Французское ″нет″ и падение евро | Рынок и человек | DW | 02.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Французское "нет" и падение евро

01.06.2005

Сегодня мы поговорим о референдуме во Франции и последовавшем за ним падении евро и взлёте доллара, о реакции немецких деловых кругов на вынесенный Михаилу Ходорковскому приговор, а также о том, почему Европейский банк реконструкции и развития снизил свой прогноз экономического роста в постсоветских государствах.

Итак, держатели долларов – а их в нашей зоне вещания очень много – могут радоваться: в последние дни на мировом валютном рынке американская денежная единица резко подорожала, а европейская, соответственно, рухнула. Пока это – единственная зримая экономическая реакция на состоявшийся в минувшее воскресенье во Франции референдум, в ходе которого французы отклонили проект конституции Европейского Союза. Предвижу удивлённый вопрос многих радиослушателей: а в чём состоит взаимосвязь основного закона ЕС и обменного курса евро? Вот в этом мы и попытаемся сейчас разобраться – чтобы в будущем знать, как предстоящие Европе бурные политические события могут повлиять на столь важные для всех нас котировки валют.

Начнём с того, что наблюдавшийся в последние два года рост курса евро по отношению к доллару большинство экспертов объясняло не силой европейской, а слабостью американской денежной единицы. То есть мы имели дело не столько с ростом евро, сколько с падением доллара. А падал он главным образом из-за так называемого двойного дефицита: внешнеторгового и бюджетного. Иначе говоря, американцы импортировали значительно больше товаров, чем экспортировали, а администрация США тратила куда больше денег, чем получала в виде налогов. Эти диспропорции и вели к девальвации, обесцениванию доллара. Кульминация данной тенденции наступила в декабре прошлого года, когда за один евро приходилось платить более 1 доллара 36 американских центов. Однако затем маятник качнулся в другую сторону. В результате на этой неделе один евро стоил уже только 1 доллар 23 цента, то есть за пять месяцев европейская денежная единица подешевела примерно на 10 процентов. Хотя правильнее было бы сказать: за пять месяцев более чем на 10 процентов укрепился доллар. Произошло это в силу целого ряда причин, в том числе благодаря более высоким темпам экономического роста в США, чем в еврозоне, а также благодаря заверениям избранного на второй президентский срок Джорджа Буша, который обещал навести порядок в государственных финансах и в ближайшие годы существенно снизить дефицит государственного бюджета. К тому же Федеральная резервная система США – американский аналог центрального банка – продолжила последовательное повышение учётных ставок. А чем выше процентные ставки, тем выгодней вложения в данной валюте. В прошлом году уровень ставок в США был ниже, чем в еврозоне, сейчас он заметно выше. Всё это привело к тому, что в начале нынешнего года двухлетняя девальвация доллара прекратилась, и он вновь стал укрепляться. Сопровождавшее этот процесс снижение курса евро большинство экспертов опять-таки объясняло не слабостью европейской, а усилением американской денежной единицы. То есть всё это время евро играл скорее пассивную роль, политические и экономические события в Европейском Союзе не оказывали существенного влияния на формирование обменного курса. Однако приблизительно в середине мая падение евро резко ускорилось, и это уже напрямую было связано с событиями не за океаном, а в самой Европе. А именно: с приближающимся референдумом во Франции. Дело в том, что социологические опросы все последние недели дружно предсказывали то, что в минувшее воскресенье на самом деле и произошло: французы отказались ратифицировать проект конституции ЕС и тем самым фактически провалили его. Иными словами, социологи предсказывали приближающийся кризис Европейского Союза. Как заявил после обнародования результатов референдума премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер, председательствующий в данный момент в ЕС:

У нас – очень серьёзная проблема. Я не люблю слово «кризис», поскольку оно порождает ощущение, будто всё кончено. Нет, мы должны продолжать, и в ближайшие дни и недели я вместе с другими попытаюсь наладить процесс подготовки и принятия решений в европейских делах.

