1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Фонд Бёлля: Закон об "иностранных агентах" усложнил работу в России

О том, как закон об НКО повлиял на работу зарубежных организаций в России, в интервью DW рассказал Йенс Зигерт - глава российского представительства Фонда имени Генриха Бёлля.

В пятницу, 21 ноября, исполняется два года с момента вступления в силу закона об НКО, который обязал российские некоммерческие организации, получающие финансирование из-за рубежа, регистрироваться в качестве "иностранных агентов". О том, как за это время изменились условия работы немецких НКО в России, DW поговорила с главой российского представительства Фонда имени Генриха Бёлля (Heinrich-Böll-Stiftung) Йенсом Зигертом (Jens Siegert).

DW: Считаете ли вы Фонд имени Генриха Бёлля "иностранным агентом" в России?

Йенс Зигерт: Нет. Мы не можем считаться "иностранным агентом", потому что статья закона об НКО нас как представительства иностранной некоммерческой организации не касается. "Агентами" могут быть только российские НКО.

- Какие изменения произошли в вашей работе после вступления закона в силу?

Йенс Зигерт

Йенс Зигерт

- Пока это только административные проблемы. Отчетность стала гораздо строже. Не столько потому, что строже стали правила, сколько потому, что внимания со стороны властей гораздо больше, больше проверок. Но нам как немецкой организации гораздо легче, чем, например, нашим американским коллегам. Большинство американских фондов закрыли свои офисы в России. К немецким фондам здесь относятся более мягко. Я объясняю это тем, что российские власти считают Германию важным партнером, который, к тому же, относится к политике российского руководства не так критично, как многие другие.

- Отказались ли с вами работать какие-либо партнеры?

- С нами не перестали сотрудничать, хотя давление на наших партнеров оказывается достаточно сильное. Часть из них уже внесены в реестр "иностранных агентов", составляемый Минюстом. По закону, они теперь должны публично называться "иностранными агентами", и им трудно получить от нас деньги. Поэтому мы ищем другие формы сотрудничества, чтобы их не подставить и не подвергать опасности. Наш самый давний партнер, с которым мы работаем наиболее тесно, - это общество "Мемориал". С ним нас связывает 25-летнее сотрудничество. Если бы не препятствия, о которых я уже упоминал, с ними работать достаточно легко.

- Как вы относитесь к перспективе закрытия "Мемориала"?

- В российской и немецкой прессе довольно много недопонимания того, что происходит. Международное общество "Мемориал" - достаточно сложная организация, состоящая более чем из 60 отдельных организаций, и одна из них - российский "Мемориал" - может быть закрыта. Если она закроется, это станет ударом и будет иметь последствия для работы международного "Мемориала". Я, конечно, это осуждаю. Не вижу никаких причин закрывать эту организацию. Россия многое потеряет, если ее закроют.

- Как вы можете оценить последствия закона об НКО для деятельности иностранных фондов в целом?

- В целом закон сильно усложнил работу. Я слышал от коллег, что есть российские неправительственные организации, которые больше не принимают иностранное финансирование, есть организации, которые закрылись из-за этого закона, чтобы не подвергать свое руководство опасности уголовного преследования и уйти от возможных очень высоких денежных штрафов. Все это сильно затрудняет работу. Конечно, есть некая форма самоцензуры: не секрет, что закон применяется избирательно, и многие организации предпочитают не высовываться, чтобы не попасть в поле зрения правоохранительных органов.

- С вашей точки зрения, давление, которое оказывалось в последнее время на НКО, привело к желаемым для Кремля результатам?

- Частично. Самый большой урон, нанесенный российским НКО, - репутационный. Об этом свидетельствуют и опросы "Левада-центра". Если летом 2012 года еще достаточно маленькое количество людей в России связывали с НКО что-то негативное, может быть, даже враждебное, то сейчас таких людей большинство. Более чем у 50 процентов опрошенных, когда они слышат об НКО, возникают следующие ассоциации: "агенты", "шпионы", "враги". И это значительно усложняет работу НКО.

- На днях в прессе появилась информация о том, что президент Путин поддержал создание механизма по выводу НКО из реестра, если они перестали получать иностранную помощь. Как вы к этому относитесь?

- Возмутительно, что такого механизма до сих пор нет. Например, если организация соблюдает закон, она все равно остается в списке "агентов". Этот шаг надо было сделать еще раньше. Хотя ничего особенно положительного в этом нет: даже если это произойдет, закон все равно останется в силе, останутся дискриминационные меры. На самом деле нужно отменить сам закон, вернее - убрать несколько статей из закона об НКО.

- Готовы ли российские власти это сделать?

- Владимир Путин несколько раз подчеркивал, что ему этот закон нужен, что он считает его правильным. У меня на данный момент нет оснований полагать или надеяться, что этот закон будет отменен в ближайшее время.

- Как принятие закона об НКО повлияло на германо-российские отношения?

- Немецкие власти осуждают этот закон. Принятие закона - один из тех элементов, которые определяют настроение, климат в отношениях. И этот закон, конечно, не улучшает климат.

- Как бы вы оценили нынешний уровень российско-германских отношений?

- Состояние перед бурей. Может, шторм пройдет мимо, но вдалеке уже заметны молнии, и видно, что погода на горизонте плохая. Правда, это связано не столько с законом об НКО, сколько с событиями на Украине.

Смотреть видео 04:17

Йенс Зигерт: Россия многое потеряет с закрытием "Мемориала" (20.11.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме