1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Цистерцианцы

С 9 века, после реформы монастырей, осуществлённой Людовиком Благочестивым, западноевропейское монашество должно было придерживаться устава святого Бенедикта Нурсийского. Не отрицая отшельничества, Бенедикт считал наиболее доступной большинству формой жизни - монашеское общежитие, которое он представлял себе как “школу служения Господу" (dominici schola servitii). Целью монашеской жизни является “бегство от казней геенны в жизнь вечную". Монах трудами послушания и своим терпением стремится сделаться сопричастным Христу. Полная нищета, целомудрие, молчание, а также долгие молитвы и строгое соблюдение постов характеризуют совершенного монаха. Достичь этого идеала можно с помощью смирения и послушания.

Интерес короля к монастырям объяснялся его желанием поставить их на службу делу укрепления своей империи. Поэтому к 11 веку монастыри перестали быть местом уединения и внутренней сосредоточенности. Они напоминали гудящий улей. Монастырь и деревня вокруг него, как правило, составляли единый комплекс. Здесь было всё: огромные земельные угодья, загоны и пастбища для скота, сады и огороды, ремесленные мастерские, школа для мальчиков, больница, аптека, постоялый двор, рынок и помещения для заезжей знати.

Хозяйственное благополучие монастырей позволяло отдельным монахам заниматься наукой, искусством, литературой. Именно им мы и обязаны расцветом богословия и монастырской культуры в эпоху раннего Средневековья. Монастыри пополнялись в значительной степени за счёт того, что знать, чтобы не делить наследство, отдавала туда своих младших детей, одновременно снабжая монастыри значительными средствами. Таким образом, новые монастыри основывались не столько по религиозным мотивам, сколько в силу экономических и социальных причин. Ведь основание нового монастыря было выгодным капиталовложением.

Не удивительно поэтому, что в 11 веке часть монахов, вдохновлённых Евангелием и трудами восточного монашества, начинает искать новые пути к восстановлению “апостольского образа жизни". Установившиеся формы западного монашества, жизнь средневековой церкви с её величественными соборами, школами, с её феодальной иерархией, то есть всё это показное, внешнее, земное “Царство Божие" они воспринимали как нечто мирское и суетное, от чего нужно было бежать. Так вновь появились “пустынники". В Европе они чаще всего селились в непроходимых лесах, где могли свободно вести аскетическую жизнь, предаваясь труду и молитве.

Главным для отшельников было иметь время для более глубокого познания Бога. Одним из правил была постоянная молитва, то есть монахи должны были постоянно ощущать Божественное присутствие. Длинные богослужения были заменены “сугубыми" молитвами, то есть упор явно делался на индивидуальную искренность, а не на “объективные" культовые ритуалы. Жили они собственноручным трудом, питались весьма скудно. Одним словом, отшельники призывали “жить в соответствии с природой" (vivere secundum naturam). Причём под “природой" они понимали природу человека, созданного по образу и подобию Божию, из чего следовало, что человек должен установить доверительные отношения с Богом, жить в гармонии со всеми существами.

Группа таких отшельников поселилась в лесу неподалёку от аббатства Сен-Мишель-де-Тоннэр, которое возглавлял Роберт, известный впоследствии как святой Роберт Молезмский. Искреннее благочестие эремитов произвело сильное впечатление на Роберта и вызвало сомнения в праведности собственной жизни. Он предпринял неудачную попытку установить более строгий порядок в своём аббатстве, что вызвало конфликт с братией. Вскоре Роберт слагает с себя обязанности аббата и удаляется простым монахом в другой монастырь. А в 1075 году, получив разрешение Папы Римского, основывает вместе с несколькими монахами скит в Молезмском лесу.

Уже в скором времени этот скит превратился в средоточие интенсивной религиозной жизни. В 1079 году монастырь посетил епископ города Труа Гуго Второй. Он был потрясён аскетизмом иноков и, руководствуясь благородными побуждениями, допустил ошибку: он стал осыпать подарками обитель. Следуя его призыву, знать стала отписывать монастырю земельные угодья. И через несколько лет от идеала суровой отшельнической жизни ничего не осталось. Роберт покидает свой монастырь и проводит несколько лет в затворничестве в другой обители. По настоянию церковных властей он возвращается затем в Молезм, но вернуть прежний характер монастырю ему не удалось.

В 1098 году, добившись разрешения Папы Римского, Роберт вместе с 21 монахом основывает новый монастырь в лесу у селения Сито примерно в 20 километрах от Дижона. “Некоторые мужи, без сомнения мудрые, исполненные возвышенных целей, - говорится в истории основания монастыря Сито, - хотели полностью отдать себя небесным исканиям, а не блуждать путано в мирских делах". Основой монашеской жизни являлось строгое исполнение бенедиктинского устава. Монастырь в Сито стал колыбелью ордена цистерцианцев, получившего своё название от латинской формы Сито - Cistercium.

