1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Фокус 10.11.2003

Преступник, он же - ребенок

По свидетельству местных и международных экспертов, в Таджикистане на данный момент нет специальных законодательных актов, применяемых к совершившим преступление детям. Количество малолетних осужденных в республике растет из года в год. Более 90 процентов правонарушений – это кражи, за которые детей лишают свободы. В эти дни парламент Таджикистана рассматривает вопрос о возможности внести изменения в законодательство. Слово нашей корреспондентке Нигоре Бухари-заде:

«Уголовное законодательство Таджикистана в ближайшее время может быть изменено в сторону смягчения санкций в отношении несовершеннолетних правонарушителей. Сейчас на рассмотрении депутатов нижней палаты таджикского парламента – Маджлиси намояндагон – находится предложенный президентом проект изменений и дополнений в Уголовный кодекс страны. По мнению ряда международных и национальных экспертов, нормы действующего законодательства, касающиеся детей, в полной мере не защищают их интересов, а по отдельным положениям противоречат Конвенции о правах ребёнка. Поправки в Уголовный кодекс предполагают сокращение сроков лишения свободы, а по нетяжким преступлениям – замену их на альтернативные виды наказания детей и подростков. Как говорит первый замминистра юстиции Таджикистана Файзулло Абдуллаев, работа по приведению законодательства республики в соответствие с международными нормами не должна быть остановлена:

«Мы работаем над совершенствованием нашего законодательства, чтобы дети были наилучшим образом защищены в своих правах. Видимо, нам и дальше придется работать над тем, чтобы свести к минимуму направление детей в места заключения».

О таком понятии как «ювенальная юстиция» в Таджикистане заговорили относительно недавно. Система ювенального правосудия в республике ещё не создана, то есть нет отдельных законов в отношении детей, совершивших правонарушение, не существует специфических судебных структур для слушания дел по несовершеннолетним, а также не развита и мало используется практика вынесения альтернативных приговоров. Как считают правозащитники, дети, совершившие не очень тяжкие преступления, не должны привлекаться к наказанию с отбыванием заключения. Пока же в своей практической деятельности таджикистанские суды в большинстве случаев отправляют подростка за решётку:

«Проблема в том, что суды выносят слишком много приговоров, направляя подростков в места заключения, не прибегая к применению иных мер наказания, нежели лишение свободы. Я не сказал бы, что применяются исключительно карательные меры, но почему-то суды в большей степени прибегают к карательным. В спецучреждениях, куда помещаются дети, тоже очень много проблем по условиям их содержания, принципам воспитания. Министерству труда и социальной защиты населения тоже есть, над чем задуматься, ну, и конечно, законодательным органам».

Количество осужденных несовершеннолетних в республике имеет тенденцию к росту. Так, в 2001-ом году было осуждено 350 подростков, в 2002-ом – 487, а только за первое полугодие нынешнего года – около 280-ти. Опыт развитых стран показывает, что уголовное преследование и наказание детей-правонарушителей – не самый лучший способ воспитательного воздействия. Существующие в Таджикистане законы и положения, в которых господствуют карательные меры, практически не оставляют подросткам шанса на исправление. Между тем, более 90-ста процентов правонарушений со стороны детей составляют кражи, которые считаются нетяжкими преступлениями. А мерой пресечения для ребёнка нередко становятся несколько лет лишения свободы. По мнению начальника отдела судов Совета юстиции Таджикистана Абдуманнона Додоева, помимо прочего, в законодательство должна быть внесена такая норма, как отсрочка исполнения приговора до наступления совершеннолетия:

«Действующий Уголовный кодекс Таджикистана был принят в 1998 году. До этого действовал Уголовный кодекс 1961 года. В нём была предусмотрена отсрочка исполнения приговора, давалась возможность исправиться. А по новому закону этого не предусмотрено. Есть необходимость опять ввести отсрочку исполнения приговора после назначения наказания, то есть дать несовершеннолетнему хотя бы год или два на то, чтобы он осознал свою вину и встал на путь исправления».

Экспертная группа по ювенальной юстиции с участием таджикских и международных специалистов, которая в течение последнего года изучала законы республики и их практическую реализацию, выявила немало фактов давления на детей со стороны представителей правоохранительных органов. В обнародованном на днях отчёте экспертов указано, что одним из наиболее распространённых злоупотреблений, которые допускают стражи порядка, является необоснованный арест или взятие под стражу на длительный срок. По словам Додоева, нарушения допускаются и в ходе проведения судебных процессов:

«Иногда наши суды не приглашают на процесс родителей, законных представителей, не сообщают об этом по месту учёбы. Неучастие защитника, родителей или других предусмотренных законом участников судебного слушания является грубым нарушением норм уголовно-процессуального кодекса. Мы недавно проверили организационную деятельность судов Кулябской зоны Хатлонской области, и все эти нарушения были там обнаружены. При предании дела суду наши уважаемые судьи забывают о приглашении защитника или государственного обвинителя, то есть прокурора».

Додоев говорит, что подобные нарушения допускают, в основном, молодые судьи. Именно поэтому недавно специальным приказом председателя Совета юстиции было определено, что дела в отношении несовершеннолетних должны рассматриваться либо самим председателем, либо судьями с опытом работы не менее 5-ти лет. Но в ближайшем будущем, по его мнению, в Таджикистане обязательно должны быть созданы так называемые ювенальные суды. Только так можно будет повысить ответственность тех, кто решает судьбы малолетних правонарушителей».