1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Хотели угля и стали - получили Евросоюз

23.07.2002

В Европе юбилей. Ровно 50 лет тому назад вступило в силу Европейское объединение угля и стали. Юбилей отмечается более чем скромно. Между тем, именно объединение угля и стали стало первым важным шагом на пути создания нынешнего Европейского союза. Так что, если угодно, мы сегодня празднуем 50 летие Евросоюза. А раз такая круглая дата, прямо-таки золотая свадьба европейцев, то не грех оглянуться назад, вспомнить об истории Союза. Короткую справку об этом подготовил мой коллега Владимир Иванов.

Европейское объединение угля и стали вступило в действие 23-го июля 1952-го года. Договор о создании этой структуры подписали шесть стран – Германия, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Соглашение предусматривало создание общего рынка угля и стали в Европе и должно было способствовать экономическому возрождению континента после второй мировой войны. Концепция оказалась удачной. Более того – объединение угля и стали, которое на первых порах занималось решением чисто практических задач в пределах одной промышленной отрасли, спустя несколько лет послужило фундаментом для создания новых экономических, а затем и политических механизмов европейского сотрудничества. На основе этого объединения возникло Европейское экономическое сообщество, из которого позже вырос Европейский союз.

На момент подписания договора угледобывающая и сталелитейная промышленность была краеугольным камнем европейской экономики. В первую очередь это относилось к Германии, для которой новая структура стала одним из рычагов послевоенного «экономического чуда». Проблемы возникли после того, как спрос на уголь начал падать. Затем, в результате нефтяного кризиса в 70-х годах, начались сложности в сталелитейной отрасли. Говорит директор объединения предприятий сталелитейной промышленности в Дюссельдорфе Альбрехт Корман:

«В кризисные времена европейская политика в производстве стали себя не оправдала. Объединение угля и стали полностью зависело от экономической конъюнктуры. Оно прекрасно работало, пока был спрос на сталь. Но как только ситуация ухудшалась, сразу обнаруживались слабости».

Сегодня сталелитейная промышленность больше не является флагманом европейской экономики. В Германии, например, число занятых в этой отрасли сократилось, по сравнению с пятидесятыми годами, в четыре раза. Политическое влияние «стальных баронов» тоже сильно уменьшилось. Таким образом, объединение угля и стали утратило свою системообразующую роль для индустриальной Европы. Тем не менее, соглашение от 1952-го года остаётся важнейшей вехой послевоенной истории, поскольку оно стало первым шагом на пути к европейскому единству.

Но соглашение заключалось ровно на 50 лет. С сегодняшнего дня оно истекло. Следовательно и сталелитейная и угольная промышленность утратили свой особый статус. Между тем, без дотаций им трудно выжить. Особенно острый кризис наблюдается в угледобывающей отрасли. Дело в том, что немецкий уголь слишком дорог: 130-140 евро за тонну. Импортный - практически втрое дешевле. Вот и получается, что в середине 50 годов на шахтах Рурской области было занято около полумиллиона человек, а сейчас - всего 50.000. К 2005 году в угольных шахтах по всей Германии останется не более 36.000 шахтёров. Уже сейчас сохранение одного рабочего места под землёй обходится немецкому налогоплательщику в среднем в 30.000 евро в год. Тем не менее, Вольфганг Райхель, председатель объединения немецкой угледобывающей промышленности уверен, что она имеет право на существование. Господин Райхель, в прошлом году угледобывающая промышленность получила 4 миллиарда евро дотаций, в 2005 году субсидии всё ещё составят более 2 с половиной миллиардов. А почему собственно, налогоплательщик должен выкладывать такие суммы?

«В одной стороны, эти деньги идут на устранение последствий угледобычи - рекультивацию земель и так далее, на переквалификацию шахтёров. А, с другой стороны, это своего рода страховой взнос, чтобы сохранить доступ к запасам каменного угля на территории Германии. Давайте не будем забывать, что других энергоносителей у нас практически нет».

Но многие говорят, что эта отрасль в Германии всё равно обречена. Если уж тратить столько денег, то не лучше ли вкладывать их в альтернативные виды энергии?

