1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

ФРГ поможет России убрать ядерный мусор со дна Баренцева моря

Почему Россия сама не в состоянии найти средства для утилизации своих радиационных отходов? На этот и другие вопросы "Немецкой волны" отвечает руководитель экологического объединения "Беллона" Александр Никитин.

default

Взнос ФРГ на утилизацию субмарин составит 300 млн. евро.

На саммите в Екатеринбурге, прошедшем в начале октября, главы государств Германии и России Герхард Шредер и Владимир Путин заключили целый ряд экономических соглашений, в том числе договор об утилизации атомных подводных лодок бывшего советского Северного морского флота. Германия намерена инвестировать в эту программу 300 миллионов евро. Это часть германского взноса в проект "большой восьмерки" под названием "Глобальное партнерство", направленного против распространения оружия массового поражения. Речь идет, главным образом, о том, чтобы поднять со дна Баренцева моря предварительно распиленные на части лодки. С немецкой стороны координацией проекта займется компания Greifswalder Energiewerke Nord, которая в настоящий момент осуществляет демонтаж бывших восточногерманских атомных электростанций. А какую опасность представляют собой старые атомные подводные лодки для окружающей среды и жителей близлежащих населенных пунктов, ведь топливные урановые стержни из реакторов уже удалены? На этот вопрос отвечает председатель правления экологического объединения "Беллона" Александр Никитин:

- Опасность в том, что на борту лодки находится атомная энергетическая установка. Но подводные лодки к тому же еще находятся на плаву и они имеют свойство тонуть или взрываться, как это было на Дальнем Востоке. Особенное беспокойство вызывают те лодки, которые уже выведены из эксплуатации, но на борту которых находится отработанное ядерное топливо. Проблема будет решена тогда, когда все ядерные отходы и в том числе отработавшее ядерное топливо и все радиоактивные отходы – жидкие, твердые, газообразные – будут приведены в безопасное состояние. Я думаю, что на это уйдет еще как минимум лет десять.

- Многие эксперты и журналисты на Западе задают вопрос: почему Россия сама не в состоянии найти средства для утилизации своего радиационного мусора?

- Восемь лет назад, когда мы начинали эту работу, Россия срочно нуждалась в помощи, потому что опасность, которую представляли собой атомные подводные лодки, касалась не только России, но и всей Европы. Если бы произошли какие-нибудь ядерные инциденты на Севере, то это коснулось бы многих государств. И поэтому речь шла о том, что, действительно, надо немедленно помогать, для того, чтобы этот риск снизить. Сейчас ситуация уже не такова, как восемь лет назад. Поэтому я понимаю эти вопросы.

- А ответы у вас есть?

- У нас есть позиция, и заключается она, прежде всего, в том, чтобы те деньги, которые еще соглашается давать нам Германия и другие страны "большой восьмерки", должны быть потрачены на то, чтобы снизить ядерную военную опасность, экологическую опасность, опасность терактов. Но при этом государства должны постоянно ставить вопрос об участии России во всех этих программах, потому что иногда создается такое впечатление, что эти программы начинают работать как благотворительные фонды для разного рода министерств, например, для министерства атомной промышленности или министерства обороны.

Контекст