1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Фокус / 23.10.06

Взгляд из Европы на проблемы соблюдения прав человека в Узбекистан

Отношения Европы и Узбекистана в целом на сегодняшний день остаются напряженными. Известно, что резкое ухудшение отношений наступило после событий мая 2005 года в Андижане, где была разогнана демонстрация и где, по разным оценкам, погибло до тысячи человек. Обвинив Ташкент в неадекватном применении силы при ликвидации беспорядков и сославшись на отказ узбекских властей проводить независимое расследование андижанских событий, Евросоюз ввел санкции против этой страны. Сейчас, прежде всего, сам Евросоюз предпринимает попытки смягчения ситуации и сближения с Узбекистаном. Однако изменилась ли за это время ситуация с правами человека в этой стране? Об этом пойдет речь в сегодняшней программе «Фокус», сегодня с Михаилом Бушуевым.

Вывод международной правозащитной организации «Эмнести Интернэшнл» (Amnesty International) однозначен: нет, ситуация с правами человека в Узбекистане не изменилась. В частности, там систематически нарушаются права заключенных, считают сотрудники организации. Именно поэтому «Эмнисти Интернэшнл»

призвала российские власти отказаться от депортации на родину гражданина Узбекистана Рустама Муминова. «Немецкая волна» на днях детально рассказывала об обстоятельствах его задержания в Москве. Ташкент обвиняет Муминова в принадлежности к запрещенной в Центральной Азии и России исламской организации «Хизб-ут-Тахрир». А правозащитники считают, что в случае депортации его могут подвергнуть пыткам. Из Лондона передает Евгений Некряч.

Сотрудники правозащитной организации «Международная амнистия» считают, что, согласно взятым на себя международным обязательствам Россия не в праве отправлять Рустама Муминова в Узбекистан. Как сказала в интервью «Немецкой волне» координатор «Amnesty International» по России Фредерике Бер:

«Мы считаем, что Россия должна выполнять свои обязанности в рамках международных законов о правах человека. Россия обязана защищать беженцев, которых в случае возвращения на родину могут подвергнуть пыткам и жестокому обращению», - уверена сотрудница «Международной Амнистии».

В заявлении организации по делу Муминова говорится: «Amnesty International» зафиксировала большое количество случаев принудительного возвращения людей, якобы причастных к деятельности запрещенных исламистских группировок, в Узбекистан». Как сообщила Фредерике Бер, в 2005 году власти Узбекистана обвинили Муминова, который находится в России с 2000 года, в причастности к «Хизб- ут-Тахрир» – организации, которая добивается создания в Центральной Азии исламского халифата. Сам Муминов такую причастность отрицает. В начале нынешнего года он был арестован по запросу Узбекистана в Липецкой области. В конце сентября Генеральная прокуратура России отменила постановление местной прокуратуры о его экстрадиции. Но ко времени его освобождения истекла его регистрация по месту жительства, а в новой регистрации ему было отказано. Эта ситуация дала российским властям возможность депортировать его на основании отсутствия регистрации. Когда он прибыл искать помощь в Москве в правозащитной организации «Гражданское содействие», то был арестован прямо в ее офисе, и в тот же день один из московских судов в спешном порядке вынес постановление о его выдворении из страны. Московские правозащитники, которых обманным путем не допустили к защите их подопечного, теперь пытаются заблокировать это решение в Московском городском суде. Их лондонские коллеги с ними солидарны в том, что Рустама Муминова на родине ждут пытки. «А после несправедливого суда его могут даже присудить к смертной казни», - говорится в заявлении „Эмнисти Интернэшнл“.

Это был взгляд правозащитников из Лондона на положение дел в Узбекистане. У них нет преимущества депутатов немецкого бундестага, группа которых недавно посетила эту страну. Это были парламентарии из комитета по правам человека. Что они думают о ситуации в Узбекистане? О своих впечатлениях депутаты рассказали на пресс-конференции в Берлине, на которой побывала моя коллега Оксана Евдокимова.