«Одно другого не исключает. Альтернативные источники энергии, конечно, надо развивать, но в ближайшие десятилетия они не смогут обеспечить потребность в электроэнергии. Волей-неволей, нам придётся пользоваться ископаемыми энергоносителями. Это ведь и вопрос стоимости».

Есть ли надежда, что добыча угля в Германии когда-нибудь станет рентабельной?

«Цены диктуются спросом и предложением. Так что никто не в состоянии точно предсказать, что будет через несколько лет. Однако сравняться по ценам с импортным углём будет трудно. В Германии уголь добывается с глубины в 1000 метров, геологические условия - сложные. А в странах-экспортёрах уголь добывается зачастую в открытых карьерах. Так что условия неравные. Но не забывайте, пока сохраняется добыча угля в Германии, у немецкой промышленности есть возможность продавать оборудование для шахт».

За последние 15-20 лет большая часть шахт в Рурской области закрылась. Появились новые отрасли производства, совсем иначе выглядят города. Вы довольны структурными переменами?

«Ну, это зависит от того, с какими мерками подходить. Все, кто думал, что можно просто сократить дотации на уголь и вложить деньги в другие отрасли, в последние годы вынуждены признать, что всё не так просто. Так просто новые рабочие места не создашь. Кое-где это удалось. В других местах работы непочатый край. За одно поколение целый регион не переделаешь».

Это было мнение Председателя объединения немецкой угледобывающей промышленности Вольфганга Райхеля. Он прав, за одно поколение целый регион не переделаешь. Но попытаться можно. Вот, послушайте репортаж корреспондентки кёльнской радиостанции «ВДР» Урзулы Каттхёфер из Оберхаузена:

Оберхаузен - небольшой шахтёрский город в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия. Примерно 200.000 жителей. Лет 10 назад он считался едва ли не самым грязным и безобразным городом во всей округе. Шахты, сталелитейные заводы, автострады разрезали весь город на части. Местная речушка напоминала клоаку. И вот 6 лет тому назад именно здесь в Оберхаузене, на территории бывшего сталелитейного комбината, был построен самый большой торговый комплекс во все Европе. 200 отдельных магазинов, ресторанов, кабачков, мюзик-холл и, наконец, старый газгольдер, где сегодня проходят различные выставки. Бывший бургомистр города Фридхельм фан ден Мунд рассказывает:

«Вы себе не представляете, как нас били, когда мы решили не сносить газгольдерную станцию, а устроить в ней выставочный зал. Ох, как пресса нас тогда колотила!»

Туристы едут сюда целыми автобусами со всех концов Германии. Вот, например, школьный класс из Падерборна. Ребята приехали специально за покупками:

«Мы уже много слышали об этом центре. Здесь можно хорошо закупиться и заодно отдохнуть».

Для этих подростков Оберхаузен - город покупок и развлечений. А люди постарше помнят его совсем иным. Фридхельм фан ден Мунд начинал здесь простым шахтёром, потом стал горным мастером, а в самые трудные годы - когда шахты закрывались одна за другой, а следом за ними и сталелитейные предприятия - был бургомистром города. Тогда казалось, у Оберхаузена нет будущего. Правда, нищета шахтёрам и сталеварам не грозила. Все они получали щедрые выходные пособия, пособия по безработице. Те, кто постарше, вышли на досрочную пенсию, кто помоложе - мог выбирать для себя курсы переквалификации. Проблема была в другом:

«Эти люди занимались действительно тяжким физическим трудом под землёй и в сталелитейных цехах. И это давало им чувство гордости. И хотя уровень образования был не очень высок, они с презрением смотрели на сферу обслуживания. Что, он официант или парикмахер? Это же не мужик, он работать не умеет».

Убедить этих людей в том, что будущее города - в торговом и развлекательном центре было практически невозможно. Но в этом убедились на собственном опыте их дети. Когда-то Оберхаузен был чемпионов в Рурском бассейне по уровню безработицы, сегодня безработных в городе не больше, чем в среднем по всей федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия.

