно петь, но играть в футбол ей еще не доводилось. На помощь пришла учительница музыки Виктория Ляйн.

(…)

Предсказание Виктории Ляйн сбылось, режиссер зачислил Альвину Мерц в футбольную кинокоманду. Врочем, иного решения Виктория и не ожидала. Свою воспитаницу она знает уже два года и не перестает восхищаться ей.

(…)

Актерские дарования Альвины Мерц проявились еще в десятилетнем возрасте. В четвертом классе она организовала собственную музыкальную группу «Mini No Angels». Окруженные толпой поклонников, девочки с упоением распевали на школьных переменах любимые хиты. Успех был оглушительный.

После кинодебюта Альвина стала самой знаменитой девушкой не только в школе, но и в городе. Но звездная болезнь ей не грозит, уверена Альвина

(…)

Почти месяц фильм «Крутые парни» шествует по немецким экранам. Но энтузиазм юных зрителей не ослабевает. Тинэйджеры в футболках с изображением львиных и змеиных голов, - точно таких же, как у их кинокумиров, продолжают целыми классами заполнять кинозалы.

Это был репортаж Константина Июльского. А теперь к другой теме. Чем мы питаются, сколько тратят денег на продукты, в каких магазинах закупаются немцы-переселенцы? На эти вопросы в своей дипломной работе отвечает выпускница гамбургского института прикладных наук Инна Панявина, которая десятилетним ребенком приехала в Гамбург из Кустанайской области Казахстана. С ней встретилась Екатерина Филиппова.

Дипломная работа Инны, называется «Маркетинг потребительского рынка немцев-переселенцев на примере продуктов питания». За материалом для работы ей не пришлось далеко ходить. Инна раздала 50 анкет своим родственникам и знакомым и, таким образом, проанализировала их доходы и гастрономические пристрастия.

«Выяснилось, что 88 процентов покупают в ALDI , 66 процентов - в Penny , 62 процента - в русских магазинах, потом следуют LIDL - 58 процентов. У 34 процентов опрошенных средний доход составляет 1500 – две тысячи евро в месяц. 28 процентов зарабатывают от пятисот до тысячи евро, 24 процента от 1000 – 1500 евро в месяц, и лишь 12 процентов имеет доход в две с половиной тысячи евро».

В ходе проведенного Инной опроса выяснилось, что в потребительской корзине переселенцев главным образом преобладают крупа, картошка и макароны. На втором месте - овощи, мясо и рыба. Далее следуют фрукты и молочные продукты. В среднем семья из четырех человек тратит на продукты питания около 100 евро в неделю.

«В моей работе я провела анализ привычек переселенцев в еде. Большинство из них покупает одни и те же продукты, и это для меня означает чувство коллективизма, которое они привезли с собой из стран СНГ. Я заметила, что у переселенцев еда – больше грубая, чем нежная. Например, преобладает мясо, а не овощное рагу. Когда люди переезжают, их привычки в еде тоже изменяются. Главные блюда остаются, но изменяются закуски».

Застолье остается одной из важнейших составляющих застольной культуры переселенцев. И, конечно, на столе всегда много солений. Поэтому Инна пришла к выводу, что русскоязычные жители Германии с удовольствием покупали бы в любимом магазине AlDI маринованные огурцы.

«Я задала себе вопрос, чем отличаются немецкие огурцы от русских огурцов. Я подумала, что разница вся в маринаде. В русском маринаде есть чеснок, укроп, лавровый лист и лимонная кислота. А в немецком маринаде главное - это уксус. Особенностью русской культуры является застолье и застольная песня. Поэтому на этикетке должна быть изображена большая семья, которая сидит за богатым столом. И отец произносит: «Давайте выпьем за... А в другой руке он держит маринованный огурец. Эта рекламная стратегия, которую я разработала. И упаковка тоже должна быть родной. Поэтому я подумала о пословицах и поговорках, которые должны стать рекламным лозунгом. Одним из таких лозунгов является русский тост».

