1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Хиджаб и Конституция Германии

Накануне принятия Конституционным судом решения о ношении головного платка мусульманок – хиджаба – госслужащими, вопрос о соотношении личной свободы гражданина, прав меньшинств и конституции ФРГ – в центре внимания.

default

Изучение Корана началось в Германии.

Принадлежность к определенной религиозной конфессии может выражаться по-разному. Одним из проявлений принадлежности женщины к исламу является постоянное и обязательное ношение головного убора – чаще всего, платка. Ферешта Людин носит платок даже в школе, где работает учительницей начальных классов. По ее словам, ислам является неотъемлемой частью ее жизни, поэтому она не может отказаться от ношения его атрибутов. Это и стало причиной конфликта между тридцатилетней учительницей и федеральной землей Северный Рейн – Вестфалия.

Проблемы у Ферешты Людин начались уже в 1998 году, когда она только что сдала госэкзамен на звание преподавателя.

Из-за того, что ее религиозная принадлежность слишком бросалась в глаза, а это могло вызвать нежелательные расспросы у школьников, ... ей было отказано в праве преподавать. Ферешта обратилась в суд. В первой инстанции административный суд Штуттгарта принял по делу Людин следующее решение:

Несмотря на то, что истец обладает необходимыми для преподавания в школе профессиональными навыками, ее личные характеристики нарушают требования, обязательные к преподавателю, как к представителю государства: из религиозных соображений ислама она носит на занятиях платок и этим самым нарушает государственный нейтралитет, что, в свою очередь, противоречит профессиональным задачам преподавателя.

Негативными были и решения двух следующих инстанций. Но это не заставило ее отказаться от дальнейших поисков справедливости. Сейчас - последняя надежда: дело будет рассматриваться в высшем судебном органе Германии – Федеральном Конституционном суде в Карлсруэ. Его слово будет последним.

Предыстория

Ферешта Людин родилась в Афганистане. Когда ей было 5 лет, семья переехала в Германию, поскольку отец был назначен там послом. Ислам всегда присутствовал в жизни семьи Людин, но, по ее словам, как христианство в христианских семьях, никогда не играл решающей роли.

Фереште было 7 лет, когда в Афганистан вошли советские войска. Ее отец потерял должность посла, но о возвращении в горящий Афганистан не могло быть и речи. В результате семья Людин эмигрировала в Саудовскую Аравию. После смерти отца семья Людин еще какое-то время оставалась в живущей по исламским канонам Саудовской Аравии, где на Ферешту Людин произвели сильное впечатление некоторые арабские традиции.

«Например, во время Рамадана все постились вместе, и пять раз в день весь город в одно и то же время молился. Но иногда я серьезно задумывалась над смыслом мусульманства. Мне казалось, что некоторые традиции совсем не соответствует исламу, хотя и представляются как мусульманское учение. Прежде всего, это относилось к положению женщин в обществе, просто жуткому ограничению ее роли чисто бытовыми функциями».

В соответствии с саудовской интерпретацией Корана мусульманская женщина обязана полностью скрывать свое лицо и тело от взглядов чужих людей. Мать Ферешты не хотела мириться с этими ограничениями и, когда Фереште исполнилось 14 лет, вернулась с ней в Германию. Спустя несколько лет они приняли немецкое гражданство.

Изучение Корана началось в Германии

Между тем, в своих представлениях о вере Ферешта не хотела ограничиваться простым соблюдением правил и исполнением ритуалов. Уже находясь в Германии, она начала изучать Коран, читая его в арабском оригинале. Это открыло для нее совершенно новое измерение веры. Например, она поняла, что Коран требует одинаковых ограничений в одежде и поведении как от мужчин, так и от женщин. Только в одной из сур сказано, что женщина не должна появляться на людях с непокрытой головой.

Отличительной чертой ислама является то, что в нем нет одного авторитетного лица, как, например, Папы Римского у католиков. Каждый верующий мусульманин должен самостоятельно делать выводы из своего Священного Писания. В Коране совершенно однозначно сказано: «Используй собственный разум!»

