1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Франция не строит иллюзий

В Париже знают: кто бы ни пришёл к власти в Берлине, возврата к прежним отношениям привилегированного партнерства, существовавшим на протяжении десятилетий, не будет.

default

Ширак и Шрёдер не нашли общего языка...

После смены власти во Франции консервативное правительство надеется, что подобные перемены произойдут и в Германии. Эдмунд Штойбер (Edmund Stoiber) был встречен в июле в Елисейском дворце французским президентом Жаком Шираком (Jacques Chirac) уже как канцлер, отмечает политолог и публицист Альфред Гроссе (Alfred Grosser). Париж надеется, что в случае прихода к власти христианских демократов французско-немецкие отношения, находящиеся сегодня в глубоком кризисе, получат новый толчок.

Однако для французов ясно и другое – возврата к прежним отношениям "привилегированного партнерства", существовавшим на протяжении десятилетий и способствовавшим объединению Европы, уже не будет, кто бы ни пришел к власти в Берлине. По мнению Шарля Ламброскини (Charles Lambroschini), редактора консервативной газеты «Фигаро», трудности французско-немецких отношений не имеют ничего общего с личностями политиков. Проблема лежит вовсе не в Шрёдере, а в том, что после объединения Германии и перед лицом предстоящего расширения ЕС на восток коренным образом изменилась ситуация в Европе в целом.

Кризис начался давно

По утверждению Мартина Коопмана (Martin Koopmann) из Немецкого общества внешней политике, кризис привилегированного партнерства начался еще в период правления Гельмута Коля (Helmut Kohl). Прежде договорённости по каким-то вопросам между Германией и Францией было практически достаточно для принятия общеевропейских политических решений. Сейчас, когда существует союз из пятнадцати государств и планируется его дальнейшее расширение, этого будет явно не достаточно. Внутри ЕС постоянно образуются новые недолговечные коалиции государств, имеющих сходные позиции по тем или иным вопросам.

Stoiber bei Chirac

Ширак и Штойбер, июль 2002

Штойбер предложил в Париже новый стиль отношений – спорные вопросы должны обсуждаться за закрытыми дверями не становясь достоянием всех партнёров. Открытых конфликтов, вроде того, что произошёл на встрече в верхах в Ницце, не должно быть ни в коем случае. Кроме того, шеф ХСС заявил, что c пониманием относится к французской позиции по аграрному вопросу, согласно которой до 2006 года не может быть и речи о проведении в рамках ЕС сельскохозяйственной реформы.

Как отмечают эксперты, несмотря на предвыборные нападки друг на друга, по своему содержанию европейская политика Шрёдера и Штойбера мало отличаются друг от друга. Так, по вопросам усиления комиссий ЕС или совместного финансирования Берлином и Парижем различных проектов союза, и канцлер, и кандидат придерживаются сходных точек зрения.

Не схожие в области политики, однако по-человечески гармонично дополнявшие друг друга руководители Германии и Франции социал-демократ Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) – и консерватор Валери Жискар д‘Эстен (Valery Giscard d'Estaing)и христианский демократ Гельмут Коль и социалист Франсуа Миттеран (Francois Mitterand) наглядно показали, что отношения между Францией и Германией менее всего зависят от принадлежности лидеров обеих стран к одному политическому лагерю. К тому же, по мнению Ламброскини, когда Шрёдер занял пост канцлера, он начал проводить социал-либеральную политику, лишь теперь, накануне выборов, вновь открыв для себя левые лозунги. Но если Шрёдеру каким-то чудом всё же удастся остаться у власти, он, по мнению французского политолога, немедленно вернется в политический центр.

Все ждут выборов

Выборы 22 сентября должны положить конец мучительным спорам неоголлиста Ширака и бывшего премьер-министра социалиста Лионеля Жоспена (Lionel Jospin) о том, на какие политические силы Германии надо ориентироваться в проведении своей внешней политики. Пять лет социалисты и голлисты во Франции, по мнению Ламброскини, парализовали друг друга. В ближайшие четыре года правительства как во Франции, так и в Германии могут позволить себе провести и непопулярные политико-экономические решения: до следующих всеобщих выборов еще далеко.

Особенно это касается новой аграрной политики, связанной с дальнейшим расширением ЕС. При этом, однако, противоречия между Германией и Францией по вопросу о многомиллиардных субсидиях в аграрном секторе и взносах в европейский структурный фонд могут обостриться как никогда раньше. (вш)

Контекст