1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Хартия-97": от общественной инициативы – к оппозиционному сайту

Загадочная смерть основателя белорусского сайта "Хартия-97" Олега Бебенина вновь привлекла внимание к одноименной инициативе, репутация которой неоднозначно оценивается как экспертами, так и белорусской оппозицией.

Руки на клавиатуре

Смерть основателя и руководителя белорусского оппозиционного сайта "Хартия-97" Олега Бебенина привлекла внимание общественности к инициативе с таким же названием. Хотя проект популярен в белорусской оппозиционной среде, но оценивается он не однозначно.

И сайт, и инициатива

"Хартия-97 - это и документ, и сайт, и правозащитная гражданская инициатива, и участник координационного Совета демократических сил", - рассказывает Дмитрий Бондаренко и напоминает, что "Хартия-97" была также организатором массовых акций протеста и многочисленных информационных кампаний.

Андрей Санников

Андрей Санников стоял у истоков "Хартии-97"

Бондаренко не возражает против того, чтобы его представляли, как это уже привыкли делать журналисты, - координатором "Хартии-97". Но при этом подчеркивает, что сейчас он является координатором кампании "Европейская Беларусь" совместно с бывшим заместителем министра иностранных дел Беларуси Андреем Санниковым, недавно заявившем о намерении участвовать в президентских выборах.

Проект объединения

Именно Санников стоял у истоков "Хартии-97", вспоминает один из ее основателей директор Агентства гуманитарных технологий (АГТ), политолог Владимир Мацкевич. По словам Мацкевича, инициатива создать структуру, которая объединила бы белорусские демократические силы на внеидеологической платформе, возникла еще в ноябре 1996 года в знак протеста против изменения Конституции Беларуси.

Инициативу поддержали тогдашний редактор "Белорусской деловой газеты" Петр Марцев, заместитель председателя Партии БНФ Виктор Ивашкевич и бывший в то время коммерческим директором независимого радио 101,2 Дмитрий Бондаренко. А последним толчком к появлению "Хартии", утверждает Бондаренко, стал инцидент с Олегом Бебениным, которого осенью 1997 года неизвестные в масках вывезли в лес и которому угрожали расправой.

Под текстом "Хартии-97", который сами авторы назвали "моральной Конституцией", тогда подписалась сотня самых известных белорусов - от писателя Василя Быкова до первого руководителя независимой Беларуси Станислава Шушкевича.

А всего, по информации Бондаренко, свои подписи под документом поставили более 120 тысяч граждан Беларуси. Тогда "Хартия-97" действовала как общественная инициатива и была фактически незарегистрированным движением.

На почве разногласий

Но после 2006 года, когда в уголовном кодексе Беларуси появилась статья, предусматривающая ответственность за деятельность от имени незарегистрированной организации, стало невозможным далее называться гражданской инициативой, вспоминает Бондаренко. И деятельность "Хартии-97" постепенно свелась к одноименному интернет-сайту.

Владимир Мацкевич

Владимир Мацкевич считает, что "Хартия-97" перестала служить идеалам

К тому времени трое из пяти вдохновителей инициативы - Мацкевич, Марцев и Ивашкевич уже отошли от участия в проекте. Владимир Мацкевич указывает на идеологические разногласия с бывшими соратниками.

"Хартия-97" не должна была превращаться в самостоятельную политическую силу, а наоборот должна была стать платформой для объединения других оппозиционных партий и групп", - объясняет политолог. К числу прошлых достижений Мацкевич относит создание сайта "Хартии-97", а позже и молодежной инициативы "ЗУБР".

Сайт, входящий на данный момент в число самых популярных белорусских интернет-ресурсов, называет самым успешным проектом "Хартии-97" и политолог Александр Федута. При этом именно он одним из первых выступил с критикой руководства инициативы еще после президентской кампании 2001 года.

"У меня были претензии не только к "Хартии-97", но и к ряду известных белорусских политиков, которые попытались выполнить функции финансовых директоров белорусской оппозиции", - говорит Федута. С точки зрения политолога, такая ситуация сложилась в связи с высоким уровнем коррумпированности в оппозиционной среде.

С тех пор время от времени в адрес "Хартии-97" звучат обвинения в том, что ее координаторы якобы никого, кроме себя самих не представляют, прикрываясь подписями тех тысяч людей, которые когда-то поддержали инициативу.

Было ли "золото хартии"

В свою очередь Дмитрий Бондаренко критику в адрес "Хартии-97" связывает с тем, что, по его выражению, это яркое явление особенно заметно в серой жизни белорусской диктатуры. "Наверное, мы кого-то раздражаем своей активностью, хотя мы всегда действовали в рамках ненасильственного сопротивления", - подчеркивает Бондаренко.

Но директор Агентства гуманитарных технологий Владимир Мацкевич критично оценивает нынешнюю роль "Хартии-97" в политической жизни Беларуси. "От идеалов и ценностей, которые были в 1997 году, у "Хартии-97" не осталось ничего", - считает политолог.

По его словам, сегодня это одна из мелких политических группировок, которая стоит особняком в белорусском оппозиционном лагере, трудно интегрируясь даже с близкими по мировоззрению и идеологии политическими силами.

А политолог Александр Федута считает, что перспективу проекта уничтожили все последующие события. "Когда те, кто узурпировал право говорильни от имени подписантов текста Хартии-97, превратились в "харчистов", и получаемое ими содержание стало важнее идей", - говорит Федута.

Между тем активисты "Хартии-97", как заверяет Дмитрий Бондаренко, не собираются прекращать свою деятельность, пока не будет достигнута главная цель, и Беларусь не станет свободной демократической страной. При этом Бондаренко не сомневается, что Беларусь станет свободной в самое ближайшее время.

Автор: Владимир Дорохов

Редактор: Виктория Зарянка

Контекст