1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Хроника Центральной Азии / 5 лет спустя трагедии 11 сентября

Вместе с экспертами и журналистами мы анализируем изменения в Центральной Азии, произошедшими в результате терактов 11 сентября 2001 года.

default

Гранитная фигура пожарного, погибшего при ликвидации последствий падения небоскребов Всемирного Торгового Центра

Большая часть сегодняшнего выпуска «Хроники Центральной Азии» будет так или иначе посвящена годовщине 11 сентября – терактов в США, перевернувших ход новейшей истории. Вместе с экспертами и журналистами мы анализируем изменения в регионе Центральной Азии, произошедшими в результате этих терактов. Часть этой обширной дискуссии – в нашей постоянной рубрике, ее представляет Михаил Бушуев.

Мир, безусловно, изменился после 11 сентября 2001-го года, когда исламские экстремисты захватили пассажирские авиалайнеры и превратив их в управляемые ракеты, напали на Нью-Йорк и Вашингтон? Почти три тысячи человек погибли в результате этого преступления века. Были разрушены гигантские небоскрёбы Всемирного торгового центра и часть здания Пентагона. После этих терактов Соединённые Штаты объявили войну международному терроризму. Наш корреспондент Юрий Дулерайн из Нью-Йорка рассуждает на эту тему, анализируя данные последнего доклада американской организации «Фридом Хауз»:

Что изменилось с тех пор по части свободы и демократии, распространение которых в мире Соединённые Штаты считают своим приоритетом? К пятой годовщине терактов общественная организация Freedom House (что переводится как «Дом Свободы») опубликовала в Нью-Йорке доклад о состоянии политических и гражданских свобод по странам мира. В этот список под названием “Худшие из худших” входят Туркмения и Узбекистан. Кроме них, названы Бирма, Куба, Ливия, Северная Корея, Судан и Сирия. В Афганистане был свергнут режим “Талибан”, помогавший террористической сети «Аль-Каида», но боевые действия продолжились. Таджикистан, Узбекистан и Киргизия предложили Америке свою поддержку в войне против талибов. Они предоставили военные базы и воздушное пространство для ведения антитеррористических операций. В Вашингтоне надеялись, что американское присутствие в этих странах будет способствовать демократизации. Однако, как отмечает директор европейского отдела «Фридом Хауз» Кристи Ивенсон, хотя в мире прослеживается общая позитивная тенденция к расширению свободы в мире, но есть и исключения. Так, в Центральной Азии общей тенденцией все же является отход от демократического развития. Тамошние режимы, по мнению «Фридом Хауз», всё туже завинчивают гайки, оставляя мало надежд на улучшение в области политических прав и гражданских свобод. В частности, Туркмения, по определению госдепартамента США, является «авторитарным государством» с монополией на политическую власть президента Ниязова. Положительным исключением является Киргизия после бегства президента Акаева, считают в организации. Афганистан, несмотря на то, что там не прекращается война с талибами и боевиками «Аль-Каиды», успешно завершил так называемый Боннский процесс создания системы демократического правления, начатый после свержения режима “Талибан”. Были проведены свободные и честные выборы в провинциальные собрания. Но угроза терроризма не отступила. Анализируя ситуацию в Афганистане через 5 лет после начала войны с терроризмом, газета «Нью-Йорк Таймс» отмечает, что уцелевшие лидеры «Аль-Каиды» используют пограничные с Пакистаном районы как базу для операций в поддержку международных террористических атак, включая, как подозревают, организацию взрывов в Лондоне в июле прошлого года. “Нью-Йорк Таймс” ссылается на мнение Роберта Греньера, бывшего руководителя отдела ЦРУ по борьбе с терроризмом.

“Мы прослеживаем прямую связь с тем, что происходит в Афганистане, - считает Греньер. - Для «Аль-Каиды» Афганистан остаётся центром притяжения”.