А вот как оценил ситуацию вице-президент Европейской комиссии Гюнтер Ферхойген:

Никто не может сейчас точно сказать, что будет дальше. Вполне возможно, что окончательная ясность относительно дальнейших действий возникнет лишь в конце следующего года. Но это вовсе не означает, что Европа переживает кризис и что процесс европейской интеграции не будет продолжаться.

Чем настойчивей политики говорят о том, что никакого кризиса в ЕС нет, тем осторожней становятся международные инвесторы и участники валютного рынка, которые больше всего на свете не любят неопределённости. Так что возникшая в ЕС после референдума во Франции неопределённость, которая, по всей видимости, ещё больше усилится после референдума в среду в Нидерландах, является главной причиной распродажи евро в последние дни. Вторая причина состоит в опасности усиления левых, протекционистских и анти-интеграционных настроений во Франции, втором по величине народном хозяйстве еврозоны. Вот как расценил итоги референдума американский специалист по ЕС Фил Гордон:

Сказав «нет», французы тем самым ещё и заявили: мы не согласны с дальнейшим притоком дешёвой рабочей силы в нашу страну и с постепенной утратой нашего влияния во всей Европе в целом.

А если учесть, что курс нового французского правительства под впечатлением референдума может стать анти-глобалистским и направленным против свободной торговли, то это с американской точки зрения выглядит весьма настораживающе.

А потому американские инвесторы и меняют сейчас евро на доллары: они опасаются усиления государственного вмешательства в экономику и популистских жестов, которые в перспективе только усугубят существующие проблемы. Как заметила в своём комментарии газета Washington Post: «Французам совершенно не готовы от чего бы то ни было отказываться. Они желают сохранить свои негибкие профсоюзы, 35-часовую рабочую неделю и ежегодный отпуск продолжительностью в шесть недель – и одновременно им хочется жить в условиях растущей, динамичной рыночной экономики. Президенту Жаку Шираку не хватило мужества сказать французам, что одно исключает другое». Желая вернуть себе утраченную популярность, Ширак может усилить давление на Европейский центральный банк с целью заставить его снизить процентные ставки в еврозоне. В этом деле Париж охотно поддержат Берлин, Рим и некоторые другие европейские столицы. Но если ставки с целью стимулирования конъюнктуры будут снижены, то разрыв между процентами в еврозоне и в США ещё больше увеличится, что пойдёт на пользу доллару. К тому же Европейский банк, стоит ему только поддаться политическому нажиму, подорвёт свой авторитет независимого хранителя европейской валюты и может стать виновником всплеска инфляции.

В общем, растущее давление на Европейский центральный банк – это третья причина нынешней слабости евро. Назовём и четвёртую причину, которая - пока что – имеет лишь теоретический, гипотетический характер: отказ французов ратифицировать Европейскую конституцию и разразившийся из-за этого кризис ЕС заставил некоторых инвесторов задаться вопросом: а так ли уж долговечен сам Европейский валютный союз и единая денежная единица евро?

Что же будет дальше с евро и долларом? Не исключено, что после столь мощного падения европейская валюта несколько стабилизируется, тем более что американский двойной дефицит, вызвавший слабость доллара, по-прежнему существует. Однако о мощном подъёме евро в новой обстановке не может быть и речи.

А теперь я считаю необходимым познакомить вас с тем, как деловые круги Германии прореагировали на вынесение приговора Михаилу Ходорковскому. Подчеркну: речь идёт не о здешних политиках, журналистах или правозащитниках, а о бизнесменах. Их мнение - таково:

