1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Центральная Азия для правозащитников – большая "горячая точка"

Государства Центральной Азии вызывают тревогу у международных правозащитных организаций. О причинах беспокойства в интервью "Немецкой волне" рассказала представительница Amnesty International в Германии.

default

Фото из архива: узбекский спецназ на пути в Андижан, 2005 год

23 мая опубликован очередной доклад правозащитной организации Amnesty International (AI), в котором была дана крайне негативная оценка ситуации с правами человека, в том числе в государствах Центральной Азии.

Наш парламентский корреспондент Никита Жолквер попросил прокомментировать ситуацию в государствах Центральной Азии:

"Ситуация во всех пяти странах крайне напряженная, - заявила в интервью "Немецкой волне" генеральный секретарь немецкого отделения AI Барбара Лохбилер (Barbara Lochbihler). - Мы видим, например, что под видом борьбы с терроризмом беженцев часто выдворяют обратно в Китай и в Узбекистан. Это нас очень беспокоит, поскольку в самом Узбекистане совершаются тяжкие нарушения прав человека там в порядке вещей пытки и издевательства над людьми. И до сих пор не расследованы обстоятельства кровавого побоища в Андижане в 2003 году".

По словам правозащитницы, Amnesty International надеется, что Европейский Союз, который собирается в июне принять новую центральноазиатскую стратегию, решительно потребует улучшить ситуацию с правами человека в Узбекистане.

Не меньше тревожат правозащитников гонения, которые испытывают люди в Туркмении – из числа тех, кто решается воспользоваться своим правом на свободу слова или требует соблюдения прав человека для других. Amnesty International, по словам Лохбилер, в настоящее время проводит международную кампанию за освобождение двух журналистов, арестованных за критические публикации.

"Их обвинили в хранении оружия, но доказать этот факт так и не смогли, - пояснила немецкая правозащитница. - Вместе с ними была арестована и еще одна журналистка. Ее пытали и мы думаем, что ее уже нет в живых. Так что в этом регионе совершаются весьма тяжкие нарушения прав человека, прежде всего в Узбекистане и Туркмении".

- А как вы относитесь к желанию Казахстана стать очередным председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе?

- Думаю, что Казахстану следует воспользоваться ситуацией и улучшить положение с правами человека в стране. Мы критически оцениваем, в частности, отношение властей к оппозиционным деятелям. А ведь ОБСЕ – это организация, которая особенно внимательно следит за соблюдением прав человека. Так что Казахстану необходимо делать больше, чтобы улучшить ситуацию в этой сфере – и в соседних странах, и у себя дома. Мне кажется, что Казахстан рано хвалят. Там положение, конечно, лучше, чем в Узбекистане. Но настоящее мерило успешной правозащитной политики – это конкретные действия внутри страны.

- В Казахстане недавно приняли закон, который позволяет президенту Назарбаеву фактически пожизненно оставаться главой государства...

- Опыт показывает, что лучше, когда политика избирают на высокий государственный пост только на ограниченное время. Если он хорошо справляется со своими обязанностями, можно переизбрать, если нет – проголосовать за другого. Так что принятое в Казахстане решение, это, конечно, промах.

- Насколько можно говорить о защите прав человека в Афганистане?

- В сфере, за которой мы наблюдаем, ситуация ухудшилась. Создание судебно-правовой системы в Афганистане, увы, не сдвинулось с места. А ведь без такой системы невозможно действенно вершить правосудие и держать под контролем ситуацию в тюрьмах. Мы возлагали также большие надежды на строительство школ, на просветительскую работу. Но в прошлом году более 350 школ были под политическим нажимом закрыты и свыше 200 сожжены. В Германии сейчас спорят о гибели нескольких немецких солдат в Афганистане. А ведь в целом в результате терактов и боевых столкновений талибов с иностранными подразделениями погибло очень много мирных афганских жителей. Жизнь там становится все труднее.

Никита Жолквер

Контекст