1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Человек, построивший символ России

Архитектор Константин Тон - одна из самых значительных и спорных фигур в русском искусстве 19 века. В истории русской архитектуры он навсегда останется олицетворением профессионализма.

default

Константин Тон создал новый архитектурный ансамбль в центре Москвы.

Архитектор Константин Тон - одна из самых значительных и спорных фигур в русском искусстве 19 века. Лучше всего судьбу его творческого наследия отражает сложная история строительства Храма Христа Спасителя в Москве - главной постройки Тона.

Этот храм был задуман как памятник победы над Наполеоном, памятник чуду изгнания из России величайшего в мире завоевателя, от которого, казалось, не было спасения.

Александр Первый увидел в этом проекте воплощение своих идей единой общехристианской Европы, которую он мечтал создать после победы над Наполеоном. Но мечтам царя не суждено было сбыться, время для единой Европы еще не наступило. После смерти Александра Первого царь Николай решил использовать Храм Христа Спасителя как символ нового царствования, и все сделал по-своему. Николай видел свой новый храм не как символ объединенной Европы, а как символ противопоставления Россия – Запад.

Для "русского проекта" не годились классицистические формы, в которых мыслило большинство архитекторов старой школы. Нужен был новый человек, способный создать "русский стиль". Такого человека царь Николай знал. Звали архитектора Константин Тон.

Проект новичка был как минимум вдвое дешевле прежних. К тому же, ничего подобного царь никогда не видел. Вместо очередного классического храма с колоннами - пятиглавая церковь с главками-луковицами и кокошниками.

Тону было тридцать семь лет, когда царь сделал его архитектором номер один огромной страны. В следующие полвека Тон буквально наводнил Россию своими постройками.

Само понятие "тоновская архитектура" стало синонимом государственного строительства. В истории не только русской, но и мировой архитектуры вряд ли можно найти человека, так изменившего облик своей страны, как Константин Тон. От Большого Кремлевского дворца в Москве, ставшего символом власти над Россией, до богадельни в Измайлово - таков диапазон деятельности архитектора.

Происхождение Константина Тона темно. Одни считают его прибалтийским немцем, другие англичанином, третьи настаивают на том, что предки Тона были маврами, то есть испанскими арабами. В любом случае создатель Храма Христа Спасителя не был русским по крови. Сын простого ювелира, родившийся в 1794 году, Тон был возведен в дворянство Николаем Первым, лишь достигнув пятидесятилетнего возраста. С девяти лет отданный на выучку в Академию архитектуры, он прошел все ступеньки строительной карьеры.

Посланный как пенсионер Академии в Европу, Тон девять лет провел в Италии. Там он занимался изучением древнеримских развалин и археологическими реконструкциями. Несколько месяцев Тон успел поучиться в знаменитой Политехнической школе в Париже инженерному делу. Инженерно-археологическое образование очень пригодилось Тону, когда он начал делать проекты "а ля рюс" для Николая. Древнерусской архитектуры Тон не знал, но, увидев несколько церквей, быстро ухватил суть их форм.

Однако, Тон не был первооткрывателем "византийско-русского стиля". Задолго до него в виде древнерусской церкви Храм Христа Спасителя спроектировал архитектор Андрей Воронихин. Тем не менее, именно Тон подвел черту под классицистическим периодом русской архитектуры и открыл эпоху историзма и эклектики.

Служака Константин Тон был милее царю, чем капризные романтические творцы. В свою очередь, либеральная творческая интеллигенция, считавшая, что художник должен играть роль учителя и пророка, видела в архитекторе раболепного служителя "казенной Музы". В её глазах, Тон был предателем высоких идеалов.

Дело всей жизни Константина Тона Храм Христа Спасителя и Большой Кремлевский дворец. Эти сооружения создавались как единый идейно-стилистический архитектурный ансамбль в рамках николаевской реконструкции Москвы. Константин Тон и царь Николай Первый создали грандиозный "градостроительный триптих". В центре - Кремль, который маркиз де Кюстин назвал "колыбелью современной Российской империи" и "цитаделью, построенной на границе Европы и Азии". К востоку от этой "пограничной цитадели" - памятник победы русских над Востоком, Храм Василия Блаженного, к западу - Храм Христа Спасителя как символ торжества над Западом.

В истории русской культуры нет, пожалуй, ни одного другого архитектурного памятника, который ругали бы больше, чем Храм Христа Спасителя.

Однако в народе Храм Христа Спасителя пользовался любовью.

Как только храм был освобожден от лесов в 1858 году, он стал буквально царить над городом. Не будучи шедевром архитектуры, Храм Христа Спасителя, безусловно, стал шедевром градостроительным. Его было видно отовсюду – ведь Москва была еще преимущественно одноэтажным и довольно небольшим по размерам городом. А с обходной галереи храма, в свою очередь, была видна вся древняя столица с ее живописными холмами и золотыми куполами церквей.

Тон не дождался освящения своего главного детища, он умер незадолго до торжеств в 1881 году. Последние годы его жизни были омрачены слухами о злоупотреблениях при росписи Храма Христа Спасителя. Тона подозревали в том, что он получал "комиссионные" за выгодные заказы на живопись.

Творческую и деловую репутацию Константина Тона спасли... большевики. Во время сноса Храма Христа Спасителя в тридцатые годы выяснилось, как тщательно был он выстроен. Стены рвали динамитом, а они продолжали стоять. Утратив храм, Москва стала о нем жалеть. Храм Христа Спасителя превратился в символ "России, которую мы потеряли". Воссоздание детища Тона превратилось во времена Ельцина в патриотическую кампанию, а самого архитектора стали причислять к гениям русского искусства. В хоре преувеличенных похвал вновь затерялось главное значение наследия Тона. В истории русской архитектуры он навсегда останется олицетворением профессионализма.

По материалам специального цикла передач, посвящённого юбилею Санкт-Петербурга. Линк на полный манускрипт - в конце текста.

Контекст