1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Фронтовая песня

Несмотря на свой возраст (на днях ему исполнилось 88 лет), Л.Айзенштат и сегодня продолжает петь, являясь участником хора ветеранов "Красная гвоздика"

default

Песня всегда была верным спутником участника Второй мировой войны Лазаря Грирорьевича Айзенштата. Она всегда была с ним и в минуты радости, и в тяжелые годы войны.

- "Нам песня строить и жить помогает, так что песни я всегда держал при себе. Я раньше участвовал в художественной самодеятельности. Даже у себя в полку организовал неплохой джаз-оркестр. Это было в конце войны, на территории Германии. В армию я был призван, когда мне исполнился 21год, это было в 1938 году. Я воевал в Крыму, на Северном Кавказе, в Прибалтике и закончил войну, когда часть, в которой я служил, находилась в районе Познани".

Несмотря на свой возраст (на днях Лазарю Григорьевичу исполнилось 88 лет), он и сегодня продолжает петь, являясь участником хора ветеранов "Красная гвоздика":

- "Хор, в котором я пою, существует уже 18 лет. Сейчас в составе хора 38 человек. Состав менялся раза четыре. Ну, люди все же немолодые. Вот участвовал в последнем, Шестом фестивале ветеранов войны и труда, людей, которые старше 60 лет. А в 1995 году к нам пришел на работу в качестве художественного руководителя Камиль Серазитдинов. Он очень талантливый товарищ и хорошо организовал звучание хора. Сейчас в составе хора 28 человек. Ветеранов у нас осталось всего двое: я и Анатолий Иванов, но он сейчас редко приходит".

Всего же в Киргизии на сегодняшний день проживают девять с половиной тысяч ветеранов войны и примерно вдвое больше тружеников тыла. О том, какую поддержку ветеранам оказывает сегодня государство, рассказал "Немецкой волне" руководитель пресс-службы министерства обороны Мурат Аширбеков.

- "Правительство Кыргызстана заявило о намерении выплатить единовременное денежное пособие каждому участнику Второй мировой войны. Им выделяется по 8 тысяч сомов, инвалидам войны по 10 тысяч, вдовам погибших по 2 тысячи, лицам, награжденным медалями СССР за самоотверженный труд в годы войны, по 2 тысячи, блокадникам Ленинграда и несовершеннолетним узниками концлагерей по 2 тысячи сомов. Кроме этого, помощь ветеранам будет оказана и органами местного самоуправления, и предприятиями республики. Ветераны войны пользуются всеми льготами, установленными еще в СССР: бесплатный проезд, бесплатное лечение, предоставление медикаментов, и ежегодные пособия в честь каких-либо знаменательных дат, и помимо этого они получают пенсию".

По словам Мурата Аширбекова, средняя пенсия ветеранов Второй мировой войны в Киргизии составляет сегодня в среднем 1,5-2 тысячи (41 сом = 1доллару). О том, как можно прожить на эти деньги, остается только догадываться. Лазарь Григорьевич говорит, что на репетициях в хоре забывает о проблемах. Хор стал ему второй семьей. В настоящее время в репертуаре "Красной гвоздики" более ста песен на кыргызском, татарском, русском, украинском языках. Однако Лазарь Григорьевич любит петь и на немецком:

- "Считаюсь евреем, но корни мои где-то в Германии. Потому что Айзенштат – фамилия, наверное, немецкая".

О том, как попал после войны в Киргизию, Лазарь Григорьевич вспоминает так:

- "Когда война кончилась, мы ещё стояли некоторое время в Германии. А затем корпус наш перебазировали в Прикарпатье. Там мы стояли в районе Шепетовки. Это было уже в 1947 году, меняли офицерский состав дальневосточников, тех, которые сидели на Дальнем Востоке, потому что японцы грозились помочь Гитлеру. Так я с семьёй переехал во Владивосток. Потом попал по распределению на остров Курильской гряды. Там я служил с 1947 по 1952 год. Затем приехал офицер из Ташкента. Он меня заменил. Так я оказался в Киргизии.

Более полувека Лазарь Григорьевич прожил в Киргизии. За это время полюбил ее и говорит, что никакая революция не заставит его отсюда уехать:

- "Я здесь жену похоронил. Мне уже самому 88 стукнуло. Куда мне ехать в таком возрасте? Считаю, надо жить, где живешь. Думаю, что любая буря начинается и стихает. Эта тоже пройдет. Я привык к людям, привык к климату и никуда не собираюсь ехать…"