1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Франкфуртская книжная ярмарка

10.10.2002

Россия станет главной гостьей следующей Франкфуртской книжной ярмарки. Соответствующие планы организаторов крупнейшего в мире смотра отрасли были известны уже давно – а сегодня представители российской делегации на пресс-конференции в Германии сообщили некоторые детали предстоящих на следующий год мероприятий. Ну а нынешняя франкфуртская книжная ярмарка тем временем продолжила свою работу. О ее главных тенденциях, о событиях дня и о реакции участников ярмарки на присуждение венгерскому писателю Имре Кертесу Нобелевской премии по литературе мы и расскажем в ближайшие 10 минут, в передаче «Тема дня».

У микрофона ПЛ, здравствуйте. Почти треть миллиона названий книг представлено в этом году на Франкфуртской книжной ярмарке. Это несколько меньше, чем в году минувшем – и некоторые наблюдатели уже делают вывод о кризисе отрасли. Другие обращают внимание не на количественный, а на содержательный аспект: ведь дело не столько в различии числа книг, сколько в тех тенденциях, которые отличают нынешнюю ярмарку от предыдущих. Именно об этих новых тенденциях и темах я попросил рассказать нашего специального корреспондента на книжной ярмарке Ефима Шумана.

- Одной темы нет, но есть один жанр. Главными стали на этот раз биографии, они вообще очень популярны в мире. И только на стендах немецких издательств десятки новых биографий. Биографии политических деятелей, например, бывшего канцлера ФРГ Вильяма Брандта, знаменитых предпринимателей, банкиров, пушечного короля Круппа, Ротшильда, писателей, философов, режиссеров (Сартра и Гюнтера Грасса, например), звезд спорта и шоу-бизнеса. Есть, скажем, биография Бориса Беккера. Но самое большое внимание привлекла еще неизданная биография Саддама Хуссейна. Один британский журналист собрал эксклюзивную, как он утверждает, информацию, которую он получил от западных секретных служб и из ближайшего окружения иракского диктатора, о жизни которого, особенно в последние годы, очень мало известно. Мировая премьера этой биографии состоится 15 ноября. Один мой коллега, узнав об этой дате на пресс-конференции, язвительно спросил, не опоздает ли эта книга, имея в виду возможную военную операцию против Ирака и возможное свержение Саддама. Вообще страсть читателя к биографиям сегодня приобретает довольно причудливые формы: одно английское издательство, например, сегодня выпустило биографию сына известного футболиста Дэвида Бекхэма. На ярмарке издатель торжественно объявил, что готовит уже третье издание, а сыну всего четыре года.

- Ефим, Вы и другие журналисты, присутствующие на франкфуртской книжной ярмарке, отмечают, что в этом году она по своим масштабам несколько скромнее, чем в прошлые годы. Скажите, насколько она меньше, чем это объясняется?

- Что об этом сказать? Слухи о смерти Франкфуртской книжной ярмарки несколько преувеличены. Действительно меньше, процентов на 10-12 на ней представлено немецких издательств. Но, во-первых, большинство среди тех, кто не приехал – это крошечные издательства, в которых работают один-два человека. Для них просто дорого приезжать во Франкфурт на ярмарку, да и общая экономическая ситуация в Германии не слишком перспективна для таких издательств. Во-вторых, количество иностранных экспонентов не только не уменьшилось, но и даже увеличилось. Немецкие книгоиздатели просто намеренно сгущают краски и драматизируют ситуацию. На самом деле, в Германии в экономически неблагополучном первом полугодии 2002 году продано столько же книг, сколько в первом полугодии экономически благополучного 1999 года. Немцы продолжают покупать книги, немцы продолжают читать.

- Еще одно событие, которое произошло сегодня во Франкфурте на книжной ярмарке – это пресс-конференция российской делегации, где речь шла не о нынешнем годе, а о годе будущем, когда Россия станет главным гостем книжной ярмарки. Какое у Вас впечатление от этой конференции?

