1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Чем компенсирует Ниязов отсутствие поддержки со стороны талибов?

В Туркменистане вносятся изменения в Конституцию: скандальные меры, направленные против лиц, имеющих российское гражданство, заслоняют, по мнению Худайберды Оразова, фактическое изменение государственного устройства.

default

Оразов: Еще недавно ему помогали талибы...

В центре внимания лишь два основных момента – об отмене института двойного гражданства и о придании Народному совету полномочий «высшей государственной власти и управления». Как сообщает из Ашхабада корреспондент «Немецкой волны» Азат Атаев, в Туркменистане обсуждаются внесенные в Конституцию страны поправки, одобренные участниками заседания Народного Совета, прошедшего недавно в приморском городе Туркменбаши. Это уже третья редакция Основного закона принятого десять лет назад.

Особое внимание граждан Туркменистана имеющих туркмено-российское гражданство привлек появившийся новый пункт в седьмой статье Конституции который гласит: «За гражданином Туркменистана не признается гражданство другого государства». Любопытно, что конституционные поправки должны были обсуждаться народными представителями. Однако проект с изменениями Основного закона страны не только не публиковался, но и вовсе не предавался огласке. Впервые знакомил делегатов Народного Совета с проектом новой редакции Конституции, глава туркменского парламента Овезгельды Атаев, даже не упомянув об этой поправке.

Вообще тема двойного гражданства не обсуждалась представителями народа на прошедшем заседании. Единственный раз, председатель Народного Совета, президент Туркменистана Сапармурат Ниязов говоря о национальном составе государства, сообщил, что на данный момент в стране проживает 109 тысяч русских, подчеркнув, «граждане России желающие жить в Туркменистане, должны будут жить по туркменским законам».

Односторонний выход официального Ашхабада из двустороннего соглашения с Москвой о двойном гражданства вызвал серьезную озабоченность как у русскоязычных жителей Туркменистана, так и в России. Как оценивают российские политики закрепление в туркменской конституции тех изменений, против которых Москва активно возражала? В интервью программе «Фокус» заместитель председателя комитета государственной Думы РФ по делам СНГ, член двусторонней российско-туркменской комиссии по вопросам двойного гражданства Сергей Апатенко заявил:

«У нас существуют два соглашения о двойном гражданстве – с Киргизией и с Туркменией и я хочу сказать, что конечно же могут возникнуть некоторые проблемы –это и беспокоит сегодня президента РФ, общественность нашу - комиссия сегодня создана для того, чтобы выход туркменской стороны из этого соглашения не повлек никаких притеснений и нарушения прав граждан РФ. Вот для этого и создана комиссия – чтобы определить условия, возможны ли эти притеснения некоторые или не возможны в связи с односторонним выходом? Первый этап завершен, но комиссия не распущена, работают эксперты и с туркменской стороны и с российской и в начале сентября состоится второй этап переговоров в Москве. Я думаю, что к этому второму раунду мы будем более подготовленными».

Другой заместитель председателя думского комитета по делам СНГ, Вячеслав Игрунов считает, что значительная часть граждан Туркменистана имеют тесные связи с Россией и законодательством были обеспечены права двойного гражданства для ста тысяч жителей Туркменистана:

«Тут в одночасье они отнимаются задним числом. Закон, получающий обратное действие. И, конечно, это нарушает гражданские права множества этих людей. На мой взгляд это – недопустимое движение. Здесь необходимы и меры дипломатического давления, но я уверен, что Туркменбаши большинство дипломатических шагов безразличны. Я думаю, Россия должна подумать и о экономических санкциях в отношении Туркменбаши».

А вот что говорит лидер туркменского оппозиционного движения «Ватан», бывший вице-премьер Туркменистана Худайберды Оразов:

«Внеся изменение в седьмую статью Конституции, что за гражданином Туркменистана не признается гражданство другой страны, он сам ответил на вопрос, как он относится к международным соглашениям вообще и с дружественной Россией в частности. Не говоря уже о судьбе ста тысяч лиц с двойным гражданством».

Раньше Ниязову помогали талибы, теперь он должен помочь себе сам?

Однако, говоря лишь о вопросах двойного гражданства, нельзя упускать из виду закрепленные новой редакцией Конституции изменения в системе государственного управления Туркменистана, а именно придание новых полномочий Народному совету. Худайберды Оразов видит смысл этих изменений в следующем:

«Подразумевается, во-первых, что С. Ниязов, хоть по юридическим нормам никогда не избирался как глава государства, но два срока, предусмотренные Конституцией, прошли. Создав новый орган, он полностью меняет систему управления государством, и этот орган его назначает председателем этого совета, и, таким образом, вроде бы у него есть право руководить страной. Второе – это то, что на Народном Совете Ниязов напирал на внесение изменения о возрасте президента до 70 лет, а о конституционной норме, что человек не может избираться президентом более двух раз, и о том, что все его сроки давно прошли, он ни разу не вспомнил.

Другой момент – это то, что практически об этом Народном Совете никто не вспоминал, он по два-три года не собирался и веса в обществе он не имел. Но тогда у Туркменбаши была большая дружба с режимом талибов, и он не нуждался в поддержке какого-либо органа или группы людей, надеясь на помощь талибов. Туркменистан начал срастаться с Афганистаном. Практически полностью были открыты границы, поставлялись все энергоресурсы из Туркменистана, полностью поставлялось из Туркменистана вооружение. В обратном порядке в Туркменистан шли наркотики, шли моджахеды. И неоднократно Ниязов сам говорил, что разговаривал с тем-то или тем-то из руководства талибов, и они сказали, что готовы в любое время бросить мне на помощь, к примеру, 2500 талибов, которые могут победить любое войско, если кто-то захочет сделать что-то не так в стране. Это его слова, которые он сам озвучивал. В результате он уничтожил то, на чем обычно держится режим. Это все местные органы власти – там пол года, год – больше на должностях не сидели. Другой ветвью , на которой держится режим – это силовые структуры. Как мы знаем, в силовых структурах он руководящее ядро убрал. Таким образом, режим остался в лице его самого и небольшого круга лиц. И одна из задач Народного Совета - это по быстрому создать систему, которая бы удерживала этот режим».

Контекст