1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Фирму Бехштайн купили южнокорейские инвесторы

02.04.2003

Сегодня мы поговорим о немецких музыкальных инструментах и южнокорейских инвесторах. Вы услышите рассказ о берлинской фирме Bechstein, выпускающей всемирно известные концертные рояли. В этом году она отмечает своё 150-летие – и как раз накануне юбилея её купил сеульский концерн Samick. В чём причины этого не совсем обычного европейско-азиатского альянса? Подробности сделки – в сегодняшней передаче.

Как вы, наверное, уже заметили – у всех наших радиожурналов, в том числе и у моего – новые музыкальные заставки. Для меня это – хороший повод сделать передачу о музыкальных инструментах, точнее – об их производителях. Тем более что Германия является одним из важнейших игроков на этом весьма специфическом рынке. Так что давайте перед тем, как послушать репортаж о покупке фирмы Bechstein южнокорейскими инвесторами, составим себе общее представление об отрасли, которая является маленькой, но весьма характерной составной частью немецкой экономики.

Если покупатель готов несколько лет ждать заказанного товара – значит, товар этот уникальный. Музыканты со всего мира по четыре года стоят в очереди за фаготами, которые вот уже 170 лет выпускает фирма Hackel из города Висбадена. 27 сотрудников этой фирмы изготавливают всего один инструмент в неделю – работая при этом исключительно вручную и учитывая индивидуальные пожелания заказчика. Каждый такой фагот стоит 25 тысяч евро. Зато покупатель получает высококачественный музыкальный инструмент, который будет служить ему всю жизнь и с годами даже расти в цене.

Фирма Hackel – весьма типичный представитель немецкой индустрии музыкальных инструментов. В Германии в этой отрасли работают только малые и средние предприятия, которые имеют, как правило, многолетние, зачастую даже столетние традиции, узкую специализацию и ярко выраженную ориентацию на экспорт. Причём находятся эти фирмы чаще всего в небольших провинциальных городах в федеральных землях Баден-Вюртемберг, Бавария и Саксония, то есть на юге Германии. Так, фирма Schreiber und Söhne из городка Наухайма под Майнцем специализируется на производстве духовых инструментов, прежде всего – кларнетов, и две трети своей продукции поставляет за рубеж. Главные рынки сбыта – США и Япония. На трёх фабриках фирмы трудятся в общей сложности 460 человек. Это означает, что Schreiber und Söhne относится к крупным предавителям отрасли. По данным Статистического ведомства ФРГ, в Германии музыкальные инструменты изготавливают 70 средних фирм, в каждой из которых трудятся более 20 человек, и около 1200 мастерских, где занято менее двух десятков работников. Суммарный оборот всех этих предприятий составляет в год примерно 800 миллионов евро. Для малого и среднего бизнеса это – весьма внушительная цифра.

После этого краткого отраслевого обзора давайте отправимся на одну из самых известных немецких фирм по производству музыкальных инструментов – на «фортепианную фабрику» Bechstein. Правда, с юридической точки зрения она уже немецкая, а южнокорейская. Впрочем, послушав репортаж берлинской журналистки Ирины Злотиной, вы поймёте, что фирма эта весьма космополитична – как и та музыка, которую исполняют на сделанных ею роялях.

Вы слышите “Грёзы любви» Ференца Листа в исполнении Жоржа Болé, причём играет он на рояле фирмы «Бехштайн». Это была любимая фортепианная марка самогó венгерского композитора. В письме, адресованном основателю фирмы Карлу Бехштайну, Лист утверждал: «Вот уже 28 лет я играю только на Ваших инструментах». Ференц Лист был пианистом-виртуозом, и именно ему принадлежит заслуга превращения рояля из салонного инструмента в концертный. Рояли Бехштайна его привлекали не только своим особым звучанием, но и своей особой прочностью, ведь из исторических анекдотов известно, что молодому эмоциональному Листу требовалось, как правило, несколько роялей для успешного проведения одного концерта...

