1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Чего боятся мужчины

"Борьба полов" существует. Не только в повседневности, но и в искусстве, как показывает выставка, которая проходит в музее Städel во Франкфурте-на-Майне.

Картина Эдварда Мунка Пепел. 1925 год

Картина Эдварда Мунка "Пепел". 1925 год

На полотнах Эдварда Мунка - сильные женщины. Они причиняют мужчине боль, мужчина предстает в роли жертвы. В его позе, выражении лица  - отчаяние. "Я жил во времена перемен, когда происходила эмансипация женщин. Теперь они соблазняли, заманивали мужчину и изменяли ему. В это переходное время более слабым был мужчина," - писал художник в 1929 году.

В картинах норвежского живописца много автобиографичного, женщины на них - реальные фигуры, любовницы художника. "Взаимоотношения полов и страдания, которые ему причиняли женщины, - ярко выраженная тема в творчестве Эдварда Мунка", - говорит Феликс Кремер (Felix Krämer), куратор выставки "Борьба полов. От Франца фон Штука до Фриды Кало" (Geschlechterkampf. Franz von Stuck bis Frida Kahlo), которая проходит в музее Städel во Франкфурте на Майне.

Контекст

Картина Эдварда Мунка "Пепел" (на фотографии вверху) - одна из 150 работ, представленных на выставке. Среди них - живописные полотна, рисунки, фотографии, скульптуры. Хронологическая точка отсчета экспозиции - 1860 год. "В это время художники обращаются к сильным женским фигурам из религиозно-мифологического контекста, которые раньше их мало интересовали. Среди их героинь появляются, например, Клитемнестра и Саломея. Это активные персонажи, от которых исходит опасность, и в то же время они очаровывают, завораживают", - рассказывает Феликс Кремер.

Защитная реакция на эмансипацию

Именно тогда, в середине XIX столетия, формируется движение за эмансипацию. Женщины требуют все больше прав и свобод. Мужчины в ответ вырабатывают стратегию защиты, что проявляется, в частности, и в изобразительном искусстве. "Чем больше кусок пирога, на который предъявляют права женщины, тем жестче ответная реакция мужчин", - так формулирует это куратор выставки.

Экспозиция во Франкфурте охватывает период до 1945 года. Что же, на этом борьба полов заканчивается? Конечно, нет. Но послевоенная сексуальная революция и то, как она отразилась в искусстве, хорошо известны. А вот о том, что происходило раньше, не столь очевидно.

Экспозиция представляет, помимо таких знаменитых художников, как, например, Густав Климт, Макс Эрнст (Max Ernst), Мерет Оппенгейм (Meret Oppenheim) и Фрида Кало, и мало известные имена. Настоящим сюрпризом и открытием как визуального, так и содержательного характера куратор выставки считает, в частности, картину "Она" французского художника Густава-Адольфа Мосса. Эта яркая, броская работа сразу привлекает к себе внимание. На ней - фантастическое существо с лицом невинного ребенка и несколько утрированным телом женщины. Холодный взгляд приковывает и завораживает. Вся картина - своего рода карикатура, передающая страхи ее создателя перед женщиной. И собрание стереотипов.

Густав-Адольф Мосса. Она. 1905 год

Густав-Адольф Мосса. "Она". 1905 год

Понятно, что стереотипов на выставке можно увидеть немало. Но что же в этом удивительного? В борьбе полов, как видно, все средства были хороши. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что художники не только используют стереотипы, но и преодолевают их. На картине французской художницы Сюзанны Валадон "Адам и Ева" нет змея-искусителя. Ева сама срывает яблоко, а Адам то ли пытается удержать Еву от этого, то ли сам ведет ее руку к запретному плоду.

С иронией и серьезно

Ева - это автопортрет Сюзанны Валадон, а Адам рядом с ней - возлюбленный художницы Андрэ Уттер, который, кстати говоря, был на двадцать моложе ее. Дополним эту картину еще одной биографической деталью: в 1914 году Сюзанна Валадон вышла за Андре Уттера замуж. На этой картине он сначала был изображен нагим, и поэтому ее отказались выставлять. Художнице пришлось пририсовать повязку из листьев на бедрах юноши. Причем она прикрыла наготу не классическим фиговым листком, а листьями винограда, подчеркивающими раскрепощающее, дионистическое начало.

Так с иронией художница отреагировала на условности своей эпохи. Это показательно. "Женщины-художницы интерпретируют борьбу полов с юмором, усмешкой, допуская некую двусмысленность, в то время как у их коллег мужчин все выглядит очень серьезно, и речь идет о жизни и смерти", - подчеркивает Кремер.

Смотрите также:

Контекст