1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Хроника Центральной Азии / 2.7.2006

Туркменский хельскинский фонд обнародовал заявление, касающееся очередного «шпионского» скандала...

В конце прошедшей недели международная правозащитная организация Туркменский хельскинский фонд обнародовал заявление, касающееся очередного «шпионского» скандала, разгоревшегося в Туркмении. Речь идет о задержании в Ашхабаде двух членов этой организации, корреспондентки радиостанции «Свобода» и четверых их родственников и об обвинении их властями в попытке свержения правительства и в сотрудничестве с иностранными журналистами.

Как уже сообщала «НВ», 19 июня официальный Ашхабад устами министра национальной безопасности по телевиденью рассказал о раскрытии заговора и поведал о том, как бывший учитель географии Аннакурбан Аманклычев, внештатная корреспондентка «Свободы» Огулсапар Мурадова, домохозяйка Елена Овезова и член Туркменского хельсинского фонда Сапардурды Хаджиев собирали клеветническую информации о жизни туркменского народа и готовились сеять недовольство среди населения, чтобы свергнуть государственный строй.

Из слов министра следовало, что указанные лица, якобы, помогали западным журналистам получать из Туркмении сведенья и видеоматериалы о ее жизни и быте. В этой связи Туркменский хельсинский фонд в своем заявлении обращает внимание на то, что посредством своих активистов действительно осуществляет мониторинг правозащитной и социально-экономической ситуации в республике: в системе здравоохранения, образования, пенсионной и жилищной сфере, в местах лишения свободы. «Эту деятельность власти интерпретировали как сбор клеветнической информации с целью посеять недовольство среди населения», - говорится в документе. Кроме того, фонд сообщает, что Мурадова сотрудничала с Лондонским институтом гигиены и тропической медицины, а Аманклычев и Овезова участвовали в семинарах по защите прав человека. Кроме того, Аманклычев помогал БиБиСи в подготовке репортажа о состоянии туркменского здравоохранения, и французскому телеканалу «Франс 2».

Тем не менее, как уже сообщала «НВ», этим лицам предъявлено обвинение в нарушении ряда статей уголовного кодекса, в том числе – в шпионаже, а нескольким их родственникам – в пособничестве. Дело передано в Генеральную прокуратуру. Корреспондент «НВ» Ораз Сарыев получил от источника в МНБ также информацию о том, что власти готовят до суда показательные признания «преступников», которые будут демонстрироваться по государственному телевиденью. При этом в последние дни официальный Ашхабад стал утверждать, что в видеокамере, изъятой во время обыска у Аманклычева, обнаружены съемки неких военных объектов в Туркмении. Туркменские власти готовы продемонстрировать эти кадры в качестве неопровержимого доказательства шпионской деятельности Аманклычева, выполнявшего заказ иностранных спецлужб, которые работали через западных журналистов. Утверждается, что Аманклычев дал в этой связи признательные показания. По этому поводу источник в одной из туркменских спецслужб рассказал корреспонденту «НВ» Оразу Сарыеву, что в МНБ уголовные дела очень часто возбуждаются искусственно, так же создается состав преступления. «Это обычная схема, когда уголовное дело «шьют» тому, кто попадает к ним за нелояльность власти, - утверждает источник, - Обычная схема такая: сперва человека задерживают в МНБ, и угрозами или насилием заставляют собственноручно написать, будто у него дома хранится огнестрельное оружие. Потом сотрудники в его отсутствие проводят у него обыск и находят оружие либо дома, либо в машине, либо в сарае. После этого они получают санкцию на арест, на основании обнаружения ствола, и уже давят на него по другим статьям. Признания записывают на видео и передают в суд в качестве вещдока. Запись могут показать и по телевиденью. Помимо оружия, могут подбрасываться и наркотики».

Источник в журналисткой среде привел корреспонденту «НВ» конкретный пример такой работы:

ММ: В 2002 году сотрудники МНБ задержали одного туркменского журналиста прямо в его кабинете. Это происходило в присутствии его коллег. В ходе обыска не было найдено ничего. Что они искали, не знаю. Но через три дня ко мне пришли следователь МНБ и несколько оперативных сотрудников этой организации и потребовали открыть кабинет. При этом мне предъявили собственноручные показания журналиста, что он хранил пистолет «Макарова». Они зашли в кабинет и сразу нашли пистолет. Понятыми у них были солдаты-пограничники. А меня туда не пустили.

Далее, бывший сотрудник технического отдела комитета национальной безопасности Туркмении, ныне работающий в органах безопасности другой страны, сообщил нашему корреспонденту, что в 1995 году его вызвал тогдашний глава комитета Мухаммед Назаров и дал указание подготовить доказательную базу для компрометации одного из журналистов, занимавшихся в то время общественной деятельностью по активизации молодежи в Ашхабаде. Председатель КНБ приказал «создать» доказательства с тем, чтобы они затем были обнаружены при обыске. Источник утверждает, что он сразу же перенес на дискету фотографии военного аэродрома под Ашхабадом, нескольких погранзастав на границе с Ираном, а также ряда других военных объектов. Эти данные, естественно, были обнаружены при обыске. Источник высказал убеждение, что и в истории с Аманклычевым, по всем признакам, «шпионская» пленка в его камере – это работа сотрудников технического отдела МНБ, а с стороны обвиняемого имеет место обычный в туркменских условиях самооговор.