1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Цену свободе узбекская правозащитница узнала в тюрьме

После андижанских событий 2005 года Узбекистан покинули почти все международные организации и независимые журналисты. На скамье подсудимых оказались известные правозащитники. Умида Ниязова оказалась среди них.

default

В 2008 году Умида Ниязова стала лауреатом премии Human Rights Watch. Сейчас она работеат в берлинском бюро Human Rights Watch

Aufstand in Usbekistan blutig niedergeschlagen

Андижан, 13 мая 2005 года

После андижанских событий мая 2005 года, когда жертвами разгона демонстрации стали сотни невинных граждан, ситуация с правами человека в Узбекистане изменилась. Возможно, надолго. Страну покинули практически все международные организации и независимые журналисты. На скамье подсудимых, а затем и в заключении оказались известные правозащитники. Держать ответ перед судом пришлось и Умиде Ниязовой.

Лицемерие властей

Узбекистан - как и другие страны - отмечает юбилей Всеобщей декларации прав человека. Проводятся различные мероприятия, открытые школьные уроки по изучению Декларации.

Умиду Ниязову это изумляет. "Я не знаю, для чего это делается! - говорит она. - Если в тюрьмах сидят правозащитники и политические заключенные, какое моральное право имеет власть говорить о правах человека, праздновать 60-летие Декларации, если она действует против тех ценностей, которые в ней описаны?"

В тюремном подвале

В начале 2007 года во время попытки пересечения узбекско-киргизской границы Умида Ниязова была арестована. Обвинение ей предъявили сразу по трем статьям уголовного кодекса Узбекистана: контрабанда, нелегальный переход границы и распространение материалов, содержащих угрозу безопасности и общественному порядку.

По итогам короткого закрытого судебного процесса Ниязова была приговорена к семилетнему заключению в колонии общего режима. В ее рабочем компьютере якобы были найдены "опасные" материалы. Более трех месяцев провела Умида Ниязова в камере в ожидании судебного процесса - сначала в Андижане, потом в Ташкентской тюрьме.

"Самыми сложными для меня были первые три дня, - вспоминает она. - Изолятор временного содержания ГУВД в городе Андижане - это очень холодное подвальное помещение. Мне казалось, что я умираю".

В условиях произвола

Как рассказывает Умида о том времени, "самые страшные моменты моей жизни - это время в тюрьме. Не имеет значения, есть ли доказательства вины. Не важно, о чем вы будете говорить, хороший ли у вас адвокат. Имеет значение только лишь воля тех людей, которые могут решить вашу судьбу так, как они этого пожелают".

После объявления приговора Умиде Ниязовой было рекомендовано обратиться к "компетентным людям". Эти люди "посоветовали" ей выступить в Апелляционном суде с покаянной речью, публично осудить деятельность международных правозащитных организаций, в частности, Human Rights Watch. Умиде, по ее словам, очень хотелось снова увидеть сына (на тот момент двухлетнего), и не через семь лет заключения.

Поэтому был показательный процесс - как в "старые добрые времена", с признанием в совершении неправедных действий. А потом - помилование.

"Конечно, это слабость. Я не смогла в себе найти силы. Но жизненная ситуация была такая, и я сделала свой выбор, плох он или хорош, - признается Умида Уманова. - Я согласилась публично критиковать международные правозащитные организации и признать себя виновной. Это была цена моей свободы на тот момент. Это не было предательством, не было подлостью. И это ясно всем, особенно моим друзьям и коллегам".

Узбекские правозащитницы

Почему в обществе, где главенствуют мужчины, именно женщины зачастую занимаются правозащитной деятельностью?

Умида Ниязова отвечает на этот вопрос так: "Узбекистан – это страна, построенная мужчинами для мужчин. Это ясно. Но фактически самые смелые и самые активные представители гражданского общества – это женщины! Репрессии против мужчин всегда были сильнее. Самых активных либо посадили, либо они уехали из страны. А женщины часто приходят к правозащитной деятельности из личных побуждений, после сильных личных переживаний".

Одна из них - Тамара Чикунова, посвятившая свою жизнь борьбе за отмену смертной казни в Узбекистане - потому что ее единственный сын погиб в результате несправедливого решения суда. Другие женщины тоже начинали с помощи близким, родным, а потом это стало делом их жизни, они нашли себя в правозащитной деятельности, рассказывает Умида.

Государство в роли полицейского

С начала текущего года в Узбекистане отменена смертная казнь. На свободу из заключения вышли известные правозащитники. Данные факты подают внутри страны исключительно как неоспоримое улучшение ситуации в правозащитной сфере. Такого же мнения придерживается и ряд зарубежных экспертов.

Умида Ниязова видит в происходящем "очередной обман": "Государство освобождает одних правозащитников, но арестовывает других! Те, кто вышел на свободу, чаще всего уже не так активны. Они прошли через эту репрессивную машину и боятся.

Дарья Брянцева

Контекст