1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Художница Жмачинская обрела вторую родину в Германии

27.09.2007

Добиться успеха в жизни всегда трудно, но особенно трудно это сделать в чужой стране. Без связей, без языка, без друзей.

default

Тем интереснее узнавать о судьбах людей, которые не растерялись в непривычных условиях, нашли себя и занимаются любимым делом. Таким человеком оказалась и жительница города Бонна, уроженка Минска, художница Инесса Жмачинская. Она с помощью компьютерного дизайна создает портреты «под старину», на которых изображены не князья и королевы, а простые люди, вроде нас с вами. В гостях у Инессы Жмачинской побывала моя коллега Любовь Румянцева.

По образованию Инесса не художница – она закончила архитектурный факультет в Политехническом институте в Минске и более семи лет создавала макеты интерьеров в Белгоспроекте. В 90-м году ситуация в стране резко изменилась – развал Советского союза, все стали уезжать. Уехала и Инесса со своим мужем – сначала в Португалию, а потом через год – в Германию.

«Я переехала в Бонн, где мне сразу очень понравилось – атмосфера, какое-то внутреннее спокойствие, уверенность в себе и в завтрашнем дне, как это ни странно! Я уехала по еврейской линии, как сейчас говорят, я родилась в еврейской семье, была возможность уехать, мы и уехали. Первое впечатление было очень хорошим – мы с мужем были первой парой русских евреев, которых приняли в Бонне, они раньше никого не принимали. Мы почти год жили в комнате, принадлежащей синагоге, сейчас там сделали библиотеку. Нам очень много помогали – знакомые и незнакомые, им говорили, что приехала русская пара и ей надо помочь, они приходили и приносили какие-то вещи, стулья, книги, справочники, даже детские книги на немецком, чтобы мы учили немецкий язык».

По словам Инессы, поначалу знание немецкого языка ограничивалось общепринятыми фразами, но уже через полгода она научилась более-менее понимать окружающих и даже начала вести простые разговоры. Около года Инесса ездила в Вуперталь – в технической академии для инженеров и архитекторов учила только-только появлявшийся тогда компьютерный дизайн. Но работа по профессии не заладилась – в архитектурном бюро платили мало, найти достойное занятие оказалось трудно. Инесса резко поменяла поле деятельности – нашла работу в Кёльне в крупной американской табачной фирме. Приходилось заниматься далекими от архитектуры делами – презентациями на различных языках, оформлением бумаг, проектами в Интернете, составлять рекламные брошюры. Инесса считает большой удачей, что ее взяли на такую ответственную должность без необходимого диплома – шеф просто поверил в ее способности. Счастливым билетом в жизнь, как ни странно, стало российское образование:

«Русское образование настолько многогранное, специфическое в некотором роде, очень многостороннее, и поэтому я считаю, что это дало очень многим – не только мне – разные путевки в жизнь. В различных направлениях люди смогли работать не совсем по своим специальностям именно благодаря нашему хорошему образованию. Я до сих пор это вспоминаю с огромной благодарностью».

Увлечение портретами людей началось у Инессы неожиданно – как хобби лет шесть назад. Ее начальник, зная, что «фрау Жмачинская» – человек творческий, всегда давал ей задания, что называется, «в нагрузку» - создать плакат или организовать презентацию, устроить празднование дня рождения. Иногда шеф подбрасывал идею – а не сделать ли вот для этой коллеги коллаж, а не нарядить ли ее на плакате в необычный костюм? Все это давало Инессе повод для размышлений – дома после работы она усердно придумывала «подарки».

