1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Хайнц Тиммерманн: «От Москвы мало чего можно ожидать»

Интервью с заведующим отделом России и стран СНГ Немецкого института международной политики и безопасности в Фонде науки и политики о том, в какой степени московский фактор сегодня для оппозиции и для команды Лукашенко?

default

Что можно ожидать от Москвы, куда поехали претенденты на пост президента Александр Милинкевич, Валерий Фролов и Александр Козулин, в преддверие президентских выборов?

Х . Тиммерманн: От Москвы мало чего можно ожидать. Лукашенко, несмотря на всяческие сложности с Путиным, является его последним бастионом на западе. Потому что Украина в последнее время для Москвы потеряна, и на Молдавию уже нельзя положиться. Я думаю, что Москва до президентских выборов будет придерживаться именно Лукашенко. И, тем не менее, это хорошо, что оппозиционеры зондируют почву в Москве, и то, что, в первую очередь, они контактируют с экспертами, учеными, с политиками. Для того, чтобы подготовить поле для действий в дальнейшей ситуации.

Может ли измениться отношение Москвы к белорусской ситуации и может ли в ближайшее время измениться сама ситуация в стране?

Х . Тиммерманн: Я не думаю, что до марта отношение Москвы к ситуации может измениться. Хотя Путин до сих пор отчетливо не высказался относительно Лукашенко, российский президент никогда не станет призывать к смещению Лукашенко с поста президента Беларуси. Несмотря на все усилия Евросоюза завязать разговор по поводу Беларуси Путин всяческим образом отвергал эти предложения, и для меня это знак, что от Москвы нельзя ждать никаких конкретных шагов.

В какой степени московский фактор сегодня важен для оппозиции и для команды Лукашенко?

Х . Тиммерманн: Естественно, что это для Лукашенко всё ещё остаётся фактором легитимности, несмотря на то, что у него возникло очень много проблем. Наибольшая часть лукашенковской идеологии связана с Советским Союзом. Москва не совсем придерживается советских традиций, но у неё присутствует тенденция к авторитаризму. Здесь прослеживается некая параллель, касательно укрепления властной вертикали. И это свидетельствует о том, что Москва не будет предпринимать какие-то шаги против Лукашенко.

Что сейчас может предпринять Европейский Союз для изменения ситуации в Беларуси?

Х . Тиммерманн: Перед тем, как перейти к Евросоюзу, я вернусь к московской проблеме. Тот факт, что Москва согласилась поставлять в Беларусь газ по прежним ценам – около 47 долларов за тысячу кубических метров, что в четыре раза ниже, чем поставки в Украину в будущем году, свидетельствует о том, что Москва никаких препятствий для Лукашенко создавать не намерена, наоборот, она сохраняет ему свою верность. Что касается Европейского Союза, то ожидания не так уж велики, Евросоюз уже кое-что сделал. Это проявилось и в заявлениях протеста, и в визовых санкциях, в ограничении въезда для высших чиновников на территорию европейских стран. Это проявляется и в попытках наладить контакт с Москвой с целью повлиять на ситуацию в Беларуси. Это и попытки помочь неправительственным организациям в их деятельности. Но, по моему мнению, сделать что-то конкретное, чтобы изменить режим, Евросоюз пока не в состоянии.

В случае победы Лукашенко что будут предпринимать европейские структуры?

Х . Тиммерманн: Это зависит от поведения самого Лукашенко. Если он согласится придерживаться «пошаговой» стратегии в отношении с Европой, если привнесёт облегчение ситуации в стране, тогда, конечно же, наступило бы определенное послабление в отношениях Беларуси с Евросоюзом. Но я в это не верю. Потому что режим Лукашенко очень боится, что в собственной стране может возникнуть революционная ситуация, что еще недавно было нереально. Присутствует страх, что означает дальнейшее ужесточение режима, уверенного в том, что его власть можно гарантировать только при помощи мощной властной вертикали.

А что может и должно произойти в случае, если Лукашенко окажется не при власти?

Х . Тиммерманн: В случае, если Лукашенко окажется не во власти, европейские структуры надеются, что оппозиционные демократические структуры объединятся вокруг одной личности, что оппозиция объединится с прагматически настроенной частью нынешней номенклатуры. Мы знаем, что таковая имеется в различных министерствах, хотя пока еще не решается себя показать. Должна появиться тесная коалиция прагматичных оппозиционеров и прагматичных номенклатурщиков, хотя бы для переходного периода. И они должны объединиться вокруг одной персоны. Сегодня это господин Милинкевич, хотя это может быть и кто-то другой, пока этого никто не знает. Я уверен, что сегодня оппозиция в союзе с прагматичной номенклатурой уже в состоянии управлять страной в отличие от 1991 года, когда Беларусь неожиданно для себя обрела независимость и без проблем открыла дверь во власть такой популистской фигуре как Лукашенко.