В ходе работы у Инны Панявиной появилась интересная идея о том, что продукты, которые сейчас продаются в русских магазинах, могли бы занять места на полках обычных супермаркетов. Сегодня такая практика кое-где уже существует. Может быть, осталось совсем немного подождать пока «LIDL» и «ALDI», учитывая, что большинство иммигрантов и переселенцев из стран СНГ закупаются в этих магазинах, разнообразят свой ассортимент русскими продуктами. А пока с этой задачей успешно справляются русские магазины в Германии.

Кстати, о русских магазинах.

Во Фрехене, небольшом городке под Кельном, вот уже семь лет существует фирма «Монолит», которую создали переселенцы. Монолит – это оптовая база русских продовольственных товаров. Здесь отовариваются мелкие предприниматели, владельцы русских магазинов в Северной Рейн-Вестфалии и в её округе. У фирмы «Монолит» чуть более трехсот постоянных клиентов. Часть русских товаров экспортируется из России и других стран СНГ, а часть производится в самой Германии. В основном, это мясные и так называемые скоропортящиеся продукты. Таким образом, предприятие «Монолит» создает новые рабочие места. Причем, в основном для переселенцев из бывшего СССР, которым достаточно трудно найти работу в условиях жесткой конкуренции на германском рынке труда. В «Монолите» в основном говорят по-русски, и потому у гостей может сложиться впечатление, что они оказались на российском предприятии. Но вскоре становится ясно, что работают здесь в соответствии с немецкими стандартами. Мой собеседник - директор оптовой базы Александр Вагнер.

- Александр, Вы являетесь директором оптовой базы, которая продает мелким предпринимателям русские товары. Пользуются ли спросом русские продукты здесь в Германии? - У нас порядка трехсот клиентов в округе, то есть, можно сказать, в любом городе Германии от 50 тысяч жителей уже есть один русский магазин, где продаются наши товары.

- 300 постоянных клиентов - это много или мало? - Я думаю, что это достаточно, чтобы делать бизнес

- То есть ваше предприятие приносит прибыль? - Само собой разумеется, иначе бы мы не работали.

- С переходом на евро у многих предприятий возникли проблемы. Некоторые даже закрываются. Вам это не грозит? - Я думаю, нам это грозит в последнюю очередь, потому что мы сейчас на рынке самые сильные. Сначала должны все остальные закрыться, а потом только мы.

- В каком смысле «на рынке самые сильные»? - Мы контролируем примерно 60 процентов всех продаж русского товара.

- А сколько лет ваша фирма существует? - Нам уже 7 лет.

- Если сравнивать нынешний год с прошлыми годами, бизнес улучшился или стал хуже? - Бизнес идет, конечно же, хуже, чем раньше. Непростая экономическая ситуация в Германии сказывается на настроении людей. Мы это тоже очень чувствуем. Если политика будет и далее так вестись, то надо задуматься над тем, каким образом дальше развивать наше дело.

- То есть покупательная способность у переселенцев, у русскоязычных жителей Германии снижается? - Да, в какой-то мере это так. Но у этой проблемы есть и вторая сторона медали. Переселенцы строят дома, и об этом тоже не нужно забывать. Это, естественно, требует больших вложений капитала. Это сказывается и на покупательной способности людей.

- А мне казалось, что как раз переселенцам, русскоговорящим жителям Германии, удобнее покупать ваш товар, потому что, во-первых, он не настолько дорог, как в немецких магазинах. Во-вторых, им знаком этот товар и, в – третьих, они покупают русские продукты, возможно, из-за солидарности. Или это не так? - Вы правы, в первую очередь, многие покупают то, что употребляли там, на старой родине. Если человек ел каждое утро гречневую кашу, например, или сырок «Дружба», то естественно, что он хотел бы вспомнить вкус этих продуктов, рано или поздно он покупает эти товары здесь, в русских магазинах.