Александр Варкентин «НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА»

Хотели угля и стали - получили Евросоюз

В Европе юбилей. Ровно 50 лет тому назад вступило в силу Европейское объединение угля и стали. Юбилей отмечается более чем скромно. Между тем, именно объединение угля и стали стало первым важным шагом на пути создания нынешнего Европейского союза. Так что, если угодно, мы сегодня празднуем 50 летие Евросоюза. А раз такая круглая дата, прямо-таки золотая свадьба европейцев, то не грех оглянуться назад, вспомнить об истории Союза. Короткую справку об этом подготовил мой коллега Владимир Иванов.

Европейское объединение угля и стали вступило в действие 23-го июля 1952-го года. Договор о создании этой структуры подписали шесть стран – Германия, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Соглашение предусматривало создание общего рынка угля и стали в Европе и должно было способствовать экономическому возрождению континента после второй мировой войны. Концепция оказалась удачной. Более того – объединение угля и стали, которое на первых порах занималось решением чисто практических задач в пределах одной промышленной отрасли, спустя несколько лет послужило фундаментом для создания новых экономических, а затем и политических механизмов европейского сотрудничества. На основе этого объединения возникло Европейское экономическое сообщество, из которого позже вырос Европейский союз.

На момент подписания договора угледобывающая и сталелитейная промышленность была краеугольным камнем европейской экономики. В первую очередь это относилось к Германии, для которой новая структура стала одним из рычагов послевоенного «экономического чуда». Проблемы возникли после того, как спрос на уголь начал падать. Затем, в результате нефтяного кризиса в 70-х годах, начались сложности в сталелитейной отрасли. Говорит директор объединения предприятий сталелитейной промышленности в Дюссельдорфе Альбрехт Корман:

«В кризисные времена европейская политика в производстве стали себя не оправдала. Объединение угля и стали полностью зависело от экономической конъюнктуры. Оно прекрасно работало, пока был спрос на сталь. Но как только ситуация ухудшалась, сразу обнаруживались слабости».

Сегодня сталелитейная промышленность больше не является флагманом европейской экономики. В Германии, например, число занятых в этой отрасли сократилось, по сравнению с пятидесятыми годами, в четыре раза. Политическое влияние «стальных баронов» тоже сильно уменьшилось. Таким образом, объединение угля и стали утратило свою системообразующую роль для индустриальной Европы. Тем не менее, соглашение от 1952-го года остаётся важнейшей вехой послевоенной истории, поскольку оно стало первым шагом на пути к европейскому единству.

Но соглашение заключалось ровно на 50 лет. С сегодняшнего дня оно истекло. Следовательно и сталелитейная и угольная промышленность утратили свой особый статус. Между тем, без дотаций им трудно выжить. Особенно острый кризис наблюдается в угледобывающей отрасли. Дело в том, что немецкий уголь слишком дорог: 130-140 евро за тонну. Импортный - практически втрое дешевле. Вот и получается, что в середине 50 годов на шахтах Рурской области было занято около полумиллиона человек, а сейчас - всего 50.000. К 2005 году в угольных шахтах по всей Германии останется не более 36.000 шахтёров. Уже сейчас сохранение одного рабочего места под землёй обходится немецкому налогоплательщику в среднем в 30.000 евро в год. Тем не менее, Вольфганг Райхель, председатель объединения немецкой угледобывающей промышленности уверен, что она имеет право на существование. Господин Райхель, в прошлом году угледобывающая промышленность получила 4 миллиарда евро дотаций, в 2005 году субсидии всё ещё составят более 2 с половиной миллиардов. А почему собственно, налогоплательщик должен выкладывать такие суммы?

«В одной стороны, эти деньги идут на устранение последствий угледобычи - рекультивацию земель и так далее, на переквалификацию шахтёров. А, с другой стороны, это своего рода страховой взнос, чтобы сохранить доступ к запасам каменного угля на территории Германии. Давайте не будем забывать, что других энергоносителей у нас практически нет».

Но многие говорят, что эта отрасль в Германии всё равно обречена. Если уж тратить столько денег, то не лучше ли вкладывать их в альтернативные виды энергии?

