1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Галерея

Хейнар Кипхардт

05.08.02

Хейнар Кипхардт является одним из самых значительных немецких драматургов и писателей послевоенного времени. Смысл своей литературной деятельности он усматривал в том, чтобы поднимать замалчиваемые в обществе вопросы современности, чтобы быть нарушителем общественного спокойствия. "Я мешаю, следовательно существую", – говорил Кипхардт. По его мнению, "критическое отношение к существующей общественной системе является единственно человеческой и единственно возможной позицией писателя". Таким образом, искусство, как считал Кипхардт, может способствовать тому, что человек перестаёт быть бесперебойно функционирующим колёсиком в большом механизме. В своём писательском радикализме Кипхардт, как и многие герои его книг, сознательно отклонялся от общепризнанных в обществе норм мышления.

Хейнар Кипхардт родился в 1922 году в небольшом силезском городе Гейдельсдорф в семье зубного врача. Его отец был членом социал-демократической партии, поэтому в 1933 году, после прихода нацистов к власти, его арестовали и отправили в концлагерь. В 1937 году, когда отца выпустили из Бухенвальда, семья перебралась в Крефельд. В начале войны Кипхардт начинает изучать медицину в Бонне, однако вскоре его отправляют на Восточный фронт. Незадолго до окончания войны Кипхардт дезертировал.

Уже после войны своё медицинское образование по специальности "невралгия" и "психиатрия" Кипхардт завершил в Дюссельдорфе. Во время учёбы он посещал также лекции по философии и театроведению. По окончании университета Кипхардт работал в психиатрической клинике в Дюссельдорфе, а затем в Восточном Берлине. В 1950 году он, по замечанию одного журналиста, сменил операционный стол на письменный.

"К операционному столу я не имел никакого отношения. Моей специальностью была психиатрия. У писателей, как правило, всегда есть какая-нибудь гражданская профессия. Никто в 18 лет не может сказать: "Я буду писателем". Я, однако, всегда подумывал бросить медицину, когда наступит время. Приступить к изучению медицины я решил во время нацизма. Тогда я задумывался над тем, какую профессию избрать, чтобы иметь возможность в случае необходимости покинуть Германию. Мой отец в то время находился в концлагере."

В Восточный Берлин Кипхардт переселился совершенно сознательно. С одной стороны, он считал, что писатель должен активно способствовать изменению общественных отношений, а с другой, он был разочарован тем, как проходил процесс преодоления нацистского прошлого в западногерманском обществе. В 1950 году Кипхардт оставляет медицину и начинает работать драматургом в восточно-берлинском театре. К этому времени он уже опубликовал сборник стихов, а несколько позже в свет вышли его первые рассказы и была поставлена его первая пьеса.

В 1953 году Кипхардт вступает в СЕПГ. В том же году за его сатирическую комедию "Срочно разыскивается Шекспир" писателю была присуждена Национальная премия ГДР. В пьесе Кипхардт критикует культурную политику страны и положение в театрах.

В 1958 году культурная политика ГДР стала более репрессивной. Кипхардт подвергся публичным нападкам, после чего его вызвали в Комиссию по культурным делам при Политбюро ЦК СЕПГ. После этого писатель уволился из театра и в следующем году стал работать драматургом в дюссельдорфском театре. Через полгода Кипхардт переехал в Мюнхен.

В 1964 году состоялась премьера постановки пьесы Кипхардта "Дело Оппенгеймера", которая затем с успехом ставилась как в Западной, так и в Восточной Германии.

"Я могу сказать лишь то, что мои пьесы ставятся во многих театрах мира. Пьеса "Дело Оппенгеймера", например, была поставлена в 25 странах. А в Германии эта пьеса пользовалась наибольшим успехом в течение многих лет. Это можно утверждать со всей объективностью."

На сцене разыгрывается состоявшееся в Вашингтоне слушание по делу физика Оппенгеймера, считающегося "отцом водородной бомбы". Заслуги Оппенгеймера в деле создания водородной бомбы действительно велики, однако нести ответственность за политические последствия своей исследовательской деятельности учёный отказался. Оппенгеймера обвинили в симпатиях к коммунистам (он действительно симпатизировал коммунистам в 30-е годы) и в том, что "отсутствием энтузиазма" он на годы затянул осуществление программы по созданию водородной бомбы, то есть его обвиняют в особой форме предательства – в мысленном предательстве. В своём заключительном слове Оппенгеймер согласился с тем, что он действительно совершил предательство: передав военным результаты своих исследований и не подумав о последствиях, он предал дух науки. Далее он заявил, что, независимо от исхода слушания, он больше никогда не будет участвовать в осуществлении военных проектов.

"Мы проделали дьявольскую работу, теперь нам следует вернуться к выполнению наших истинных задач."

Самому Оппенгеймеру пьеса не понравилась. По его мнению, слушание по его делу было фарсом, Кипхардт же попытался представить его как трагедию. В действительности Оппенгеймер никогда не произносил свою заключительную речь. Более того, он всегда подчёркивал, что никогда не выражал сожаления по поводу своего участия в создании водородной бомбы. Сам Кипхардт любил называть пьесу "Дело Оппенгеймера" "современной историей Фауста". Правда, Кипхардт почти никогда публично не упоминал тот факт, что и ему самому в 50-е годы пришлось в ГДР предстать перед подобным инквизиторским трибуналом.

Характерной особенностью пьесы "Дело Оппенгеймера" является её документальность. Можно ли документальную пьесу считать произведением искусства?

