Хаос после выборов | Еуропа и Беларусь | DW | 20.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Хаос после выборов

19.09.2005

В воскресенье восемнадцатого сентября в Германии прошли досрочные парламентские выборы. Если Вы слушали вчера нашу программу, то, даже зная результаты голосования, пребываете наверняка в некоторой растерянности. С одной стороны, относительное большинство – примерно тридцать пять процентов – получили консерваторы из партийного блока ХДС/ХСС под руководстом Ангелы Меркель. И хотя их желанный союз с либералами из СвДП изрядно не добрал до абсолютного большинства, Меркель считает, что именно она получила от избирателей мандат на формирование будущего правительства Германии. Через полчаса после закрытия избирательных участков она вышла на сцену в берлинской штаб-квартире ХДС и заявила:

Насколько можно судить по имеющимся результатам, красно-зеленое правительство лишилось власти. Это хорошая новость. Предвыборная борьба закончилась. Теперь надо сформировать для Германии стабильное правительство. Такая теперь стоит перед нами задача, и именно нам, мне её поручили избиратели.

В паре километров отсюда, в штаб-квартире социал-демократов итоги выборов оценили совершенно по другому. Досмотрев по телевизору выступление своей соперницы, на трибуну вышел Герхард Шрёдер:

Те, которые добивались смены на посту федерального канцлера, грандиозным образом проиграли. И как можно после катастрофического результата на выборах претендовать на роль политического лидера в Германии. Этому не бывать. Считаю, что я заручился поддержкой избирателей позаботиться о том, чтобы и в ближайшие четыре года в стране было стабильное правительство под моим руководством.

Замечу, что политическая традиция в Германии такова, что инициатива начинать переговоры о формировании коалиционного правительства всё же принадлежит той партии, которая получает самое большое число депутатских мандатов. Тогда, когда выступали два конкурента были подсчитаны еще далеко не все голоса. Может быть Шрёдер знал нечто неведомое всем остальным? Что какой-то еще не подсчитанный избирательный округ даст его партии парочку дополнительных мест в парламенте? Подсчет шел до глубокой ночи, разрыв между СДПГ и ХДС/ХСС и в самом деле сокращался, но в итоге консервативная фракция будет в бундестаге всё же большей, чем социал-демократическая. Но, увы, и сегодня, в понедельник я не могу порадовать Вас полной ясностью относительно того, кто будет впредь править в Германии.

В бундестаге будут представлены пять партий. Обе упомянутые общенародные, либералы, которые, собрав около десяти процентов, неожиданно сильно выступили на этих выборах, став третьей политической силой в стране, «зеленые», сумевшие почти удержать прежний результат, и Левая партия – ПДС во главе с популистами Грегором Гизи и Оскаром Лафонтеном. Эта Левая партия считается политическим изгоем, с ней никто иметь дела не хочет, да и сами посткоммунисты на правительстенную отвественность не претендуют, считая выгодной для себя роль постоянного оппозиционного фрондера. Остаются четыре партии – две большие и две малые, которым в ближайшите дни и недели предстоит искать точки соприкосновения и общий знаменатель для формирования правительства. Математически возможны разные варианты. «Светофор», например, то есть красные социал-демократы Шрёдера, «зеленые» и либералы, политический цвет которых желтый. Такая модель маловероятна. Во-первых, либералы на дух не переносят «зеленых», которые отвечают им полной взаимностью. Во-вторых, председатель СвДП Гидо Вестервелле исключал такой союз до выборов и возобновил свой отказ уже после подсчета голосов. Измена такой принципиальной позиции привела бы к дискредитации партии, мол, на всё готовы ради пары служебных лимузинов и министреских портфелей. Наконец, в третьих, «светофор», имеющий большинство в бундестаге, не имел бы его во влиятельной палате федеральных земель и политический процесс в Германии оказался бы как и прежде заблокированным.