Самое позднее пять лет назад весь мир узнал о существовании грозной террористической организации под названием «Аль-Каида» и ее лидере Усаме бен Ладене. Спустя годы безуспешных поисков многим наблюдателям все чаще приходят мысли о вымышленности этой фигуры, так же, как и о вымышленности самой «Аль-Каиды». Тогда что же за враг угрожает Америке и всему западному миру? Мы попросили обрисовать нынешние контуры «Аль-Каиды» и движения Талибан» российского эксперта по Афганистану, а также по кризисным ситуациям Льва Королькова:

- Движение «Аль-Каида» это совершенно виртуальная вещь, так же как и ее вождь бен Ладен. Его никто не видел, по меньшей мере, последние годы, а то что «Аль-Джазира» интервью с ним передает время от времени, это может быть что угодно. А что касается «Талибан», то это совершенно конкретное движение, которое в свое время было создано пакистанскими спецслужбами, и оно существует. Свидетельством этого является недавние события на юге Афганистана, близ Кандагара.

Сильнее ли эти террористические организации, чем 5 лет назад?

- Вы знаете, мне кажется, что значительно сильнее, но силу свою «Талибан» не показывает, в силу того, что у них изменилась тактика. Они, естественно, не могут противостоять всей мощи военной машины такой страны Соединенные Штаты и их союзники, я имею в виду авиационным ударам, бомбоштурмовым ударам, наносимых с вертолетов и т.п. Но на каком-то этапе «Талибан» вышел из-под контроля властей Пакистана как государственная организация и полностью перешел в настоящее время под контроль сетевых структур международного терроризма, каковой по существу является эта полумифическая «Аль-Каида». Я хочу сказать, что у них есть свои центры, свои источники финансирования, главным из которых является наркотрафик. Потому что 90% продукции сельского хозяйства (если так можно выразиться) Афганистана состоит из выращивания опийных сортов мака и превращения такового в героин. Это позволяет закупать довольно серьезные в технологическом отношении самые последние образцы вооружения, обучать персонал, и таким образом «Талибан» превращается в очень серьезного противника. Во всяком случае, коалиционные силы в Афганистане периодически испытывают сложности. Но это пока идет проба сил, так сказать. Что будет дальше, это трудно сказать…

Что изменили события 11 сентября?

- События 11 сентября послужили своего рода детонатором, который как бы все расставил на свои места. Страны, трудно сказать, западной цивилизации, но, во всяком случае, страны Северной Америки, Европы и Россия – они оказались перед лицом очень сильного противника, вновь появившегося, - сетевых террористических структур, бороться с которыми достаточно трудно, потому что это требует на самом деле сил не меньше, чем в обычной конвенционной войне. И, кроме того, события 11 сентября послужили основой сближения до того времени достаточно разрозненных сетевых структур, преследующих цель сплочения исламского мира и противопоставления его западному миру. Я думаю, что мы пока видим только зарницы той грозы, которая обязательно случится. Ясной и чистой победы нет ни у одной из сторон.

А вот мнение эксперта из берлинского фонда «Наука и политика» Циты Маас:

- После шока от терактов 11 сентября 2001 года наступило облегчение в связи с тем, как быстро удалось свергнуть в Афганистане режим движения «Талибан», - на это никто не рассчитывал. Но сейчас обстановку в регионе Центральной Азии определяет не только война в Афганистане. Ее определяет и начавшаяся в 2003 году война или, скажем иначе, смена режима правления в Ираке, что оказалось значительным фактором дестабилизации в регионе. Фактически там идет гражданская война. Прибавьте сюда и амбивалентные, сложные отношения Индии и Пакистана. В Центральной Азии мы видим крайне авторитарные режимы, которые все чаще обращают взоры к Москве. Одним словом, очагов напряженности несколько, и не все они связаны непосредственно с 11 сентября. Я бы дополнительно указала на новый виток напряжения на Ближнем Востоке, в Ливане. Следует опасаться, что исламские экстремисты воспримут бомбардировки Ливана как повод отомстить, и огромный регион Центральной Азии может оказаться затронутым этими настроениями.