1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Футбол и трудовая дисциплина

29.05.2002

Сегодня мы поговорим о футболе и трудовой дисциплине. Вы узнаете, какие немецкие фирмы разрешают своим сотрудникам смотреть в рабочее время телерепортажи с начинающегося чемпионата мира, а какие не пошли навстречу пожеланиям болельщиков. Затем мы представим вам нового шефа Deutsche Bank: крупнейший в Германии финансовый институт впервые возглавил иностранец. Ну, а в заключении вы услышите репортаж из Минска о том, как деловые круги Белоруссии пытаются наладить связи с немецкими инвесторами.

Смотреть или не смотреть - вот в чём вопрос! И ответ на этот вопрос имеет для Германии поистине народнохозяйственное значение. Чемпионат мира по футболу впервые проходит в Азии, и из-за разницы во времени многие матчи будут транслироваться в Германии в самый разгар рабочего дня. Если всё трудоспособное население страны проведёт ближайший месяц перед телеэкранами, то это неминуемо отрицательно скажется на макроэкономических данных – и уж тем более на показателях отдельных фирм. Как в этой ситуации действовать предпринимателям? Разрешать смотреть футбол в рабочее время – или запрещать? Проблема эта настолько серьёзная, причём не только для Германии, но и для других западноевропейских стран, где футбол тоже считается национальным видом спорта, что влиятельный экономический еженедельник Wirtschaftswoche даже вынес её в качестве главной темы на обложку номера. Опросив по всей Германии менеджеров 500 фирм, сотрудники журнала пришли к следующем выводам.

Руководители абсолютного большинства немецких предприятий - 84 процента - ни о каком футболе слышать не хотят и запретили своим сотрудникам смотреть в рабочее время телерепортажи из Японии и Южной Кореи. Если кто без футбола жить не может – пусть на время чемпионата берёт отпуск, считает, к примеру, начальство таких крупных автомобилестроительных фирм, как Volkswagen и Ford, и такого известного банка, как Dresdner Bank. Даже химико-фармацевтический концерн Bayer, чья заводская футбольная команда в этом году вышла в финал Кубка Лиги европейских чемпионов и чуть было не выиграла первенство Германии, ни на какие уступки болельщикам идти не намерен. При этом менеджеры концерна ссылаются на непрерывный производственный цикл. А вот на заводах германо-американского автомобильного гиганта DaimlerChrysler телевизоры в комнатах отдыха выключать не станут– и рабочие смогут (по согласованию со своим непосредственным начальством) посмотреть наиболее интересные матчи. Однако больше всего повезло тем футбольным болельщикам, кто работает на головном предприятии концерна Adidas-Salomon в баварском городе Херцогенаурах. Здесь коллективные просмотры важнейших матчей не только не запрещаются, а всемерно поощряются. На заводе даже специально установили огромный экран. Это и не удивительно, ведь концерн Adidas-Salomon, выпускающий спортивную одежду и обувь, является спонсором целого ряда участвующих в чемпионате футбольных команд. Так что сотрудники концерна, болея в рабочее время за германскую или какую-нибудь другую сборную, будут испытывать не только благодарность своему руководству, но и гордость за родную компанию, одевшую и обувшую стольких замечательных футболистов. Однако среди крупных немецких фирм концерн Adidas-Salomon – это всё же исключение, а не правило, отмечают журналисты еженедельника Wirtschaftswoche. Они приходят к выводу, что многие предприниматели явно недооценивают предстоящий накал футбольных страстей. Поэтому журнал предупреждает руководителей тех компаний, в которых просмотр телерепортажей с чемпионата мира строго запрещён: в дни решающих матчей эти фирмы могут недосчитаться многих сотрудников – те просто возьмут бюллетень.

Теперь перейдём к кадровым вопросам. На прошлой неделе официально вступил в должность новый председатель правления Deutsche Bank. Это событие знаменательно не только потому, что речь идёт о новом руководителе крупнейшего как в Германии, так и в всей Европе финансового института. Повышенный интерес это назначение вызвало потому, что Deutsche Bank, то есть, в переводе, «Немецкий банк», впервые в его 132-летней истории возглавил не немец, а иностранец – швейцарец Йозеф Аккерман (Josef Ackermann). Давайте поближе познакомимся с этим банкиром-космополитом, которому предстоит играть одну из ключевых ролей в финансовом секторе Германии.

