1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Чем навлек на себя гнев Кремля глава "Юкоса"?

Блэру приходится защищаться от упреков в том, что он довел до самоубийства сотрудника британского министерства обороны Келли / Ходорковский, 26-й в списке самых богатых людей мира, стал слишком могущественным.

Келли, очевидно, выступил одним из консультантов "Би-Би-Си" относительно подтасованных фактов досье об иракском оружии массового поражения. Келли покончил с собой вскоре после того, как министерство обороны Великобритании открыто высказало предположения, что он - главный источник информации в расследовании "Би-Би-Си". Вот, что пишет в связи с этим нидерландская газета "Фолкскрант":

Блэр оказался в чрезвычайно затруднительной ситуации столкнувшись с обвинениями, что он с помощью подтасованных данных втянул Великобританию в войну с Саддамом. Теперь Блэру приходится защищаться от упреков в том, что он довел до самоубийства сотрудника британского министерства обороны Келли. В поисках источника информации телерадиокомпании "Би-Би-Си" правительство Блэра не стеснялось в выборе методов и средств. Имя Дэвида Келли представительница министерства обороны открыто назвала в качестве вероятного консультанта журналистов. Вестминстер - маленький мирок, в котором политики и масс-медиа играют в свои игры. Келли, находившийся в стороне от интриг, был смят жерновами этой мельницы.

Британская газета "Индепендент" констатирует:

Наиболее важным в возражениях Дэвида Келли против иракского досье было то, что он назвал бессмыслицей пункт, согласно которому Саддам Хусейн имел возможность в течении 45 минут применить своё оружие массового поражения. Этот пункт досье действительно был вздором. Точно так же, как и сообщение о попытке Саддама закупить уран. В силе остаются обвинения в адрес британского правительства и Тони Блэра, что парламентская комиссия под давлением сверху составила документ неоправданно раздувавший любой аргумент в пользу войны в Ираке, которая на самом деле была для Блэра делом решённым. Это - серьёзные обвинения, и, когда пройдет шок, вызванный смертью Дэвида Кэлли, Блэру придется дать ответ.

Британская газета "Файнэншл таймс" продолжает комментировать судебное разбирательство против российской компании "Юкос":

Кремль пошел на резкое обострение конфликта с ведущей нефтяной компанией страны, добавив к делу "Юкоса" обвинения в убийствах.

С известной долей благожелательности этот ход Кремля можно объяснить тем, что Путин стремится укрепить приоритет закона в условиях хрупкой рыночной демократии. В качестве оправдания его действий эта причина вполне приемлема. Отсутствие четких законов, за исполнением которых следил бы независимый суд, – серьёзный изъян находящегося в процессе формирования гражданского общества России. К сожалению, торжество закона – не единственная и, вероятно, даже не главная цель государственной кампании против "Юкоса". Никто толком не знает, чем навлек на себя гнев Кремля глава "Юкоса" Михаил Ходорковский. Возможно, причина кроется в финансировании Ходорковским оппозиционных политиков, возможно, дело в открытом конфликте с государственной фирмой, обладающей монополией на строительство трубопроводов, а, может быть, Ходорковский - по оценке журнала "Форбс" 26-ой в списке самых богатых людей мира - стал слишком могущественным, -

пишет британская газета "Файнэншл таймс" и далее, анализируя тактику властей в их взаимоотношениях с крупнейшими российскими магнатами, приходит к такому выводу:

Суть проблемы в обстоятельствах российского процесса приватизации. Поскольку дележ добычи протекал крайне хаотично и в высшей степени несправедливо, лидеры России всегда будут располагать мощным оружием против своих олигархов. В конечном итоге, существует лишь два пути, ведущие из образовавшегося тупика: официально объявить амнистию, по крайней мере, по статье об экономических преступлениях, в которых обвиняются олигархи. Другой путь – экспроприировать их собственность. То есть, либо легализовать вопиющее неравноправие, либо навязать обществу очередную дестабилизирующую революцию. Обе эти возможности мало привлекательны. Испробовав однажды, в 1917-м году, один из предложенных вариантов, не исключено, что на этот раз Россия сочтет более безопасным найти путь к сосуществованию со своими непутёвыми олигархами.

Обзор подготовил Виктор Кирхмайер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст