1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Чем не устраивает США Международный уголовный суд?

«Америка против всех». Так, несколько заостряя ситуацию, пресса комментирует нынешний конфликт между Соединенными Штатами и более чем 70-ью государствами по поводу создания в Гааге Международного уголовного суда.

Среди этих стран немало давних и верных союзников американцев – например, Великобритания. В минувшие сутки ситуация обострилась: суд всё-таки открылся сегодня в Гааге, а США перешли от слов к делу и отказались продлевать мандат миссии ООН в Боснии. Почему же американцы не хотят соглашаться со своими союзниками и чем не устраивает Вашингтон Международный уголовный суд? Ответы на эти и другие вопросы - в ближайшие 10 минут, в «Теме дня».

Прежде чем мы попытаемся ответить на вопрос, что же не устраивает американцев в Международном уголовном суде, хочу напомнить, что представляет собой эта организация и каковы ее основные цели.

Создать Международный уголовный суд в Гааге было решено четыре года назад. Суд станет постоянным юридическим органом, который будет рассматривать наиболее тяжелые преступления – геноцид, преступления против человечности, военные преступления. Рассматривать их судьи в Гааге будут в том случае, если в отдельных государствах по какой-либо причине не смогут или не захотят привлекать виновных к ответственности. Дублировать работу другого международного юридического органа – Международного трибунала по бывшей Югославии - новый суд не будет. От своего гаагского соседа Международный уголовный суд отличается тем, что его работа не ограничена временными рамками или территорией одной страны.

Хотя многие страны согласны с тем, что международных преступников необходимо судить, отношение к Международному уголовному суду в мировых столицах очень различное. На сегодняшний день устав суда ратифицировали 74 государства. Активной поддержкой суд пользуется у европейских государств. Однако ряд крупных стран по-прежнему не намерены участвовать в работе нового юридического органа. В их число, например, входят Китай, Индия, Пакистан, Индонезия, Турция. Не ратифицировали устав и Россия, Израиль, Египет, Япония.

Однако наибольшие проблемы сегодня вызывает неприятие суда со стороны Соединенных Штатов Америки. В Вашингтоне обеспокоены тем, что суд может рассматривать дела и против американских граждан – например, против солдат США в составе различных международных контингентов. В Америке не исключают, что подобные процессы будут начаты по политическим мотивам – попросту говоря, из-за антиамериканских настроений, царящих во многих странах. Поэтому США настаивают на том, чтобы американским солдатам был предоставлен иммунитет от привлечения к суду в Гааге. В ООН, под эгидой которой создан новый суд, с этим категорически несогласны.

Для того чтобы подтвердить свою непримиримость в отношении Международного уголовного суда, Вашингтон предпринял такой ход: США отказались продлить на полгода истекший сегодня мандат миротворческой миссии ООН в Боснии. После многочасовых прений в Совете Безопасности ООН стороны всё-таки договорились продлить мандат на 72 часа – а за это время провести новые переговоры и достичь компромисса. Судя по последним заявления, позиция Америки остается жесткой.

Вот что заявил представитель США в ООН Джон Нигропонте:

Нежелание Совета Безопасности ООН предоставить США и другим странам, не признающим новый суд, но участвующим в международных миротворческих операциях, приемлемый юридический статус может, в конечном итоге, лишь повредить практике миротворческих операций в целом.

Что касается «приемлемого статуса», то в ООН на это смотрят по-другому. А вот с чем в руководстве Организации согласны, так это с недопустимостью раскола в Совете Безопасности, подчеркнул глава ООН Кофи Аннан:

Мир не может допустить ситуации, чтобы между членами Совета Безопасности существовали бы серьезные разногласия, которые могут повлиять на проведение международных миротворческих операций.