Та же судьба была бы уготована и еще одному тройственному союзу, названному по цветам государственного флага ямайкским – черные консерваторы, «зеленые» и желтые либералы. Не говоря о том, что общий политический знаменатель такого триумвирата был бы еще меньше – экологи не любят ни либералов, ни консерваторов. Остается по сути дела одна единственная возможность – так называемая большая коалиция в составе ХДС/ХСС и СДПГ, то есть, как это ни парадоксально, правительственный союз проигравших выборы. Ведь обе партии выступили на них значительно хуже, чем три года назад. Считается, что большая коалиция это плохо для страны, застой и потерянное время. К тому же в ходе предвыборной борьбы социал-демократы и консерваторы были главными соперниками, вели друг с другом борьбу на грани фола, а порой и за ней. Как же после драки садится за один стол? К тому же обе партии уверяли избирателей в несовместимости своих программ, в отсутсвии какого бы то ни было общего знаменателя. В горячей фазе предвыборной кампании это выглядело действительно так. Но если отбросить митинговую мишуру и спокойно оценить меры, которые предлагали и проводили в последние годы те и другие, то точки соприкосновения есть. Ну, например, такая больная для Германии тема как налоговая. Обе общенародные партии выступают за основательное упрощение фискальной системы и отмену всевозможных налоговых льгот. Можно не сомневаться, что социал-демократам и консерваторам удасться договориться об отмене дотаций на строительтство и покупку частного жилья, о нормальном налогообложении заработанного в ночное время и в выходные дни, о повышении НДС. Консерваторы об этом объявили в своей предвыборной программе, а эксперты СДПГ, в частности, министр финансов Ханс Айхель прорабатывали такой вариант менее публично. Не так уж несовместимы и концепции обеих партий по реформе немецкого здравоохранения, первый этап которого они осилили сообща. И социал-демократы и демократы христианские считают необходимым расширить базу финансирования охраны здоровья нации, причем так, чтобы уменьшить кадровые издержки производства. Что касается внутренней безопасности, то действующий глава МВД Отто Шили и сейчас уже ближе к консерваторам, чем к своим собственным товарищам по партии. Нет принципиальных расхождений по вопросам внешней политики – в случае коалиции СДПГ и ХДС/ХСС станет разве что чуть больше дружбы с Америкой и чуть меньше с Россией. Обе партии намерены поддерживать семьи с детьми.

Больше всего разногласий по рынку труда. Социал-демократы, например, категорически против отмены, даже частичной, гарантий от увольнений, а консераторы не менее категорично исключают введение в Германии минимального размера оплаты труда. Тут общий знаменатель и в самом деле едва заметен – скажем, некоторые коррективы уже принятых совместно реформ, известных под названием Харц Четыре и, кстати, уже начавших приносить некоторые позитивные сдвиги на немецком рынке труда. Но в целом у обеих больших партий больше общего. И бесспорным преимуществом их правительственного союза было бы их большинство и в палате федеральных земель. Оказался бы преодоленным пат между бундестагом и бундесратом. Большая коалиция, не опасаясь блокады со стороны последнего, могла бы провести через парламент важные законы, осуществить важные реформы, например, давно назревшую федерализма, нового разграничения полномочий центра и субъектов германской федерации.

Таковы шансы, которые открывает большая коалиция. Есть и политические риски. Если обе общенародные партии будут во власти, то недовольные правительственным курсом, не имея крупной политической альтернативы, начнут больше прислушиваться к аутсайдерам, тем же Левым, например, или правым радикалам, пока не играющим заметной роли на общефедеральном уровне. К тому же такой брак по рассчету изначально не будет стабильным – слишком велико искушение партнеров подсидеть друг друга и в нужный момент, когда опросы будут сулить единоличную победу, обострить ситуацию и развалить правительство. Прежняя большая коалиция в Германии – во второй половине шестидесятых годов – весь срок не продержалась, распалась через три года.

Самое позднее через месяц, восемнадцатого октября – так предписано немецкой конституцией – на свое первое учредительное собрание соберется новый состав бундестага. Будут среди прочего выбирать канцлера. Если не выберут, то вторую попытку надо проводить через две недели, а третью – сразу вслед за второй. Если и с третьего захода тот или иной кандидат не соберет абсолютного большинства голосов депутатов, то решающая роль будет за федеральным президентом. Он может уполномочить сформировать правительство кандидата, набравшего большинство относительное, или назначить повторные парламентские выборы. Они должны быть проведены не позднее чем через шестьдесят суток, то есть аккурат к новому году. Ясно, что проиграет такие выборы тот, кто станет их политическим инициатором. Значит, кто-то из двух потерпевших поражение победителей вчерашнего голосования просто обязан уступить. Сейчас идет война нервов, оба лидера - Шрёдер и Меркель делают максимальные заявки. Но договариваться всё равно придеться. Есть, кстати, варианты. Большая коалиция в Бремене, например, сошлась на том, что одну половину срока ей будет руководить социал-демократ, а вторую – демократ христианский. Или пусть Герхард Шрёдер будет по четным канцлером. А по нечетным – Ангела Меркель.

Плановая авария в берлинском метро

На прошлой неделе, в самый разгар предвыборной кампании, в берлинском метро чуть было не произошла страшная катастрофа. В вагоне подземки с включенным микрофоном оказалась Ольга Карина:

Авария произошла практически сразу же после того, как поезд отехал от станции метро Юнгфернхайде. В 10 часов 3 минуты в диспетчерскую седьмой линии поступило экстренное сообщение машиниста: пожар в одном из вагонов состава. Продолжать движение до следующей станции было невозможно. По всему поезду мгновенно распространился едкий химический дым. Погас свет. Среди пассажиров началась паника, некоторые стали в одиночку выбираться из поезда. В 10 часов 5 минут машинист принял решение, еще до приезда спасателей начать эвакуацию людей из задымленных вагонов. В 10 часов 9 минут на платформе наконец-то появились первые пожарные. К моменту их прибытия практически все пассажиры уже добрались до ближайшего аварийного выхода. Только в третьем вагоне поезда заблокированными остались 12 человек.