«В душе я - европеец. Да и мыслю я европейскими категориями. Я очень горжусь тем, что в своё время меня пригласили на работу в Deutsche Bank. На мой взгляд, это – чрезвычайно хороший банк, к тому же мне очень нравится сложившаяся здесь деловая культура», - говорит Йозеф Аккерман, и по его произношению можно безошибочно определить, что родом он именно из Швейцарии. Там, в Цюрихе, по-прежнему живут его жена и дочь. Ну, а сам он вот уже многие годы по долгу службы мотается по миру. Несколько лет, к примеру, Аккерман работал в Нью-Йорке – представлял там интересы швейцарского банка Credit Suisse. Затем стал одним из руководителей этого финансового института. Однако шесть лет назад ему пришлось уйти из Credit Suisse, потому что он был не согласен с новой бизнес-стратегией своего начальства. Вот тогда-то его и пригласили в Deutsche Bank. Аккерман возглавил самое прибыльное подразделение банка, занимающееся инвестиционным бэнкингом. То было время гигантских слияний и поглощений на мировом рынке, и команда Аккермана участвовала во многих крупных и громких сделках. Соответственно, росли его авторитет и влияние. Поэтому уже осенью 2000 года правление и наблюдательный совет Deutsche Bank приняли решение, что следующим руководителем банка станет именно он. Швейцарское происхождение Аккермана ни тогда, ни сейчас, на годовом собрании акционеров, никого не смущало. Deutsche Bank является глобально действующим концерном, у него – мощные подразделения в Великобритании и Соединённых Штатах, и даже рабочий язык в банке – английский, ведь в нём работают менеджеры из многих стран. Если что и вызывает беспокойство в фигуре Аккермана, особенно у некоторых сотрудников банка, так это не его швейцарский паспорт, а его очевидная ориентация на англосаксонский финансовый мир. Действительно, даже работая в Deutsche Bank, Аккерман основную часть своего времени проводил не во Франкфурте-на-Майне, где находится штаб-квартира банка, а в Лондоне и Нью-Йорке, где расположены его основные инвестиционные подразделения. Поэтому существует опасение, что Аккерман может выдвинуть идею переноса штаб-квартиры Deutsche Bank из Франкфурта в Лондон. Подобные слухи уже курсировали. Йозеф Аккерман не стал их решительно опровергать, а на упрек в том, что до сих пор он редко бывал во Франкфурте и эмоционально мало связан с этим городом, ответил так.

«Конечно, вопрос о том, где мне теперь проводить основную часть рабочего времени, вполне правомерен. Совершенно естественно, что отныне я буду чаще, чем раньше, бывать во Франкфурте. Однако раньше передо мной такой задачи и не стояло – мне не за это зарплату платили».

Теперь перед Аккерманом, действительно, встали новые задачи – и основными из них он считает две: резкое снижение производственных расходов и не менее резкое повышение рыночной капитализации, то есть курса акций банка. Дело в том, что Deutsche Bank слишком неэффективно расходует свои средства: скажем, на зарплаты многочисленным сотрудникам и на содержание нерентабельных филиалов идут огромные деньги. Слишком высокие производственные расходы, в свою очередь, снижают прибыль банка, отчего страдает курс его акций. Цена акций в последние годы не росла, а падала, в результате чего общая рыночная стоимость банка существенно снизилась. Сейчас Deutsche Bank стоит примерно 47 миллиардов евро. По современным меркам это – сравнительно дёшево. Значит, возрастает опасность враждебного поглощения Deutsche Bank одним из конкурентов. Так, в биржевых кругах вновь и вновь поговаривают о том, что желание купить этот немецкий финансовый институт может проявить американская корпорация Citigruop, в состав которой входит Citibank. Чтобы этого не произошло, Йозеф Аккерман намерен всемерно содействовать повышению курса акций возглавляемого им банка. Для этого он ещё в начале года весьма жёстко настоял на том, чтобы были расширены функции председателя правления. Теперь Аккерман имеет достаточно полномочий, чтобы проводить весьма радикальные реформы. В то же время в своих публичных выступлениях он неизменно подчёркивает, что очень высоко ценит коллективный труд.

«Моя должность предполагает умение работать в команде и способность ставить общий интерес выше собственных амбиций. Надеюсь, что совместными усилиями нам удастся сделать Deutsche Bank более эффективным и более прибыльным и что мы сумеем ещё лучше, чем раньше, удовлетворять потребности наших клиентов».

Остаётся добавить, что Йозефу Аккерману – 54 года, что он, как и положено швейцарцу, страстный горнолыжник, а в молодости занимался ещё и лёгкой атлетикой. К тому же Аккерман пианист и классический тенор – он получил образование профессионального певца.

А теперь из Франкфурта-на-Майне перенесёмся в Минск. Несмотря на откровенно антизападную позицию президента Александра Лукашенко, белорусские деловые круги и частично даже политическая элита страны продолжают налаживать контакты с западноевропейскими инвесторами. При этом особую роль, похоже, они отводят именно Германии. Только что в Белоруссии побывала достаточно крупная делегация немецких предпринимателей. Рассказывает наш корреспондент Владимир Дорохов:

В конце прошлой недели Общество развития внешних экономических связей при Союзе торгово-промышленных палат Германии и Представительство немецкой экономики в Белоруссии совместно с белорусским МИДом и торгово-промышленной палатой провели межотраслевую встречу деловых кругов двух стран, в которой приняли участие 20 немецких и более 70 белорусских фирм. Встреча - на ней немецкая сторона впервые была представлена не на земельном, а на федеральном уровне, - вызвала большой интерес. Достаточно сказать, что конференц-зал Международного образовательного центра был заполнен до отказа.

Официальный Минск отнесся к встрече деловых кругов с особым вниманием. Столько госчиновников самого высокого ранга на подобных мероприятиях ранее не было замечено. Первая часть встречи, симпозиум, была посвящена обсуждению рамочных условий хозяйствования в Белоруссии и анализу состояния двусторонних экономических отношений. Выступивший с докладом первый вице-премьер Андрей Кобяков полчаса рассказывал об успехах белорусской экономики. При этом в завершении он отметил, что Германия сейчас находится на втором месте по объему прямых иностранных инвестиций и на третьем по числу совместных предприятий - их уже создано более трехсот.

В свою очередь, глава немецкой делегации, руководитель реферата «Россия, Украина, Беларусь» министерства экономики Германии Петер Лоренц, коснувшись препятствий в экономических связях, указал, что, помимо чисто хозяйственных проблем, прохладные политические отношения Минска с ОБСЕ и Евросоюзом порождают недоверие, которое негативно сказывается и на бизнесе. Выход, по мнению Лоренца, состоит в том, что Белоруссии необходимо соблюдать европейские стандарты поведения как в политике, так и в экономике. В ответ Александр Михневич, замминистра иностранных дел, предложил для скорейшего политического сближения сначала, как он выразился, «сделать плотнее экономические связи».

У несведущего в местных реалиях человека могло сложиться впечатление, что белорусские власти, осознав ошибки, решили повернуться лицом к Западу в надежде на получение инвестиций. На мой вопрос, так ли это на самом деле, один госчиновник, попросивший не называть его имени, ответил так: «Пагубность прежнего курса очевидна всем. Но реальная политика зависит от воли одного человека, президента, а его действия прогнозировать очень сложно».

После завершения симпозиума в течение двух дней работала контактно-кооперационная биржа, вместившая более 200 встреч. В перерывах между переговорами я попытался узнать, а что думают о происходящем сами немецкие бизнесмены. Прежде всего, меня заинтересовал человек, у которого было больше всего собеседников. Им оказался Арнольд Скловский, заместитель управляющего ганноверской торговой фирмы «Браунс», продающей инструменты, отопительную технику и запчасти. Фирма, по словам г-на Скловского, входит в группу «Норд-Вест Фербанд», объединяющую более 350 крупных заводов-изготовителей и торговых компаний. Номенклатура выпускаемой ими продукции превышает 30 тысяч единиц.

Арнольд Скловский впервые приехал в Белоруссию. Желание работать здесь он для бизнесмена объяснил довольно неожиданно, цитирую: «Ваша страна не должна оставаться белым пятном на карте Европы. Поэтому мы должны помочь сейчас белорусам». Скловского не пугает репутация Белоруссии как страны с весьма суровым инвестиционным климатом. Он уверен, что это временные сложности. «У нас крупная фирма, мы, имея хорошую прибыль в Польше, можем позволить себе несколько лет не получать ее в Белоруссии. Главное - застолбить за собой рынок» – считает замуправлящего «Браунса».

Наверное, крупные предприятия могут позволить себе работать на перспективу, однако, как сообщил «Немецкой волне» глава фирмы «СН Интерконсалт» Свен Невиак, большинство немецких предприятий на белорусском рынке – мелкие и средние. Доктор Невиак уже 5 лет консультирует немецких бизнесменов, которые хотят здесь работать. Стагнация – так кратко он оценил ситуацию с немецкими инвестициями в белорусскую экономику. По мнению Невиака, немецкий бизнес ведет себя весьма осторожно, новые проекты появляются очень редко, но те, кто уже начал работать, несмотря на сложности, не уходят. Главной же проблемой, заявил Невиак, в Белоруссии является крайняя нестабильность законодательства, которое может измениться в любой день и самым неожиданным образом.