1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Центральная Азия: трансформация религии

Центральную Азию нередко воспринимают как чисто исламский регион. Однако здесь ищут паству и новые религиозные течения и конфессии.

default

Именно вопросы возрождения ислама и религиозного многообразия в Центральной Азии были включены в повестку дня научного симпозиума в берлинском Доме культур мира.

Типичный европейский взгляд на эту проблему наиболее кратко выразил Уве Хальбах из немецкого фонда "Наука и политика", процитировав в своём выступлении одного из советников российского правительства: "Лучше американцы в Узбекистане, чем талибы в Татарстане".

Эта цитата наилучшим образом отражает страх европейцев перед возможным ростом радикальных исламских настроений в Центральной Азии. Некоторые аналитики даже говорят в этом контексте о "татаро-монгольском нашествии", особенно когда речь идет о религиозном экстремизме в Узбекистане и Таджикистане.

Однако, как подчёркивает Аннете Кремер из филиала Немецкой службы академических обменов в Самарканде, подобные представления не имеют ничего общего с действительностью. Многие из тех, кто поддерживает "исламский ренессанс", вовсе не стремятся активно влиять на политические процессы. Зачастую те, кого причисляют к исламистам, пытаются лишь обновить так называемый "народный ислам" на основе Корана и классической исламской теологии. Однако эти попытки модернизации привели к трениям между традиционным духовенством и исламскими просветителями.

Аннете Кремер напоминает, что традиционному среднеазиатскому исламу уже по своей внутренней логике чужд радикализм, ведь он пытается дать ответ на религиозные вопросы, базируясь лишь на отдельных положениях исламского права. Для радикалов же важны религиозные тексты, содержащие чёткие запреты или предписания.

Анара Табышалиева, директор Института региональных исследований в Бишкеке, говорит об "исламском взрыве" в Центральной Азии. Она указывает, к примеру, на резкое увеличение в регионе числа мечетей. Так, если в начале постсоветского периода в Узбекистане было всего 80 мусульманских храмов, то теперь их число составляет более пяти тысяч.

В то же время (в Казахстане и Киргизии особенно) возрастает популярность доктрин протестантских миссионеров-христиан, - утверждает Анара Табышалиева. Причина, по ее словам, заключается, прежде всего, в том, что с переходом в христианство люди получают больше свободы.

Значение же исламского экстремизма, по словам Анары Табышалиевой, зачастую умышленно преувеличивается местными элитами. Цель – подавить таким образом оппозиционное движение.