« Портреты сами в старинном стиле начались очень весело – у нас на работе была одна дама, очень полная. Я все гадала – как ее изобразить, в каком направлении. Как не изобразишь, она получалась – не хочу ее обидеть – уродливо. И так плохо, и так плохо… А дама была очень милая и обидеть ее не хотелось совершенно. И тогда впервые мне пришла мысль – а почему я смотрю фотографии? Может надо посмотреть у Рубенса, ведь у него такие красивые большие телеса и так много полных женщин! Ведь если это будет картина, то это уже будет совсем другой смысл и это не может не понравится! Это был первый мой портрет. Как ни странно, это был не Рубенс, это был Гойя, но все равно очень понравилась моя первая работа – ужасная, надо признаться. Дама была настолько тронута, что у нее даже были слезы в глазах. Я подумала – раз это доставляет такую радость людям, что они так реагируют, то надо этим как-то заняться»!

Со временем необычное хобби – создавать на основе фотографий старинные портреты – превратилось в настоящую работу. Вскоре Инесса ушла из табачной компании и стала работать на дому – свободным художником. Но оказалось, что у такого образа жизни очень много трудностей. Во-первых, нужно постоянно совершенствовать технику рисунка – ведь главное, чтобы клиент был доволен и не чувствовал никакой искусственности. Инессе Жмачинской пришлось стать настоящим психологом – прежде чем начинать создавать портрет, нужно узнать о человеке буквально всю его подноготную:

«Во-первых, голос, как это ни странно, дает мне пищу для размышлений. Нужно все, что человек сам рассказывает о себе. Если клиент попался молчаливый, то я его расспрашиваю – размеры, рост, это понятно, сколько ему лет, чем он интересуется по жизни, кем работает, есть ли у него семья, дети, как он относится к детям, как он относится к природе, во что он любит одеваться, любит ли одеваться вообще! А также его хобби - книги, литература – не интересует? Хорошо! Спорт? Что же? Чтобы на картине это был он! Чтобы он сказал – да, это я. Это я в 1897 году».

Найти подходящий образ, который понравился бы и самому автору и клиенту – очень сложно. Иногда на это уходят недели творческих поисков. Но как оказалось, муки творчества – не главная проблема свободного художника. Куда важнее – поиск заказов. Чтобы раскрутиться, недостаточно просто делать хорошую работу. Надо иметь связи, общаться с нужными людьми, устраивать выставки. Сейчас, например, Инесса улучшает свой собственный Интернет-сайт, чтобы он появлялся на первых трех страницах поисковых машин. Ведь известно современное правило – если тебя нет в Интернете, то тебя нет нигде.

«Здесь от каждого заказа зависит твоя жизнь! Придет заказ, не придет заказ – надо все силы положить на то, чтобы пришел и не один, чтобы можно было существовать. Это определенная нервотрепка, это нервы, это время, это ночами не спать, думать, нервничать, переживать. Идет бычок, качается, вздыхает на ходу, ох, доска кончается… В каком-то смысле чувствую себя бычком – идет бычок, качается – туда упасть или сюда упасть или все-таки доска продолжается и будем идти дальше… Успех есть определенный и чем дальше, тем лучше и тем больше, но достаточно медленно и пока не совсем достаточно, чтобы я могла на это жить. Но я бы хотела, что в ближайшие год-два я смогу достаточно зарабатывать, чтобы стоять на ногах».

Чтобы выжить в суровом мире германской арт- индустрии, нужно обладать определенными качествами. Несмотря на то, что заказчиками Инессы являются не только немцы, но и русские, французы, англичане и американцы, художница придерживается немецких традиций – ответственность, пунктуальность, любую мелочь нужно планировать.

Но главный совет, который Инесса Жмачинская может дать своим соотечественникам – мужество и настойчивость в преодолении трудностей:

«Я бы посоветовала всем, чтобы люди, у которых что-то не получается, чтобы они как-то сели за стол, взяли лист бумаги и написали слева все, что им нравится делать, и справа – все, что они могли бы для этого сделать. Большинство людей, я уверена, как-то разочарованы жизнью, у них что-то не получается, может быть, потому что они делают что-то не свое? Или у них какие-то комплексы… Они должны поверить в себя, что у них все в порядке и Бог их поддержит в их стремлениях и планах».

С художницей Иннесой Жмачинской встречалась моя коллега Любовь Румянцева. А теперь к другой теме.