К счастью на этот раз обошлось без жертв. Эта авария в тунеле берлинского метро была плановой и произошла в учебном центре BVG – столичного предприятия общественного транспорта. Учения подобные этому в Берлине проводятся регулярно. Их инициатор земельное ведомство по контролю за условиями труда, техники безопасности и чрезвычайным ситуациям - сокращенно по-немецки LAGetSi. Поясняет сотрудник ведомстсва Роберт Рат :


Сегодня мы наблюдали за плановыми учениями на случай чрезвычайной ситуации в столичном метрополитене. Что произойдет, если вдруг в вагоне метро действительно начнется пожар, произойдет задымление или отключится электричество? Как поведет себя в этой ситуации машинист?

Что он предпримет? Как вообще сработает вся система безопасности в метро? Кто отключает контактный рельс и как проверить действительно ли он не под напряжением? Сколько минут потребуется пожарным, чтобы добраться до места происшествия и начать спасательные работы? Как быстрее всего помочь пассажирам и оказать помощь пострадавшим.

Хотя бы раз в год каждый берлинский пожарный – неважно - профессионал или доброволец - обязан пройти учения в столичном метрополитене. Ну а как правильно вести себя пассажирам, если они вдруг окажутся в подобной ситуации?

Пассажиры ни в коем случае не должны действовать самовольно. Им следует полностью положиться на указания машиниста и пожарных. BVG – столичное предприятие общественного транспорта предусматривает возможность чрезвычайной ситуации и специально на этот случай занимается обучением персонала. Поэтому, если машинист дает каки-либо указания, не стоит вступать с ним в спор. Его научили, что и как делать в экстренном случае. Я не советую пассажирам действовать на свой страх и риск - это неправильно. Конечно, мы как сознательные граждане должны быть начеку и трезво оценивать ситуацию, но до определенного момента. Не следует все-таки брать на себя роль героя- спасателя, которую выполняют прожарные-профессионалы.

На всякий случай я спросила Роберта Рата, готов ли Берлин к чрезвычайной ситуации. Ведь кроме пожара в метро может произойти все что угодно. Теракты в Лондоне, паника в Багдаде, наводнение в Новом Орлеане – события, произошедшие в мире за последние два месяца наглядно показали, насколько уязвимой может оказаться метрополия. И вот что ответил мне Роберт Рат:

Да. В Берлине есть система защиты от последствий катастроф.

LAGetSi устраивает учения не только в метро. В земельном ведомтсве по чрезвычайным ситуациям большое значение придают привинтивным мерам. Для всех берлинских предприятий, подверженных риску, в LAGetSi разрабатывают план действия на случай непредвиденных обстоятельств. В этих планах содержаться ссылки на потенциальные угрозы и перечисленны меры, которые необходимо предпринять в случае

ЧП – самому предприятию, пожарным и чиновникам. И конечно же, во всех таких местах LAGetSi обязательно проводят учения, на всякий случай.

Рассказывала Ольга Карина. А теперь – еще одна страничка радиожурнала «Столичная студия».

Новости «Русского Берлина».

В Германии появилась «Еврейская газета». Владелец издательского дома «Вернер медиа» Николай Вернер намерен выпускать ее тиражом 39 тысяч экземпляров. Новая газета будет выходить на немецком языке раз в месяц и уделять внимание всем аспектам жизни современного еврейства. До сих пор в стране выходила только одна газета, посвященная еврейским темам, «Юдише альгемайне». Ее издавал Центральный совет евреев в Германии. Николай Вернер - эмигрант из России. В 90-е годы он тесно сотрудничал в Красноярске с генералом Александром Лебедем. Переехав в Германию, занялся коммерцией. Сейчас Вернер выпускает несколько газет и журналов на русском языке, в его издательском доме 300 сотрудников...

В Потсдаме начался процесс по делу банды, напечатавшей поддельные банкноты на сумму в 5 миллионов евро. В ее состав входили белорусы, немцы, турки и выходец из Ирана. Главную работу по изготовлению фальшивок взял на себя 33-летний белорус по имени Владислав. На суде он заявил, что работал в КГБ и въехал в Германию по заданию белорусских спецслужб. Его задачей якобы было предотвратить ввоз поддельных евро в Белоруссию. Судья назвал эту версию «смешной». Примечательно, однако, что Владислав сам связался с полицией, которая смогла с его помощью раскрыть банду...

В одном из крупнейших немецких издательств «Бертельсманн» вышел в свет 9-й по счету сборник рассказов писателя Владимира Каминера. Он называется «Караоке». Уроженец Москвы Каминер – феномен культурной жизни Германии. Его первая книга «Руссендиско» разошлась в середине 90-х годов полумиллионным тиражом. Каждая следующая пользовалась немалым успехом. Каминер, которому 38 лет, пишет на немецком языке короткие смешные рассказы о жизни эмигрантов и о своем советском прошлом. Кроме того, он выступает в качестве диск-жокея, проводя модные в Берлине вечеринки «Руссендиско»...