Через полтора года Роберту, по распоряжению Папы Римского, пришлось вернуться в Молезсмский монастырь, а обитель в Сито возглавил Альберих. Он и составил, взяв за основу бенедиктинский устав, первый свод правил цистерцианцев, утверждённый затем Папой Римским. А в 1119 году преемник Альбериха, английский бенедиктинец Стефан Гардинг расширил устав цистерцианцев, придав ему окончательный вид. Он получил название Charta Caritatis - Хартия любви. Цистерцианские правила предусматривали строжайшее соблюдение бенедиктинского устава в его первоначальной форме; суровую простоту в богослужениях, церковной архитектуре; обязательность ручного труда; равенство всех монахов обители; единое руководство всем орденом из монастыря в Сито; регулярное инспектирование монастырей ордена. Сначала строгость устава цистерцианцев препятствовала увеличению числа монахов, но после того, как в 1112 году в орден вступил Бернард, известный впоследствии как святой Бернард Клервоский, число цистерцианцев стало быстро расти.

Личность Бернарда включала в себя практически все человеческие качества - от высочайшей духовности до религиозного фанатизма. Святой и политик; аскет и “делатель" пап; мистик и советник королей; чудотворец и видный богослов; вдохновитель крестовых походов и ярый противник еврейских погромов. Бернард Клервосский был человеком универсальным, истинным носителем духа Средневековья. Он был талантливым музыкантом и архитектором, строителем первых готических соборов. Он разработал учение о гармонии и божественном свете, оживляющем природу. В своих комментариях к “Песни песней" он обосновал плотскую любовь, за что его впоследствии называли отцом куртуазной поэзии.

Бернард был гениальным проповедником и знатоком человека, умевший зажечь божественный свет в душах людей. Что-то необыкновенное было в его глазах, сверкавших на бледном лице, а голос его заставлял слушателей трепетать. Бернард открыто бросал обвинения епископам и был в состоянии поднять на ноги весь мир. Он пользовался большим уважением среди современников за благородство своих принципов, которым он неуклонно следовал.

Бернард был абсолютно нечувствительным к мирским делам. Будучи созерцателем, Бернард боролся за своё право верить не рассуждая. Он ставил веру выше слова. Он не отрицал разум, но требовал свободного выбора, а не предписаний. Разум, по мнению Бернарда, может быть советчиком, но не судьёй.

В Средние века цистерцианские монастыри были средоточием богословия и мистики. Цистерцианцы значительно способствовали распространению христианства среди пруссов и венедов. В монастырских колледжах большое внимание уделялось теологии и философии.

К началу 13 века ордену принадлежали около 2 тысяч монастырей - во Франции, Германии, Англии, Скандинавии, Испании, Италии и Венгрии. Поэтому Бернарда называют вторым основателем ордена, а цистерцианцев иногда называют бернардинцами.

Весь орден возглавлял аббат центрального монастыря в Сито. В его обязанность входило ежегодное инспектирование всех монастырей ордена. Если глава ордена сам не мог провести инспектирование, то для этого назначался другой аббат. Главный аббат вместе с аббатами 4 старейших цистерцианских монастырей составляли коллегию, управлявшую делами ордена под непосредственным надзором Папы Римского. Высшей инстанцией ордена являлся генеральный капитул, собиравшийся раз в год в Сито.

Цистерцианцы носят в монастыре белые одежды с чёрным наплечником, чёрный капюшон и чёрный шерстяной пояс. На улице они носят серые одежды, поэтому в народе их называют иногда “серыми братьями".

С конца 12 века начинается упадок ордена вследствие внутренних конфликтов и отступления от строгих правил. В 17 веке орден раскололся на две группы. Одна из них требовала строгого соблюдения устава, а другая допускала отклонения от него. В период Французской революции 1790 года орден цистерцианцев, как и все прочие, был упразднён. В 19 веке в Австро-Венгрии и Германии почти все цистерцианские монастыри также были закрыты. Возрождение ордена началось лишь в начале 20 века.

Монастырь в Сито, как и другие цистерцианские обители, очень скоро перестал отвечать идеалу его основателя - Роберта Молезмского. Однако заветом ордену, да и всем верующим может послужить сама жизнь Роберта, постоянно стремившегося жить истинно по-христиански и постоянно мучившегося сомнениями. Движение вперёд важнее застывших, кажущихся извечно неизменными форм. Возможно, потому, что извечно неизменных форм не бывает. Ведь наша жизнь - это живая история, а не состояние.