«Одно другого не исключает. Альтернативные источники энергии, конечно, надо развивать, но в ближайшие десятилетия они не смогут обеспечить потребность в электроэнергии. Волей-неволей, нам придётся пользоваться ископаемыми энергоносителями. Это ведь и вопрос стоимости».

Есть ли надежда, что добыча угля в Германии когда-нибудь станет рентабельной?

«Цены диктуются спросом и предложением. Так что никто не в состоянии точно предсказать, что будет через несколько лет. Однако сравняться по ценам с импортным углём будет трудно. В Германии уголь добывается с глубины в 1000 метров, геологические условия - сложные. А в странах-экспортёрах уголь добывается зачастую в открытых карьерах. Так что условия неравные. Но не забывайте, пока сохраняется добыча угля в Германии, у немецкой промышленности есть возможность продавать оборудование для шахт».

За последние 15-20 лет большая часть шахт в Рурской области закрылась. Появились новые отрасли производства, совсем иначе выглядят города. Вы довольны структурными переменами?

«Ну, это зависит от того, с какими мерками подходить. Все, кто думал, что можно просто сократить дотации на уголь и вложить деньги в другие отрасли, в последние годы вынуждены признать, что всё не так просто. Так просто новые рабочие места не создашь. Кое-где это удалось. В других местах работы непочатый край. За одно поколение целый регион не переделаешь».

Это было мнение Председателя объединения немецкой угледобывающей промышленности Вольфганга Райхеля. Он прав, за одно поколение целый регион не переделаешь. Но попытаться можно. Вот, послушайте репортаж корреспондентки кёльнской радиостанции «ВДР» Урзулы Каттхёфер из Оберхаузена:

Оберхаузен - небольшой шахтёрский город в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия. Примерно 200.000 жителей. Лет 10 назад он считался едва ли не самым грязным и безобразным городом во всей округе. Шахты, сталелитейные заводы, автострады разрезали весь город на части. Местная речушка напоминала клоаку. И вот 6 лет тому назад именно здесь в Оберхаузене, на территории бывшего сталелитейного комбината, был построен самый большой торговый комплекс во все Европе. 200 отдельных магазинов, ресторанов, кабачков, мюзик-холл и, наконец, старый газгольдер, где сегодня проходят различные выставки. Бывший бургомистр города Фридхельм фан ден Мунд рассказывает:

«Вы себе не представляете, как нас били, когда мы решили не сносить газгольдерную станцию, а устроить в ней выставочный зал. Ох, как пресса нас тогда колотила!»

Туристы едут сюда целыми автобусами со всех концов Германии. Вот, например, школьный класс из Падерборна. Ребята приехали специально за покупками:

«Мы уже много слышали об этом центре. Здесь можно хорошо закупиться и заодно отдохнуть».

Для этих подростков Оберхаузен - город покупок и развлечений. А люди постарше помнят его совсем иным. Фридхельм фан ден Мунд начинал здесь простым шахтёром, потом стал горным мастером, а в самые трудные годы - когда шахты закрывались одна за другой, а следом за ними и сталелитейные предприятия - был бургомистром города. Тогда казалось, у Оберхаузена нет будущего. Правда, нищета шахтёрам и сталеварам не грозила. Все они получали щедрые выходные пособия, пособия по безработице. Те, кто постарше, вышли на досрочную пенсию, кто помоложе - мог выбирать для себя курсы переквалификации. Проблема была в другом:

«Эти люди занимались действительно тяжким физическим трудом под землёй и в сталелитейных цехах. И это давало им чувство гордости. И хотя уровень образования был не очень высок, они с презрением смотрели на сферу обслуживания. Что, он официант или парикмахер? Это же не мужик, он работать не умеет».

Убедить этих людей в том, что будущее города - в торговом и развлекательном центре было практически невозможно. Но в этом убедились на собственном опыте их дети. Когда-то Оберхаузен был чемпионов в Рурском бассейне по уровню безработицы, сегодня безработных в городе не больше, чем в среднем по всей федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия.