1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Хьюман Райтс Вотч" не оставляет надежды

на то, что генеральная прокуратура ФРГ начнет уголовное преследование в отношении уже бывшего министра внутренних дел Узбекистана Закира Алматова.

Представители международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч" обратились к генеральному прокурору Германии Монике Хармс с требованием пересмотреть решение ее предшественника Кайя Нема, и начать уголовное преследование в отношении уже бывшего министра внутренних дел Узбекистана Закира Алматова. Международные правозащитники обвиняют Алматова в совершении преступления против человечности, в частности, в жестоком подавлении беспорядков в Андижане и применении пыток в узбекских тюрьмах. Однако напомним, генеральная прокуратура Германии в конце марта 2005 года отказала жертвам андижанской трагедии в возбуждении уголовного дела, бывший генпрокурор Кай Нем заявил, что в этом нет необходимости. О том, как события развивались дальше, и что намерены предпринять правозащитники в настоящий момент, мой коллега Михаил Бушуев расспрашивал руководителя немецкого филиала международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч" Марианне Хойваген.

Вы требуете пересмотра решения прокуратуры и возбуждения уголовного преследования в отношении Закира Алматова. Алматов, уже бывший министр внутренних дел Узбекистана обвиняется вами в причастности к кровавому подавлению беспорядков в Андижане в мае прошлого года и систематическим применениям пыток в узбекских тюрьмах. Что, если действительно генпрокуратура ФРГ начнет такое преследование? Ведь

в таком случае, который, признаюсь, мне представляется фантастическим, не исключено резкое ухудшение отношений двух стран, а следом вывод сил бундесвера с базы в Термезе и так далее. По вашему мнению, Германия готова так далеко пойти?

- Ваш ход рассуждений мы разделяем не полностью. Во-первых, Закир Алматов уже бывший министр иностранных дел, он не облечен более властными полномочиями. Во-вторых, мы, на основании десятков свидетельских показаний беженцев из Узбекистана, можем доказать, что он ответственен за массовые пытки в узбекских тюрьмах, равно как и за бойню в Андижане. И вообще-то, немецкая прокуратура должна была воспользоваться кодексом международного уголовного права, принятым в Германии еще четыре года назад. Этот кодекс позволяет преследовать подозреваемых в совершении преступлений против человечности вне зависимости, где совершено преступление и находится ли обвиняемый в ФРГ или за ее пределами. Мы хотим пока ограничиться делом Алматова.

Алматов выбран вами на роль «козла отпущения»? Ведь, если следовать вашей логике, то и против остальных узбекских руководителей нужно начать уголовное преследование, включая самого президента Ислама Каримова…

- Конечно, Алматов не единственный, кто должен нести ответственность за события в Узбекистане. Многих других руководителей также необходимо призвать к ответу. Но нам прежде всего важно восстановить справедливость по отношению к жертвам преследований, - а жертв достаточно как в самой Германии, так и в других европейских странах. Я имею в виду, например, те 400 беженцев, которых УВКБ ООН переправил из Центральной Азии через Румынию дальше в Европу. Вместе с ними вся мировая общественность имеет право на то, чтобы знать, что в действительности произошло в Андижане в мае 2005 года. Как известно, Ташкент не пускает международную комиссию в страну для независимого расследования.

И все-таки, возвращаясь к узбекско-германским отношениям в связи с делом Алматова…

- Я думаю, что Германия, по сравнению с другими европейскими государствами, поддерживает хорошие отношения с Узбекистаном. Это только подтверждают частые визиты высокопоставленных германских политиков в Ташкент. Узбекистан недавно посещали, например, статс-секретарь министерства обороны Фридберт Пфлюгер, уполномоченный по правам человека Гюнтер Нооке, госминистр МИДа Германии Гернот Эрлер. Поэтому я не вижу причин для резкого ухудшения узбекско-немецких отношений в связи с делом Закира Алматова. Ведь в ФРГ, как и во многих других странах, юстиция должна быть независима от властей. И еще. Положения международного уголовного права не должны подчиняться межгосударственным отношениям, они призваны защищать пострадавших. Вспомните, как успешно развивались германо-американские отношения после Нюрнбергского процесса. Почему в начале 21 века нечто подобное не может произойти в Узбекистане?