А как объясняется неприятие Америкой Международного уголовного суда? Разъяснить позицию Вашингтона я попросил нашего американского корреспондента Юрия Дулерайна:

Джон Нигропонте, американский посол в Организации Объединённых Наций, голосуя против резолюции Совета Безопасности о продлении миротворческих операций в Боснии на полгода, подчеркнул, что он это делает с большой неохотой, но это дело принципа. А принцип состоит в том, что Вашингтон требует гарантий неподсудности своих военнослужащих, точнее, вывода их из-под юрисдикции только что созданного под эгидой ООН Международного уголовного суда. ”Тот факт, что мы накладываем вето на эту резолюцию, демонстрирует насколько серьёзно мы обеспокоены возможным риском, которому подвергаются наши миротворческие войска”, - заявил посол. По словам Нигропонте, если в ближайшие дни не удастся найти взаимоприемлемого решения этого конфликта, Соединённые Штаты выведут своих военных наблюдателей из контингента ООН в Восточном Тиморе. Этих наблюдателей там всего трое, да и в Боснии американских миротворцев лишь 46 человек, но для Вашингтона, опять же, главное – принцип. Суть дела, как отмечает ”Нью-Йорк таймс”, - в фундаментальном расхождении в подходе к вопросу о международном правосудии. В то время как большинство государств-членов ООН усматривает в американском вето свидетельство изоляционистских устремлений администрации президента Джорджа Буша, в самих Соединённых Штатах восприятие несколько иное. Консервативно настроенные американцы, и без того подозревающие ООН в намерениях стать всемирным правительством, видят в создании Международного уголовного суда посягательство на свой суверенитет. Как заявил республиканец Орин Хатч, влиятельный член юридической комиссии Сената, распространённая неприязнь многих стран по отношению к США может быть перенесена на американских миротворцев.

А теперь – обратимся к тому, как в Германии смотрят на Международный уголовный суд и позицию американцев. Министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер приветствовал открытие в понедельник в Гааге штаб-квартиры суда, назвав это важной вехой в борьбе с безнаказанностью международных преступников. Однако насколько эффективным будет новый суд, если ни США, ни Китай, ни Россия не признают его? Позицию германского правительства разъяснила в интервью радиостанции «Дойчландфунк» министр юстиции ФРГ Херта Дойблер-Гмелин:

Как мы знаем, например, из германо-китайских переговоров, Китай действительно сейчас не готов к такого рода шагам. Но было бы неверным ставить Китай и США в один ряд из-за их отрицательного отношения к новому суду. США – особый случай. В Америке существует давний устойчивый фундамент правового государства, и именно поэтому я очень сожалею, что Вашингтон не признает Международный уголовный суд.

Поддастся ли Совет Безопасности давлению со стороны США и будет ли, с Вашей точки зрения, сделано для Америки требуемое сейчас исключение из правил?

Я не могу себе представить что-либо подобное. И не только потому, что Америка сегодня в Совете Безопасности осталась фактически в полной изоляции. Ведь посмотрите – США сегодня одни против всех, в том числе, и против всего Европейского союза. Кроме того: если мы пойдем на предоставление Вашингтону особых прав, то это будет означать, что отныне если какое-либо государство достаточно сильно, то оно может требовать для себя особого статуса. И тогда последствия нынешнего конфликта выйдут далеко за пределы проблемы международного суда. Если мы сейчас согласимся с требованиями американцев, это будет очень тревожным сигналом: в эпоху глобализации нашей задачей является добиться верховенства закона, а не верховенства сильнейшего.

Каковы могут быть дальнейшие шаги германского правительства, что намерены делать в Берлине для того, чтобы повлиять на американцев?

Я думаю, что в ближайшие дни у нас будет достаточно возможностей вступить в диалог с Америкой по поводу того, что, собственно, представляет собой правовое государство. Я хочу напомнить, что до прихода к власти нынешней президентской администрации США были настроены к Международному суду значительно более позитивно. Еще Кеннеди говорил, что цель американской политики в том, чтобы добиваться верховенства закона. И об этом мы должны напомнить нынешним американским руководителям.