- Я разочарован. Мы с коллегами журналистами ожидали услышать что-то о том, какие книги, какие авторы будут представлены в 2003 году, какая готовится программа. Дело в том, что когда та или иная страна объявляется главной гостьей книжной ярмарки, то организуется специальная программа, гранты на переводы книг этой страны на, прежде всего, немецкий язык. В этом году прекрасно представляет себя маленькая Литва, у которой было очень мало денег, чуть больше полутора миллионов евро на свое представительство. У нее выпущено 20 новых книг переводов с литовского на немецкий язык. Это и романы, и поэтические антологии. На самом деле – это самое главное, а не показуха, не стенд. В этот раз были заданы вопросы на пресс-конференции о том, какие же книги, какие авторы, как будут поддерживать переводчиков. Но ничего, кроме того, что будет выделено 3-3,5 миллионов евро на это дело, что будет комиссия, в которую войдут начальник таможни, министр иностранных дел и представитель министерства иностранных дел, множество чиновников и о том, что будет рамочная программа с фольклором при участии ансамбля Моисеева, мы ничего не услышали. Самым приятным эпизодом на пресс-конференции было выступление, не имевшее отношения к представительству России в 2003 году, просто само по себе прекрасное выступление писателя Радзинского.

К впечатлениям моего коллеги Ефима Шумана добавлю лишь, что, как сообщила российская делегация во Франкфурте, на следующий год в работе ярмарки примут участие около 100 российских издательств. Кроме того, как напомнил заместитель министра печати России Владимир Григорьев, российское участие в ярмарке будет частью большой программы Года культуры России в Германии. В ее рамках в ФРГ пройдут многочисленные выставки, выступления артистов Большого театра и т.д. Говоря в целом о роли Франкфуртской книжной ярмарки, Григорьев отметил:

- Для меня лично и для всех практически российских издателей, я уверен, что выражу общее мнение всех российских издателей, Франкфурт – космополитический центр профессии, которой мы все служим, а именно книгоизданием. Молодые российские издатели учились во Франкфурте своей профессии. В 1991 году закончилась монополии государственного издательства в России и, судя потому, что в России сегодня активно работает несколько тысяч издательств, мы этой профессии научились неплохо.

Схожую точку зрения высказал и директор Франкфуртской книжной ярмарки Фолькер Нойманн, коснувшийся темы взаимного обогащения немецкой и русской культур:

- С другой стороны, и немецкая литература 20 века была бы немыслима без великих русских писателей – таких как Толстой и Достоевский. А пьесы Чехова и по сей день являются украшением репертуара немецких театров. Радует также то, что и современные российские питатели - Пелевин, Иконников, Сорокин – находят всё больше поклонников в Германии. Равно как и то, что после произошедших в России перемен там находят новых поклонников молодые немецкие писатели. Всё это – а также участие России в будущей книжной ярмарке в качестве центрального экспонента – служит той цели, о которой говорил Лев Копелев: расчистить существующие веками мосты между народами, мосты, загроможденные идеологическим мусором и шовинистическими предрассудками. Дамы и господа, расчистить мосты, освободиться от предрассудков – вот смысл наших совместных усилий.

И еще одно событие вызвало оживленную реакцию на Франкфуртской книжной ярмарке. Я имею в виду присуждение венгерскому писателю Имре Кертесу Нобелевской премии в области литературы за 2002 год.

Как выразился представитель Шведской академии словесности, премия присуждена Кертесу за его творчество, отстаивающее «хрупкий опыт индивидуума перед лицом варварской несправедливости истории». Книги писателя ставят вопрос о том, «имеется ли возможность жизни и независимого мышления в эпохи, когда люди почти полностью подчинены политической власти».

Имре Кертес родился в Будапеште в 1929 году. Ему удалось пережить Холокост в нацистских концлагерях Освенцим и Бухенвальд. Первый роман писателя – «Без судьбы» - вышел в 1975 году. В двух последующих романах – «Провал» и «Кадиш по неродившемуся ребенку» - Кертес развивает темы первой книги. Пребывание в концлагере оказало сильнейшее воздействие на творчество писателя. Я не хочу писать о фашизме, заявил Кертес однажды, «но каждый раз, когда я начинаю новый роман, я думаю об Освенциме».

Вручение Нобелевской премии естественно вызвало оживленную реакцию на Франкфуртской книжной ярмарке. Об этой реакции я попросил рассказать находящегося сейчас во Франкфурте Ефима Шумана:

- Реакция среди журналистов была такая: все кинулись к стенду крупного немецкого издательства «Ровольт», потому что именно в этом издательстве выходят книги Имре Кертеса. Уже вышло несколько книг. Самого Кертеса, правда, на ярмарке нет. Здоровье у него не самое крепкое. Зато его книги тут же заняли самое почетное место на стенде издательства. При чем с полосой, на которой написано «Нобелевский лауреат 2002 года». Непонятно, как они ухитрились за несколько минут после этого сообщения эту полосу выпустить. Наверное, они ждали, что Кертес получит нобелевскую премию. В издательстве говорят, что они давно ожидали этого, и того, что премию получит Имре Кертес, и того, что премию получит писатель из восточноевропейской страны.