Фортепианная фабрика Бехштайн была основана в Берлине 150 лет назад и считается одним из символов классической европейской музыкальной традиции и высокого немецкого качества. И вот в конце 2002 года, когда уже были разосланы приглашения на юбилейные торжества в Старой Опере во Франкфурте- на-Майне и в Берлинской филармонии, вдруг было объявлено, что её купила южнокорейская компания Самик, занимающаяся производством музыкальных инструментов. Корейцы переняли 60 процентов акций фирмы Бехштайн – этот пакет ранее принадлежал её главному акционеру, председателю правления Карлу Шульце. А он, в свою очередь, получил 15% акций компании Самик. Такое соотношение вполне обосновано: годовой оборот Самика – 270 миллионов долларов - почти в 10 раз превышает годовой оборот Бехштайна, аналогично и соотношение числа сотрудников двух фирм – 3000 и 250 человек. Таким образом, сделка состоялась путём обмена достаточно адекватными пакетами акций.

Но не было бы преувеличением назвать эту сделку и «обменом капитала на культуру» – культуру производства высококачественного музыкального инструмента и культуру «благородной» европейской марки.

Почему же южнокорейский инвестор именно сейчас проявил интерес к фирме Бехштайн? Член её правления Леонардо Джуричич, курирующий производство и экспорт, отвечает на этот вопрос так:

"Korea war früher ein Land, das große Stückzahlen produziert hat und zu sehr günstigen Preisen..."

«Раньше Корея была страной, для которой было характерно массовое и дешёвое производство. Но этому пришёл конец в середине 80-тых годов, когда жизненный уровень и зарплаты южнокорейских рабочих резко выросли. В результате корейские фирмы встали перед необходимостью производить и экспортировать товары более высокого качества и, соответственно, более дорогие. Вот вам пример из электронной промышленности: Samsung превратился из производителя ширпотреба в конкурента японского концерна Sony с его высококачественной техникой. Так что южнокорейским компаниям сегодня необходимы две вещи: во-первых, know-how, во-вторых, имидж. Бехштайн обладает и тем, и другим».

Леонардо Джуричич, ребёнком с родителями эмигрировавший из Югославии в США и получивший там экономическое и психологическое образование, а также двое его коллег из «старого» правления фирмы Бехштайн, остались на своих постах с прежними полномочиями – это закреплено в договОрах с новым владельцем. Но не только менеджеры, но и рабочие немецкой фортепианной фабрики получили гарантии занятости.

Настройщик Наоки Ямахучи, родом из Японии, ни минуты не сомневается в надёжности своего рабочего места. Как и большинство сотрудников Бехштайна, он является «совладельцем» фирмы, обладая несколькими акциями своего работодателя. В мастерской фирмы в Западном Берлине (само производство в 1992 году после объединения Германии «переехало» в Саксонию, на территорию бывшей ГДР) Ямахучи «доводит» звучание новых роялей в соответствии с пожеланиями конкретного заказчика и с учётом характера каждого «свежеиспеченного» инструмента.

Wenn ich einen neuen Flügel kriege.....

«Когда ко мне поступает новый рояль, то я первым делом должен определить, какой у него характер, какие возможности у этого инструмента. Ведь новорожденный рояль – это как новорожденный младенец: исходя из заложенных в него способностей можно и нужно – окружив его любовью и заботой – эти способности максимально развить».

Следует заметить, что знаменитое звучание Бехштайна не всегда было в моде: начиная с 60-х годов фортепианный мир предпочитал так называемое американское звучание, типичным представителем которого являются рояли марки Steinway. По мнению Джуричича, в последние годы всё больше музыкантов стремятся использовать новые нюансы звучания. И богатый оттенками звук Бехштайна как раз отвечает этим потребностям. Кроме того, фирма пошла навстречу пожеланиям своих профессиональных потенциальных клиентов и в 1993 году разработала новый концертный рояль, сочетающий типичное для Бехштайна тёплое звучание с громким и ясным звуком его американских конкурентов.

Но чтобы завоевать американский рынок, одних лишь «чудных звуков» недостаточно. Необходима ещё и структура сбыта в США. И как раз с помощью фирмы Самик, которая имеет 50 филиалов в Северной Америке, руководство Бехштайна надеется значительно увеличить объёмы продаж за океаном. В сотрудничестве с коллегами из южнокорейской материнской компании гораздо проще будет завоевать и другой важный рынок, который для фирмы Бехштайн до сих пор был практически недоступен – рынок Юго-Восточной Азии.