Недостаток во врачах ощущается в Германии с каждым годом все больше. Дефицит рабочей силы наблюдается сильнее всего в больницах, так как работа там связана с большим стрессом.

Поэтому многие немецкие врачи едут работать в Англию, Ирландию или Скандинавию, где больше платят и немецкий профессионализм очень ценится. А это в свою очередь открывает хорошие перспективы для врачей-мигрантов, приехавших на постоянное место жительства в Германию. Правда, для этого им нужно сдать экзамен, который немецкие студенты-медики сдают после окончания университета. К этому серьезному испытанию помогают готовиться некоторые учебные заведения, например, институт повышения квалификации в Кельне Mibeg. Рассказывает Надежда Баева.

Алексей Лебедев – уролог. В своем родном Екатеринбурге он 20 лет проработал по специальности в городской больнице. Полтора года назад 45-летний врач решил переехать в Германию. В том, что на новом месте он быстро найдет работу, ни минуты не сомневался. А потому оставил Россию и поселился с женой в Берлине. После языковых курсов Алексей Лебедев получил временное разрешение на врачебную деятельность и начал искать работу.

«Я видел, что меня, в принципе, хотят взять, то есть в этом проблем нет, я и моя специальность востребованы, но у меня проблема с языком. Про этот институт я узнал от своих знакомых, которые уже давно здесь работают врачами. Mibeg-институт – это медицинский институт в миниатюре в хорошем смысле. То есть нам напоминают полностью все дисциплины и все современно и новое, что сейчас есть в медицине. И язык идет медленно, но верно».

Уже 18 лет Mibeg-институт предлагает врачам, приехавшим из-за границы курсы по повышению квалификации, – рассказывает координатор семинаров Ника Цитц. Она сама когда-то приехала в Кельн из Казахстана.

«В самом начале семинар был задуман для русских немцев-врачей, но потом очень быстро выяснилось, что в Германии много врачей из других стран: из Афганистана, Ирана, Ирака, Сирии. То есть, у нас нет никаких ограничений».

Курсы для врачей с иностранными дипломами длятся девять месяцев. Полгода из них занимает теоретическая часть, и три месяца участники семинаров проводят на практике в больнице.

«У нас врачи очень разные приходят: терапевты, хирурги, урологи, психиатры, поэтому мы решили делать то, что нужно всем врачам. Поэтому у нас больше терапевтический уклон, внутренние болезни, потому что очень много из этого на экзамене спрашивается. У нас представлена и хирургия, и фармакология».

Восемь часов в день слушатели освежают свои знания, учат немецкий и самое главное – знакомятся с современными методами лечения, а также с новым медицинским оборудованием и работой на компьютере. Делится врач Алексей Лебедев.

«Я работал завотделением, у меня в отделении не было ни одного компьютера. Я об этом только мечтал, хотя это была центральная городская больница Екатеринбурга, урологическое отделение. Здесь оснащение прекрасное и здесь нас обучают работе на компьютере, и это очень важно. Я некоторое время работал в Берлине как Gastarzt, и там везде компьютеры, не говоря уже у каждого врача в ординаторской».

Важная часть девятимесячного курса для врачей – это семинары по подготовке к устройству на работу. «Русскоязычные врачи отличаются излишней скромностью и часто совершенно неправильно ведут себя на собеседовании», – рассказывает Ника Цитц из Mibeg-института в Кельне.

«У них не было в школе или университете такого предмета, когда ты учишься себя презентировать со своими положительными сторонами. Их нужно убедить, что очень важно продавать себя на рынке. Этой стратегии мы обучаем, тогда и найдешь место работы. На собеседовании в первый момент во время беседы не могут определить, какой ты специалист, но они могут определить, что ты за человек и коммуникативный ли ты».

Плату за обучение врачей в Mibeg-институте берет на себя биржа труда. Неудивительно: за 18 лет учебное заведение смогло доказать свой профессионализм: лишь двое из ста его выпускников не находят работу после окончания курсов.