"Есть материал, который, по моему убеждению, нуждается в доказательстве фактами. Я принадлежу к писателям, которые охотно обращаются к богатству окружающей действительности. Это, по-моему, более продуктивно, чем просто придумывать истории. По моему мнению, писатель, конечно же, не историк и, конечно же, не государственный прокурор. Из обнаруженного материала он выбирает то, что считает самым значительным. Новым в документальных пьесах является то, что ход основных событий полностью соответствует доказуемым фактам. Конечно же, документальная пьеса не является просто монтажом, ведь в этом случае писатель просто был бы не в состоянии выработать собственный стиль. Ему, разумеется, нужно найти свой стиль, разработать персонажи, описать психологические процессы. Таким образом, писатель создаёт пьесу, прибегая к методам искусства. Документальная пьеса – это особый тип исторической драмы."

Многие критики считают, что невозможно сочетать документальность и вымысел. Кипхардт с этим не согласен.

"На мой взгляд, этот аргумент крайне неубедителен. Ведь метод обращения к тому, что является существенным, самым значительным в истории, метод очищения истории от случайностей присущ любой исторической драме. Я считаю, что есть исторические драмы, которые можно назвать удовлетворительными как в художественном, так и в сценическом отношении."

Кипхардт усматривает совершенно определённый смысл в документальном театре.

"Я стараюсь рассмотреть существенные вопросы моего собственного времени и найти более или менее приемлемый способ их подачи на сцене. Я стараюсь не допустить, чтобы мои современники вытеснили эти существенные вопросы из сознания."

На вопрос, как он думает, удалось ли ему достичь поставленной цели, Кипхардт ответил:

"С этим вопросом опять-таки следует обратиться к публике или критикам. Сам я считаю, что придал сценическую форму некоторым вопросам, которые никогда не затрагивались на сцене. И совершенно очевидно, что зрителям такие пьесы нравятся, о чём свидетельствует количество постановок. Пьеса, конечно же, должна доставлять какое-то удовольствие. Причём я хочу добавить, что в театре удовольствием, собственно, является импульс к размышлениям".

По мнению Кипхардта, материалом для документальной пьесы могли бы послужить и показательные процессы 30-х годов в Москве.

"На мой взгляд, такие темы, как всевозможные формы социализма в мире и деформация социалистической идеи, например, в период сталинизма, – это богатый материал для литературы. И он вполне годится для сцены."

Уже после смерти Киппхардта была осуществлена постановка последней его пьесы "Брат Эйхман", которая вызвала политический скандал. В принципе, Кипхардт обратился к феномену, который проанализировала Ханна Арендт в своей работе "Банальность Зла". Эйхман, со спокойствием деловода-бухгалтера отправлявший на смерть многих людей, вовсе не выглядел кровожадным зверем. Он всего лишь выполнял то, что ему было поручено. Действие пьесы происходит в израильской тюрьме, где идут допросы Эйхмана. В этом отношении пьеса документальна. Как провокация был воспринят тот факт, что действие постоянно прерывается так называемыми сценами-аналогиями. В этих сценах Кипхардт выстраивает ситуации из нашей современности, в которых явно просматриваются параллели с позицией Эйхмана. Например, американский пилот рассказывает о бомбардировках Вьетнама, как самый обыкновенный чиновник: "Я никогда не задумывался об этом. Это была рутина. Мы всегда тщательно старались не допускать ошибок". Израильский генерал говорит об "окончательном" решении палестинской проблемы, не замечая при этом, что его формулировка фатальным образом напоминает нацистский лозунг об "окончательном решении еврейского вопроса". Сцены допроса Эйхмана прерываются выступлениями конферансье, рассказывающего расистские анекдоты.

"С философской точки зрения, меня интересует вопрос, в какой степени человек является объектом своей истории, своей индивидуальной истории и "чужой" истории и в какой степени он является творцом истории, под влиянием которой он сам находится. Именно это философское противоречие меня интересует, и я хочу проанализировать его на образе Эйхмана."

Некоторые критики считают, что подобные аналогии преуменьшают серьёзность нацистских преступлений. Некоторые театры соглашались ставить пьесу только в том случае, если из неё будут вычеркнуты все сцены-аналогии. Однако тем самым пьеса утратила бы свою суть. Эйхман – это историческая часть прошлого. Кипхардт опасно приближает его к современности. Аналогия – это не отождествление. Кипхардт демонстрирует аналогичность логики некоторых процессов. Он указывает на духовное родство холокоста и расистских анекдотов. Позиция Эйхмана – это бесчеловечный потенциал, который при определённых условиях может опять привести к варварству.

Свои пьесы Кипхардт выстраивал как некую сценическую документацию. Документальный театр работает с документами. Поэтому документальную пьесу нельзя строить так, как, например, построена историческая драма Шиллера.

"Я считаю, что во всём искусстве изменилось обращение с фактами. Искусство стало по-новому относиться к науке, более современно, что ли. Это объясняется широкими информационными возможностями в научную эпоху. Само собой разумеется, что, работая с фактическим материалом, человек пытается из множества документов создать документ, который содержал бы в себе все остальные. Это новый тип документа. Мне этот метод кажется несерьёзным. Нельзя слишком вольно обращаться с фактами, делать вид, что опираешься на факты, но там, где они тебе не по вкусу, истолковывать их по собственному усмотрению. Если хотите, в моих работах я сознательно прибегаю к этакой лаконичной объективности, которую всегда можно подвергнуть проверке."

Кипхардт умер в 1982 году. Однако споры вокруг его пьес, которые и сегодня сохраняют провокационный характер, по-прежнему не стихают.

Томас Тирингер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА