1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Фолькер Бек: "Дискриминация геев и лесбиянок - это нарушение прав человека"

В загсах Германии теперь официально регистрируют однополые семейные союзы. В интервью Deutsche Welle представитель партии "зеленых" рассказал, как и почему менялось отношение немцев к геям и лесбиянкам.

Фолькер Бек

Фолькер Бек

Германия стала одной из первых стран, где стали официально регистрировать семейные союзы геев и лесбиянок - фактически однополые браки. О пути к столь терпимому и раскованному отношению немецкой общественности к представителям сексуальных меньшинств, к пониманию недопустимости их дискриминации рассказал в интервью Deutsche Welle управляющий делами "зеленой" фракции в бундестаге Фолькер Бек (Volker Beck).

Deutsche Welle : Господин Бек, если не ошибаюсь, вы были первым немецким политиком, который публично объявил о своей сексуальной ориентации. Трудно было принять такое решение?

Фолькер Бек: Нет, ведь я перестал это скрывать задолго до того, как пойти в политику. Не стал я делать из этого секрета и тогда, когда оказался избранным в бундестаг. Так что у меня не было специального "дня признания". Я всегда жил открыто и не изменил своим принципам в ходе моей политической карьеры.

- А какие изменения произошли в немецком общественном мнении? Как менялось отношение людей к гомосексуалам и лесбиянкам?

- Поначалу гомосексуализм считался общественным табу, причем даже после отмены соответствующей статьи в уголовном кодексе. Но в конце концов правозащитному движению геев и лесбиянок - благодаря, прежде всего, широкой кампании за признание однополых семейных союзов - удалось постепенно убедить общественность в недопустимости их правовой дискриминации. Люди поняли, что условия жизни и проблемы гомосексуалистов и лесбиянок вовсе не так сильно отличаются от их собственных.

- А был ли, на ваш взгляд, некий "час икс", какое-то событие, которое послужило катализатором перемен в общественном сознании?

- Таким событием стала акция "ЗАГС" в 1992 году. Тогда 250 однополых пар в сотне различных немецких городов пришли в местные загсы и потребовали их расписать. В результате по всей стране развернулась широкая дискуссия, появились газетные публикации, рассказывающие о конкретных условиях жизни самых различных однополых пар.

Публика увидела, что представители сексуальных меньшинств, как и все прочие члены общества, сильно отличаются друг от друга. С другой стороны, стало очевидно, что своим многообразием они похожи на остальную часть населения. У людей впервые появилась возможность войти в положение геев и лесбиянок, что изрядно охладило былой накал страстей в этой общественной дискуссии.

- Есть ли еще - и если есть, то какие - сферы общественной жизни в Германии, в которых нетрадиционная сексуальная ориентация считается пороком или недостатком?

- Есть, безусловно, еще области, в которых гомосексуалам и лесбиянкам трудно делать карьеру. Это, например, сфера частной экономики или такие "авторитарные" структуры, как армия и полиция. Немецкое и европейское антидискриминационное законодательство запрещает какую бы то ни было дискриминацию, однако геям и лесбиянкам порой приходится доказывать, что они лучше своих гетеросексуальных коллег, чтобы добиться тех же карьерных успехов.

- Вы лично смогли ознакомиться с тем, как к этой проблеме относятся в России. Как вы оцениваете ситуацию в других европейских странах?

- Проблема существует во многих восточноевропейских государствах, где в условиях господства коммунистической идеологии на протяжении десятилетий не велась общественная дискуссия о сексуальности, о формах семейной жизни, о самоопределении, о личной свободе и интересах общества и государства. Теперь им приходится наверстывать упущенное.

В этих странах, кроме того, весьма активны крайне правые группировки, выступающие за ограничение прав гомосексуалов. В странах-членах Европейского Союза, однако, удалось разрядить ситуацию благодаря тому, что демонстрации и публичные акции лесбиянок и геев проходят под охраной государственной власти, которая защищает их от насилия. В России же и в Беларуси власти такую защиту не обеспечивают. Более того, права гомосексуалов в этих странах власти ограничивают настолько, что им не разрешают даже демократически выражать свои пожелания и требования. Это является нарушением Европейской конвенции по правам человека, которую подписала и Россия.

- Но в самой России говорят о ее иных традициях, культуре, самобытности. Может быть, следует с уважением относиться к образу жизни, принятому в других странах?

- Нарушения прав человека - это не традиция России, и они не могут оправдываться тем, что так было всегда. Во многих странах попираются права человека, но никому ведь не приходит в голову утверждать, что это отвечает их традициям или национальному характеру. Поэтому такую аргументацию я считаю совершенно неприемлемой.

Беседовал Никита Жолквер, Берлин
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст

Архив

Аудио- и видеофайлы по теме