1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Фридман и Либецайт - герои 70-х и 90-х

Дуэт электронщика Бернда Фридмана и барабанщика Джаки Либецайта существует с 2002 года. Их вполне можно называть "ветеранами" и даже "культовыми персонажами", а их дуэт "супергруппой".

Обложка альбома Секретные ритмы 3

Обложка альбома "Секретные ритмы 3"

В начале 2000-х был достигнут пик успеха электроники, настоящий триумф. Электроника была единственно возможной формой передовой музыки. После этого момента почему-то быстро пошел спад, из электроники стал выходить воздух.

Фридман и Либецайт

Фридман и Либецайт

Так что до сих пор существующий дуэт Фридмана и Либецайта - это группа, которой удалось пережить засуху. Это им удалось, возможно, потому, что уже в 2002 они были отставшими от прогресса и борющимися за выживание. Они не вписывались в тогдашний ландшафт экспериментальной электроники и воспринимались в качестве ретро-фигур.

Супербарабанщик

Джаки Либецайт (Jaki Liebezeit) - ударник Can, одной из самых известных немецких хиппи-групп начала 70-х. Именно его бит был самой заметной особенностью саунда Can, он вдохновил несколько поколений подражателей. Джаки Либецайт стучал, как метроном, как машина, невероятно точно, жестко и бездушно. В его бите отсутствуют сбивки, ускорения темпа, неожиданные удары по тарелкам. Либецайт несгибаемо повторял одну и ту же фигуру от начала песни и до ее конца, как будто прокручивался зацикленный компьютерный файл. Либецайт вручную делал то, что Kraftwerk пытались изобразить с помощью ритм-машины и двух барабанщиков.

Есть симпатичное объяснение такой музыкальной стратегии: до того, как присоединиться к Can, Джаки Либецайт играл фри-джаз, сопровождал саксофониста Питера Бретцмана (Peter Brötzmann) и пианиста Александра фон Шлиппенбаха (Alexander von Schlippenbach). Большей свободы и агрессии не существовало в природе. Либецайт, однако, испытывал раздражение от фри-джазового требования постоянно менять ритмический рисунок, ни в коем случае не повторяться. Порвав с фри-джазом, он решил играть в минималистическом стиле, то есть повторять только что сыгранное. А барабанщиком фон Шлиппенбаха стал Свен-Аке Йоханссон (Sven-Ake Johansson). Крайне поучительно в качестве домашнего задания сравнить музыку Либецайта и Йохансона.

В середине 90-х краутрок в целом и его вершина - группа Can - снова попали в центр внимания музыкальной прессы. Can оказались предшественниками современного саунда, участники Can были расхватаны на многочисленные совместные проекты, как если бы ветераны знали какое-то волшебное слово, которое кроме них больше никто не знал. Как бы то ни было, нового слова никто из них не сказал, а слияние с актуальной музыкой шло с большим скрипом.

Суперэлектронщик

Бернд Фридман (Bernd Friedman) - герой 90-х. В начале десятилетия он делал индастриал, потом стал одной из главных фигур немецкого эмбиента, у него была масса проектов, самый извесный - Nonplace Urban Field. Фридман был не чужд дабу, который тоже был трендовой вещью в 90-х, участвовал Бернд и в совместных проектах, самым зрелищным из которых стал Flanger - совместный проект с Atom TM, то есть Уве Шмидтом (Uwe Schmidt). Уве - еще один герой 90-х. Фридман записал массу разнообразной музыки и написал несколько остроумно-просветительных текстов об эмбиенте. К 2002 году, однако, он воспринимался как слегка отставший от поезда.

Передовая электронная музыка уползла вперед - в иррациональный нойз, в забавы с новым поколением компьютерных программ, а Бернда все тянуло к милой заторможенности, к красивым звукам, к скрытым мелодиям.

Секретные ритмы

На альбоме "Секретные ритмы 3" ("Secret Rhythms 3") самое главное и интересное - это бит Джаки Либецайта. Он стучит по высоко настроенным барабанам, они жесткие, и звук у них резкий и жесткий, без баса. Стучит ветеран, как от него и ожидается, лучше, чем ритм-машина, и лучше, чем компьютер. Параллельно играют синтезаторы, саксофон, кларнет и несколько гитар. Фактически это - инструментальная рок-группа, она записана звонко и ясно, однако звучит на редкость не живо, не округло. Все партии, очевидно, препарированы и прилажены друг к другу на компьютере.

Все это в целом можно было бы охарактеризовать как минималистический психоделический даб, как мумию космического рока. В принципе, мумия - это неплохое алиби, с мумии взятки гладки: лежи себе, красуйся в музее, отдыхай на здоровье. В эпоху массового увлечения психоделикой такая холодная и трезвая пост-психоделика имеет право на существование.

Проблема с этой музыкой иная: конструктивная. Джаки Либецайт слишком хорошо вписывается в компьютерный дизайн, не возникает напряжения, конфликта, музыка слишком хорошо к нему прилажена. Эта музыка вообще, как кажется, делалась для того, чтобы создать Либецайту естественную и уютную среду обитания. Но барабаны - это лишь одна из компонент музыкального потока, надо было бы о музыкальном потоке заботиться, а не рассчитывать на то, что еще одна демонстрация сенсационных умений знаменитого барабанщика станет сенсацией.

Автор: Андрей Горохов
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст