1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Ханс-Герт Пёттеринг: У развития Европы нет конечной точки

Бывший председатель Европарламента и многолетний лидер фракции консерваторов в интервью DW размышляет о процессе единения Европы, низкой явке избирателей и политике России.

В Европейском парламенте остался всего один действующий депутат, который участвовал в первых прямых выборах в этот законодательный орган ЕС в 1979 году: 68-летний немецкий политик Ханс-Герт Пёттеринг (Hans-Gert Pöttering). Долгое время он возглавлял фракцию консерваторов, с 2007 по 2009 годы был председателем Европарламента. После 35 лет работы в Брюсселе и Страсбурге Пёттеринг покидает европейскую арену, чтобы сосредоточиться в Германии на руководстве Фонда имени Конрада Аденауэра, близкого к Христианско-демократическому союзу (ХДС). В беседе с DW он подвел итоги своей деятельности в парламенте ЕС.

DW: Вы проработали в Европейском парламенте 35 лет и теперь покидаете его. Можете ли вы, глядя на сегодняшнюю Европу, сказать себе: "Да, Евросоюз сейчас в таком состоянии, что можно спокойно уходить"?

Пёттеринг: Если вы имеете в виду политический аспект, то отвечу так: у развития Европы нет конечной точки, но мы уже невероятно много достигли. В 1979-м, в год первых выборов в Европарламент, Европа была разделена. Разделена была и Германия. Сегодня Германия воссоединена. Эстония, Латвия и Литва были тогда частью Советского Союза. Сегодня они составная часть Евросоюза - сообщества, основанного на единых ценностях. Частью ЕС стали также Польша, Чешская республика, Словакия, Венгрия, Словения, Болгария, Румыния, Хорватия. Это прекрасный результат, который в 1979 году был просто немыслимым.

Пройденный путь показывает: Евросоюз не является каким-то случайно сколоченным географическим или политическим объединением. Нет, это сообщество, основанное именно на единых ценностях. Ценности эти - достоинство и права человека, свобода, мир и демократия.

Европейский парламент, который в 1979 году никакими законодательными функциями не обладал, сегодня силен и влиятелен. Это тоже хороший результат, но впереди немало вызовов. Европейский Союз пока не пользуется у своих жителей тем признанием, которого заслуживает. Над этим еще следует работать. Я покидаю Европейский парламент с чувством глубокой благодарности за все, что мне посчастливилось пережить, а главное – за предоставленную возможность участвовать во многих хороших делах.

- Уровень поддержки европейских институтов жителями ЕС действительно был редко столь низким, как сейчас. Вам от этого не грустно?

- Это должно удручать нас. И одновременно обязывать продолжать трудиться во имя дальнейшего единения Европы. Впрочем, степень поддержки политиков далека от желаемой не только на уровне ЕС, но и на национальных уровнях во всех странах Евросоюза. Ведь процент участия в выборах падает повсюду, и это показывает нам, что надо намного активнее вести диалог с гражданами ЕС.

Однако и им следует осознать, какую большую ценность представляет для них Европейский Союз. Никогда прежде люди в такой мере не пользовались плодами свободы, демократии, а главное - мирной жизни! Различные финансовые и экономические вызовы, а также тревожно высокий уровень молодежной безработицы на юге Европы ведут к тому, что Евросоюз в глазах людей выглядит не очень хорошо. Над этим надо работать. Каждое поколения сталкивается в процессе европейского единения с новыми вызовами.

- Европарламент обладает сегодня куда более широкими полномочиями и влиянием, чем в те годы, когда вы начинали там работу. Тем не менее, Конституционный суд ФРГ пришел к выводу, что это все же "не настоящий" парламент, поскольку распределение голосов не такое, каким его представляют себе специалисты по конституционному праву. Как вы относитесь к подобному тезису под конец своей парламентской деятельности? С гневом или грустью?

- Я сам юрист и в качестве депутата Европейского парламента прошел весь этот путь с 1979 года. Поэтому позволю себе следующее суждение: решение пяти членов конституционного суда, посчитавших, что они могут отменить трехпроцентный барьер, поскольку Европарламент якобы не столь уж важен, основано на неверных фактах. Я немного опечален тем, что наш высший суд дошел до такого решения. И очень рад, что у нас имеется Европейский суд в Люксембурге, который скажет последнее слово. Европейское право - выше национального законодательства 28 стран, являющихся членами ЕС.

- Когда вы начинали работу в 1979 году, ЕС был еще небольшим, а Европа - разделенной. Но сейчас мы подошли к такому рубежу, когда возникла опасность нового раскола Европы. Думали ли вы когда-либо, что нечто подобное может повториться, что мы окажемся перед нынешними внешнеполитическими вызовами?

- Нам прежде всего следует радоваться тому, что 28 стран с населением более 500 миллионов человек сообща живут в Евросоюзе в условиях мира, свободы, демократии и совместного правопорядка. Это - гигантский прогресс в европейской истории. Но я никогда не думал, что Россия предпримет в отношении Украины те действия, свидетелями которых нам в настоящее время пришлось стать. Все это показывает, как важна сплоченность в Евросоюзе. Мы должны сообща сказать России, чего мы от нее ждем. Россия - великая страна, она играет большую роль в сохранении мира на нашем континенте в XXI м веке, но она должна соблюдать международное право. Наше место - на стороне жителей Украины.

- В вашем депутатском офисе повсюду фотоснимки известных людей, с которыми вам довелось встречаться за годы работы в Европарламенте. Была ли какая-то встреча, которую вы считаете самой важной в свой политической деятельности?

- Для меня всегда большое значение имели встречи с так называемыми простыми людьми. Поскольку в ходе дискуссий с ними я осознавал, что они, в принципе, полностью разделяют мои идеи. Идею единения Европы, идею мирной жизни в условиях свободного строя, идею верховенства права. Высказывания таких собеседников укрепляли мою веру в то, что я выбрал правильный путь. Конечно, встречи с главами государств и правительств, с понтификами или коронованными особами были совершенно особыми событиями. Но повторюсь: решающее значение для моей политической деятельности всегда имело общение с так называемыми обычными людьми.