Особенную остороту и актуальность пятидневная поездка немецких депутатов в Узбекистан приобрела в связи с запланированным на ноябрь визитом в Центральную Азию министра иностранных дел ФРГ Франк-Вальтера Штайнмайера. Парламентарии надеются, что увиденное и пережитое ими в Узбекистане поможет главе немецкого МИДа конструктивно и обстоятельно вести диалог с первыми лицами государств региона на тему прав человека. В Узбекистане для депутатов бундестага представителями властей страны была организована насыщенная программа. В частности, у члена зеленой фракции Фолькера Бека осталось тяжелое впечатление после встречи с организациями, которые якобы занимаются правами человека:

Нет, пожалуй, такой страны в Центрально-Азиатском регионе, у которой есть так много ведомств и институтов, занимающихся правами человека. Все они, правда, являются государственными структурами. И, к сожалению, по количеству этих институтов нельзя судить о том, что на самом деле происходит в этой стране относительно прав и свобод человека.

По наблюдениям Бека, после андижанских событий в Узбекистане резко ухудшилось положение неправительственных организаций. Следуя примеру Москвы, правительство Узбекистана стартовало процедуру перерегистрации НПО с целью запугивания и отсеивания неугодных. Будучи представителем нетрадиционной сексуальной ориентации, Фолькер Бек открыто спросил у представителей власти о том, в каком положении в Узбекистане находятся гомосексуалисты. Правда, должного внимания к этой – необычной для официальных визитов - теме ему привлечь не удалось:

Что касается проблем сексуальных меньшинств, то, рассматривая эту тему, узбекское правительство по-прежнему придерживается параграфа номер 122 Уголовного кодекса, который был принят еще во времена Сталина в 1934 году. Узбекистан и Туркменистан остались единственными странами СНГ, которые, по-прежнему, пользуются этой правовой базой, что противоречит Международной конвенции по правам человека.

Иными словами, в этих странах гомосексуализм уголовно преследуется.

Кроме того, немецкие депутаты обратили внимание на то, что правительство страны препятствует работе представителей международной правозащитной организации «Красный крест».

Отдельный пункт визита – соблюдение прав заключенных. В ходе официального визита немецким депутатам удалось побывать в единственной женской тюрьме Узбекистана и, следуя строгому регламенту организаторов визита, получить поверхностное представление о том, в каких условиях там содержатся узницы. На депутата от фракции социал-демократов Ангелику Граф, которая до этого бывала в местах лишения свободы Афганистана и Ирана, особенно сильное впечатление произвела атмосфера страха, в которой находились женщины-заключенные во время пребывания в тюрьме немецкой делегации:

Я впервые столкнулась с ситуацией, когда заключенные были настолько запуганы, что были не в состоянии обратиться к нам, обычным парламентариям, с вопросами или хотя бы какой-нибудь просьбой. На мою просьбу рассказать о том, как заключенные себя чувствует, может быть, им чего-то не достает, я не получила никакого ответа. Полная тишина. Одна женщина потом все-таки вышла вперед, и, с опаской посматривая на директора тюрьмы, начала говорить, как хорошо они себя чувствуют, какая замечательная эта тюрьма и как хорошо их кормят.

По итогам визита депутаты бундестага пришли к выводу, что международной общественности необходимо обратить внимание на условия работы в Узбекистане представительства ОБСЕ. Вывод парламентариев неутешителен: свои задачи эта международная организация в этой центрально-азиатской республике выполнять не в состоянии: по сути, у ее сотрудников связаны руки, и они не могут ни анализировать степень развития демократии в стране, ни способствовать укреплению институтов гражданского общества. По мнению Фолькера Бека, несмотря на недовольство узбекских властей тем, что Европа из-за андижанских событий ввела по отношению к этой стране жесткие санкции, отменять их пока рано. Сначала германскому правительству следовало бы настоять на внедрении в Узбекистане закона, запрещающего пытки, а также предоставить международному сообществу механизмы для контроля над выполнением этого закона. Кроме того, по словам Ангелики Граф следует не упускать из виду ситуацию, в которой пребывает парламент Узбекистана:

Насколько я могу судить по нашей поездки, у парламентаУзбекистана вообще нет никакой функции. Мне кажется, что европейское сообщество могло бы в этом направлении начать проводить конкретную работу и оказывать на правительство страны давление.

В этой связи стоит добавить, что в эти дни в Берлине начинает свою работу международная парламентская конференция, посвященная вопросам безопасности в Центральной Азии. Показательно, что в ней узбекские парламентарии, в отличие от их киргизских, казахских и таджикских коллег, не участвуют. Все замечания и предложения немецкие парламентарии, находившиеся в Узбекистане с 8 по 14 октября, вынесут на рассмотрение МИДа Германии. Напомним, что в первой половине следующего года ФРГ займет пост председателя ЕС и в повестку своей работы внесет отношения европейских стран с государствами Центральной Азии.