1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Центральная Азия: дипломатия и демократия...

15.05.02

Возможно ли в государствах Центральной Азии построение демократий если и не по западному образцу, то хотя бы основанных на ценностях западного общества? На этот вопрос, вовсе не риторический для жителей государств центрально-азиатского региона, различные политики и эксперты отвечают совершенно по-разному. В сегодняшней программе вы услышите два мнения: – немецкого политолога Пауля Георга Гайса, сотрудника Германского института востоковеденья, и туркменского политика Бориса Шихмурадова, лидера оппозиционного народно-демократического движения Туркменистана.

  • С одной стороны, в целях сохранения стабильности Европа и США стремятся поддерживать правительства, находящиеся у власти в этом регионе. Следует различать между официальными высказываниями, которые в особенности до 11 сентября на необходимости соблюдения прав человека и проведении реформ, направленных на демократизацию в регионе, и тем, что принято называть "реальной политикой", или "политикой в рамках возможного". Безусловно, западные политики, в том числе и министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер выступают за соблюдение прав человека в странах ЦА и за демократизацию. Но процессы, наблюдаемые в этом регионе за последние 10 лет, показывают, что представления Запада о том, как должны развиваться страны ЦА, не могут быть реализованы в полной мере. С моей точки зрения – а я рассматриваю проблему не как политик, а как ученый политолог – демократия не функционирует в этом регионе и не может функционировать в том варианте, как ее принято понимать на Западе, то есть как нечто устойчивое, а не как формальное изменение политических структур или проведение более свободных выборов. Если понимать под процессом демократизации структурные изменения институтов власти, изменения общественно-политической системы, то нужно откровенно признать, что у процесса демократизации в ЦА имеются определенные границы. Эти границы обусловлены в регионе отсутствием структур правового государства. Парламенты этих стран могут принимать законы, как это происходило, скажем, и в России 90 годов, но структуры, необходимые для претворения в жизнь этих законов, отсутствуют. Особенность политической культуры этого региона заключается в том, что законы выполняются лишь в том случае, если за ними стоит сильный президент, контролирующий свой чиновничий аппарат и способный не только сформулировать, но и провести в жизнь свое политическое решение.

    Таково мнение немецкого эксперта по проблемам Центральной Азии Пауля Георга Гайса. Наверное, тут уместно напомнить, что многие политики и аналитики в самой Центральной Азии охотно прибегают к сходным аргументам. К примеру, с позицией "сильной личности", только и способной гарантировать стабильную государственную власть, выступал видный оппонент режима Сапармурата Ниязова Авды Кулиев. Впрочем, и у этого оппонента есть свой оппонент. Говорит Борис Шихмурадов:

    Прежде всего я хочу сказать о том, что каким-то образом пытаться типизировать или находить нечто общее во внутреполитической ситуации отдельных центральноазиатских стран исключительно неверно. Знаю, что в некоторых странах, которые бы могли оказать решающее содействие процессу демократизации в Туркменистане, мешает как раз исповедывание принципа, что изменение ситуации, радикальное изменение может повлечь за собой эффект домино. Это категорическое заблуждение, если рассматривать обстановку в Туркменистане, то она радикально отличается от того, что происходит в Узбекистане, Таджикистане, Киргизстане или в Казахстане.

    У каждого из этих народов есть свои проблемы, своя государственная структура, свои плюсы и минусы. Но только в Туркменистане отсутствует какой-либо клапан для выпускания пара, который накипает там от безобразной политики, самовластия и диктатуры Ниязова, когда у народа нет элементарной возможности высказать свое мнение на страницах газет, нет возможности элементарно реализовать то, что называется азбукой демократии, нет общественных организаций, нет неправительственных организаций, все находится под запретом. Поэтому, если и бояться каких-то последствий непредсказуемого развития обстановки в Туркменистане, то именно вследствие разрыва этого туркменского котла. И вот тогда возможны различного рода последствия и нюансы, о которых можно будет пожалеть. Mы же, народно-демократическое движение Туркменистана, настаиваем сегодня на том, чтобы на Ниязова было оказано соответствующее давление, чтобы он дал народу возможность реализовать свои конституционные права, избрать президента в текущем году, как это предписано нашей конституцией. В этом плане нам весьма ценен был бы и опыт и поддержка со стороны западных демократий, тем более они сейчас имеют физическое присутствие в нашем регионе. Мы убеждены, что на Западе, в США правильно понимают обстановку в Туркменистане и вот там действуют посольства этих стран, в частности посольство Германии и я не думаю, что все дипломаты и все посольства ведут себя так, как ведут себя некоторые представители международных организаций, к примеру ОБСЕ, которые, видимо для того, чтобы продлить свою дипломатическую карьеру, порой шлют в штаб-квартиру откровенную ложь. Верю в то, что западная демократия лежит в основе западной дипломатии.

    Таково мнение бывшего вице-премьера Туркменистана, а ныне – лидера демократической оппозиции Бориса Шихмурадова. Видимо, где-то между этими двумя позициями и пролегает сейчас то, что Пауль Гайс назвал "реальной политикой".