- А какие товары пользуются большим спросом? Есть ли категория продуктов, на которые распространяется стопроцентная гарантия, что их купят? - Селедка, гречка или сгущенное молоко.

- А пельмени? - Пельмени все больше и больше покупают. Года три назад, когда мы решили, что можно продавать пельмени, то думали, что их вообще не будут покупать, потому что переселенцы склонны все сами делать на своей кухне. Но в связи с эмансипацией женщин, люди покупают все больше и больше готовых продуктов или полуфабрикатов.

- Пельмени вы, наверное, не завозите из России. Их здесь лепят? - Да, их делают здесь. Мы пробовали завозить из России. Но по качеству они уступают местному уровню. Так что мы отказались от этой идеи.

- То есть надо понимать, что все это ручной труд: переселенки сидят и лепят эти пельмени? - Нет, так не происходит. Есть линии китайского производства. Эти линии делают все это механически, и в больших количествах. То есть ручной лепки практически нет. Это было бы и невозможно.

- Иными словами, уже созданы предприятия, которые производят русские продукты в Германии и здесь же их и реализуют? - У нас есть свои цеха, где это все производится. Есть колбасный завод, где готовятся и пельмени, и колбасы разных сортов.

- И соответственно созданы рабочие места? - Само собой разумеется, причем, там тоже работают российские немцы и члены их семей.

- Как насчет спиртного? Популярностью пользуется русская водка, пиво? - Я не скажу, что это продукт № 1, но вообще, в этом плане российский рынок изощреннее немецкого. Каждый месяц в продажу поступают какие-то новые сорта алкогольных напитков, по крайне мере, это можно сказать о водке.

- Есть ли у вас проблемы с перевозкой товара? Откуда вы везете продукты? - Дорого везти товар из России, потому что еще взимается и таможенная пошлина. Мы сейчас имеем большое преимущество, потому что открылись границы с Польшей, и в скором времени откроются границы с Болгарией. Естественно, все эти налоги отпали, и наш товар стал еще дешевле, чем был раньше.

- Вы сказали, что у вас более трехсот клиентов. А какова тенденция: русских магазинов становится в Германии больше или многие стали закрываться? - Их однозначно становится больше.

- И это несмотря на введение «евро» и снижение покупательной способности? - Причина в том, что все больше и больше людей пробует себя в этом бизнесе. Они становятся в Германии на ноги и начинают себя пробовать. Последние эмигранты, которые приехали в Германию, имеют уже какой-то опыт в российском бизнесе, и поэтому они больше и больше начинают этим заниматься здесь. Очень большая внутренняя конкуренция. Один магазин давит на другой, в итоге один закрывается, другой открывается.

- И делают они это своей ценовой политикой? - И ценовой политикой тоже. От этого выигрывает только потребитель, потому что, если идет конкуренция все становится дешевле.

- А интерес к русским магазинам создают больше частные покупатели, которые открывают эти точки, или же сами покупатели, заинтересованные в таких магазинах? - И покупатели тоже, в частности, в небольших городах, где нет магазинов и только обслуживают выездные автобусы. Покупатели хотели бы иметь на месте стационарный магазинчик, чтобы можно было туда в любое время придти и что-то купить.

- А вы как-то помогаете таким предпринимателям, которые хотят открыть свой магазин: оборудованием или советом? - Конечно, если к нам приходят, то у нас уже есть опыт. Мы знаем, где можно дешево купить оборудование, что нужно купить, в плоть до того, что можно создать бизнес план, наиболее, скажем, приемлемый для него.

Сколько, в общей сложности Ваше предприятие создало новых рабочих мест и сколько рабочих мест вообще в «Монолите»? - Я думаю, порядка трех сот рабочих мест.

Интервью с директором оптовой базы «Монолит» Александром Вагнером завершило очередной выпуск передачи «Мосты». Всего вам доброго!