Социологу Ясемин Каракашоглу также понадобилось много времени, прежде чем она решила обратиться в ислам. Но она не носит платка. Каракашоглу преподает в университете города Эссен «Развитие ислама в Германии». Она родилась и выросла в Германии. Ее мать – немка, а отец – выходец из Турции. Благодаря матери, она знает христианские обычаи; так же, как и немцы, празднует Пасху и Рождество. С другой стороны, ее отец всегда следовал примеру основателя современного турецкого государства Кемаля Ататюрка, который был сторонником четкого разделения государства и церкви. Турецкие родственники отца определили отношение Ясемин к исламу: они регулярно ходят в мечеть и соблюдают часы дневной молитвы. Но, вместе с тем, они считают, что вера каждого человека индивидуальна. То, что женщина не скрывает своего лица, вовсе не говорит о том, что она не уважает веру Аллаха, считает Ясемин Каракашоглу:

С «проблемой платков» и демонстративной мусульманской религиозностью Ясемин Каракашоглу впервые столкнулась среди таких же, как и она, студенток тюркологии гамбургского университета. "Поначалу все это мне показалось слишком странным, поскольку носить платок в нашей семье было не принято. Затем сработал старый предрассудок: ага, они носят платки, значит крайне религиозны и, вероятно, презирают тех, кто ведет себя иначе. Их основная цель – заставить всех женщин принять ношение платка, как должное. Каждая непокрытая голова представляет для них опасность".

Но потом Каракашолгу пришла к другому выводу: "Они – такие же, как и я. Они несколько иначе подходят к понятиям религиозности, веры и самого ислама. Но они принимают меня такой, какая я есть".

В магазине – пожалуйста, в школе – нет

Впечатление, которое поначалу возникло у Ясемин Каракашоглу, у многих жителей Германии сохраняется до сих пор. После терактов 11 сентября 2001 года оно вообще приобрело характер общенационального предрассудка: ведь многие видят в проникновении ислама в западную цивилизацию угрозу христианству, политическому либерализму и демократическим ценностям.

Примеров тому по всей Германии множество. Недавно Федеральный Конституционный Суд Германии огласил вердикт по делу об увольнении мусульманской продавщицы парфюмерного отдела одного из торговых центров в федеральной земле Гессен. Камнем преткновения здесь также стал головной убор исламской женщины. Руководство торгового центра сочло, что демонстрация религиозности не сочетается с занятием продавщицы и приносит магазину убытки. Судьи с этим не согласились. В конце концов, продавщицу можно использовать и в другом отделе, сказали они, где ее платок никому не будет мешать. Тем не менее, данную победу вполне можно назвать пирровой. Ведь отодвинув предрассудок на задний план, проблему не решишь.

Подобные конфликты возникают чаще всего тогда, когда исламские женщины становятся воспитателями детских садов либо школьными преподавателями, то есть имеют контакт с детьми. Здесь вступает в силу неоспоримая аксиома: «тому, кто занимается религиозной либо политической пропагандой, искать в школах и детсадах нечего!» Ведь по Конституции государство обязано соблюдать религиозный и политический нейтралитет. Но может ли головной убор стать религиозной пропагандой?

По мнению Риты Херманс, пресс-секретаря берлинского сенатора по образованию, "все дети обязаны ходить в школу, которая является нейтральной территорией, то есть не придерживается никакой религиозной либо политической доктрины. Поэтому мы считаем, что учительница, которая носит на занятиях платок, определяющий ее религиозную принадлежность, может, таким образом, оказывать влияние на детей, и выступаем против этого".

Юрист и исследователь ислама Матиас Роде с этим не согласен:

"Нейтралитет подразумевает недопустимость вмешательства государства в религиозные споры, то есть государство не имеет права определять, что правильно, а что нет, но оно также не должно изгонять религию из общественной жизни. Это один из постулатов нашего Основного Закона".

Контекст