Вынесенный Михаилу Ходорковскому приговор вряд ли отрицательно скажется на деловом сотрудничестве между Германией и Россией. Такое мнение высказал президент Федерального союза немецкой оптовой и внешней торговли Антон Бёрнер (Anton Börner). В интервью агентству финансовой информации dpa-AFX он заявил, что «благодаря мощной динамике российского рынка в настоящее время, несмотря на определённую неуверенность, преобладают положительные инвестиционные решения, поскольку бизнес с Россией развивается сейчас исключительно хорошо». Бёрнер отметил, что в данный момент в России активно действуют около 2 тысяч немецких фирм. Германия является, таким образом, крупнейшим торговым партнёром России. В прошлом году объёмы германского экспорта в Российскую Федерацию выросли более чем на 23 процента и достигли 15 миллиардов евро. «Двусторонние контакты очень хорошие, и они всё больше расширяются в ходе динамичного экономического развития России», - подчеркнул президент Федерального союза немецкой оптовой и внешней торговли. Он отметил, что немецкие фирмы уже вложили в российскую экономику около 2 миллиардов евро – прежде всего в энергетическую сферу, в производство продуктов питания, а также в оптовую и розничную торговлю. Далее Антон Бёрнер указал на ожидающееся к концу года вступление России во Всемирную торговую организацию ВТО, которое, по его мнению, даст дополнительный импульс упомянутой экономической динамике. Немало шансов перед немецкими производителями открывает и продолжающийся рост доходов российского населения. В среднесрочной перспективе это приведёт к увеличению спроса на высококачественные потребительские товары. Президент Федерального союза немецкой оптовой и внешней торговли Антон Бёрнер не согласен с теми, кто считает, что процесс над Ходорковским свидетельствует об отсутствии правовой безопасности в России. По его словам, «правовая безопасность в России благодаря Путину скорее укрепилась. Страна переживает масштабный процесс реформ, который коснулся и правовой сферы. К тому же предстоящее вступление России в ВТО будет способствовать дальнейшему прогрессу в этой сфере». Тем не менее Антон Бёрнер посоветовал тем немецким предпринимателям, которые впервые выходят на российский рынок, «заручиться поддержкой опытных и сильных партнёров».

Несмотря на оптимизм немецких бизнесменов, «динамизм российской экономики» окажется в этом году, по всей видимости, не столь впечатляющим, как в прошлом. И связано это, в том числе, с делом Ходорковского. Из британской столицы передаёт наш корреспондент Евгений Некряч:

По оценке Европейского банка реконструкции и развития, штаб-квартира которого находится в британской столице, в 2005 году экономический рост в бывших соцстранах составит лишь пять целых и две десятых процента. Это на три десятых процентного пункта меньше, чем банк предсказывал в ноябре прошлого года. Нынешнее замедление происходит после рекордного экономического роста в прошлом году, когда в целом по региону он составил 6,5 процента. Это был лучший показатель с начала падения коммунизма в Европе в 1989 году.В своем новом отчете о переходе пост-коммунистических стран к рыночной экономике ЕБРР отметил, что более медленные темпы роста вызваны, главным образом, ухудшением экономических перспектив в мировом масштабе, более высокой ставкой банковского процента в Соединенных Штатах и потенциальным снижением потока капиталов в страны Восточной Европы и республики бывшего СССР. Иными словами, инвесторы предпочтут вкладывать деньги в США, страны Европейского Союза или Японию, а не в бывшие соцстраны. Причем больше всего это скажется на постсоветских государствах.

Для России прогноз экономического роста составил пять целых две десятых процента. Это почти на два процентных пункта меньше, чем в прошлом году. Европейский банк призвал правительство России к большей прозрачности в принятии решений, а также к ужесточению бюджетной дисциплины. «Среднесрочные перспективы в России зависят от того, удастся ли поддержать инвестиционный климат и динамику реформ. Разногласия между высшими должностными лицами шлют инвесторам противоречивые сигналы относительно будущей политики правительства,» – отмечает ЕБРР.

Самое существенное замедление темпов экономического роста ожидается на Украине – почти в два раза по сравнению с 2004 годом. Как заявил Европейский банк, «после года большого роста макроэкономическая политика требует ужесточения, чтобы решить проблемы финансового дисбаланса и снизить рост инфляции». Иначе говоря, замедление экономического роста позволит притормозить рост цен.

Выбивается из общей для республик бывшего СССР тенденции Азербайджан. Здесь экономический рост может достичь в этом году 20 процентов – в два раза больше, чем в прошлом году. Прежде всего, это вызвано притоком капиталов, связанных со строительством и сдачей в эксплуатацию нового нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан.