1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

"Храмы культуры" в 3D: от библиотеки на Невском до норвежской тюрьмы

В Германии вышел в прокат документальный фильм, над которым работали Вим Вендерс, Роберт Редфорд и другие известные кинематографисты.

Немецкий режиссер Вим Вендерс (Wim Wenders) возвратился на Потсдамскую площадь - в место, где более четверти века назад работал над фильмом, который затем вошел в историю мирового кинематографа. В 1987 году здесь развернулось действие его лирической картины "Небо над Берлином" ("Der Himmel über Berlin"). Для новой стереоскопической документальной ленты "Храмы культуры" ("Kathedralen der Kultur") Вендерс решил снять портрет Берлинской филармонии, возведенной в этом районе по проекту немецкого архитектора Ганса Шаруна (Hans Scharoun).

Она была завершена в 1963 году. Идея Шаруна заключалась в том, чтобы впервые построить концертный зал, в котором сцена находилась бы посреди публики. Однако особое внимание Вендерса привлек еще один аспект. "Филармония была возведена в бывшем центре города на Потсдамской площади - во время Второй мировой войны полностью разрушенном, ставшем ничейной землей. Как раз во время реализации проекта власти Восточной Германии внезапно приступили к возведению Берлинской стены. Из-за этого новая филармония на целые десятилетия оказалась в своего рода изоляции, что делает ее особенно интересной с исторической точки зрения", - говорит режиссер.

Помимо Вима Вендерса в поисках и создании портретов своих храмов культуры также участвовали другие известные кинематографисты - режиссеры Михаэль Главоггер (Michael Glawogger) из Австрии, Маргрет Олин из Норвегии и Карим Айнуз из Бразилии, а также американские актеры Майкл Мэдсен и Роберт Редфорд. Премьера фильма состоялась в начале года на Международном берлинском кинофестивале Berlinale. Сейчас он вышел в немецкий прокат.

Ожившие книги

Следующий храм культуры, о котором смогут узнать зрители этой документальной летны, находится в Санкт-Петербурге и построен намного раньше Берлинской филармонии. Российская национальная библиотека была открыта в 1814 году в здании, возведенном на Невском проспекте по проекту архитектора Егора Соколова. Михаэль Главоггер погружается в тишину читальных залов, вместе с камерой медленно передвигаясь по библиотечным лабиринтам. Снятый им портрет - чувственное признание в любви. Однако объекты его любви - не вечны. Некоторые издания прошлых веков, кажется, вот-вот могут превратиться в бумажную пыль… Пустые места за столами в этом храме культуры и на экране иллюстрируют признаки нового времени - цифровой эпохи, когда далеко не за всеми книгами необходимо отправляться в библиотеки, а тлен новым электронным хранилищам знаний вообще не грозит.

Для Михаэля Главоггера этот проект оказался последним. Режиссер, сценарист и оператор скончался в конце апреля 2014 года от малярии, которой заболел во время работы в Либерии. Незадолго до своей смерти, рассказывая о съемках в Санкт-Петербурге, он отметил, что книги, когда к ним приближалась камера для трехмерной стереоскопической съемки, превращались словно в живых существ. Их возраст, по словам Главоггера, становился ощутимым, материализовался, благодаря объективам, делавшим зримыми мельчайшие нюансы старения бумаги и другие даже самые малозаметные следы времени.

Места не столь отдаленные

Храмом культуры датского режиссера Майкла Мэдсена оказалась… тюрьма Хальден - новейшая в Норвегии, открытая в 2010 году. "Самой гуманной тюрьмой в мире" назвал ее американский журнал Time. На окнах здесь нет решеток, а за ними открывается панорамный вид на природные красоты, окружающие это пенитенциарное учреждение. Картину дополняют разные спортивные залы и площадки, а также гостиница, в которой заключенные могут иногда ночевать, когда их посещают родственники. При этом в Хальдене содержатся некоторые самые опасные норвежские преступники. Фильм позволяет зрителям заглянуть в места не столь отдаленные, но скрытые от глаз общественности, не говоря уже о сценах, когда заключенные играют вместе с охранниками в баскетбол. Однако даже такая комфортабельная и гуманная тюрьма, прозванная также пятизвездочной, не обходится без изолятора - одиночных камер для в чем-то особо провинившихся.

Монастырь науки

Место, выбранное для съемок Робертом Редфордом, к высокой культуре также прямого отношения не имеет. Институт Солка, расположенный в калифорнийском местечке Ла-Холья, районе Сан-Диего, был основан разработчиком первой вакцины против полиомиелита Джонасом Солком. В 1959 году он поручил архитектору Луису Кану подготовить проект исследовательского центра - такого, словно его построил для себя Пабло Пикассо или какой-нибудь другой великий художник. Солк представлял его себе в виде своего рода монастыря, в котором ученые могли бы работать в гармонии с природой. Результатом стал комплекс, выполненный в строгих геометрических формах и внутренней площадью, открытой в сторону Тихого океана. В своей части фильма Роберт Редфорд пытается ответить на вопрос, может ли незаурядная архитектура способствовать выдающимся научным достижениям и открытиям.

Два других эпизода "Храмов культуры", честно говоря, в фильм не очень вписываются. Один из них, снятый Маргрет Олин, посвящен Оперному театру Осло, на открытии которого в 2008 году среди почетных гостей присутствовала канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel). Элегантное здание словно вырастает из фьорда, однако комбинация высокой культуры и пригородного досуга явно не тянет на такого рода восхищение.

Центр Помпиду, воодушевивший Карима Айнуза, несмотря на его значение для культурной жизни Парижа, производит впечатление инородного тела в этом районе города, а внутри больше похож на фабрику, несмотря на эскалаторы в стеклянных трубах.

Однако, в общем и целом, проект "Храмы культуры" можно считать впечатляющей попыткой заглянуть за стены архитектурных сооружений, почувствовать их душу. Большинство авторов даже свои комментарии читали от имени этих зданий - интересный прием, вдохнувший в архитектуру эмоциональную жизнь. Документальная лента еще раз подтверждает, что не только люди определяют облик зданий, но и сами здания оказывают влияние на людей.

Контекст