Таким образом, важной стратегический причиной альянса Бехштайна с Самиком является географическая диверсификация сбыта. Кроме того, в союзе с Самиком у Бехштайна появятся новые возможности для выхода на рынок недорогих музыкальных инструментов. Уже раньше Бехштайн производил не только экслюзивные рояли марки «К. Бехштайн» и экслюзивные пианино марки «В. Циммерманн», но и более «простые» пианино марки «Хоффманн», а также покупал и сбывал произведённые в Чехии и Польше пианино марки «Европа». По словам Леонардо Джуричича, инструменты, произведённые Самиком, смогут покрыть нижний, «более демократический» сегмент рынка. В перспективе эти инструменты можно будет продавать под маркой Euterpe, десять лет назад купленной Бехштайном вместе с одноимённой фабрикой на юге Германии.

Но, как подчёркивает менеджер, только в перспективе: сначала фирма Бехштайн – в соответствии с договорённостью с Самиком – должна кардинально улучшить качество акустических и электронных пианино, выпускаемых в Южной Корее, а также в Индонезии и Китае. Именно туда компания Самик, как и большинство южнокорейских и японских фирм, перенёсла сейчас своё основное производство. А в более отдалённой перспективе планируется расширение производства музыкальных инструментов в Китае. Самик и Бехштайн надеются завоевать на этом быстро растущем рынке миллионы новых клиетнов.

Строя – в прямом и переносном смысле этого слова - далекоидущие планы, руководство Бехштайна не забывает о своём старом и верном рынке – российском. Вот как характеризует его особенности Леонардо Джуричич:

"Ein Aspekt ist es, es gibt in Rußland viele Leute, die eine fantastische Ausbildung haben in Musik und sicherlich die Hälfte, mindestens die Hälfte..."

“С одной стороны, в России очень многие имеют прекрасное музыкальное образование, и наверняка половина, по крайней мере, половина ведущих мировых артистов – пианистов, певцов – являются выходцами из России. Это факт! К тому же имеется давняя традиция высококлассного музыкального преподавания! Поэтому потребность в музыкальных инструментах, высококачественных музыкальных инструментах, чрезвычайно высока. Правда, ощущается острая нехватка денег. Я провёл множество семинаров в России с фортепианными техниками – кстати, бесплатно и во время своего отпуска просто в силу того, что моя жена Марина тоже родом из России – и увидел, что главная проблема заключается в нехватке денег на «эксплуатационные расходы», на запасные части и так далее. С другой стороны, в России имеется относительно большое число людей с деньгами, которые могут себе позволить новый дорогой инструмент, а также предъявляют специальные требования, например, к внешнему виду музыкального инструмента. Они ищут рояль хорошего музыкального качества, подходящий к «другой» мебели. И в этом нет нечего нового и ничего зазорного. Мы в удовольствием удовлетворяем такие индивидуальные пожелания русских клиентов».

Индивидуально спроектированные и построенные музыкальные инструменты, действительно, не являются чем-то новым для фирмы Бехштайн. Посетители дома-музея Рихарда Вагнера в Байройте могут полюбоваться пианино-секретером, заказанным у Бехштайна специально для композитора его меценатом - баварским королём Людовиком Вторым: секретер как секретер, с полками для книг и бумаг, а также чернильницей, под крышкой стола которого «скрывается» клавиатура.

«Через традицию в будущее» - таков девиз фирмы Бехштайна, говорится в её рекламной брошюре. Ну что ж, любители музыки во всём мире наверняка пожелают этой немецко-южнокорейской фирме, чтобы это будущее было в мажорном ключе. Как и пьеса "Take the A train", исполняемая на рояле Бехштайн большим и верным поклонником этой марки – американским композитором и джазовым пианистом Дейвом Брубеком на его последнем концерте в Берлине:

Вот и подошёл к концу сегодняшний «музыкально-инструментальный» выпуск радиожурнала “Рынок и человек”. Давайте, чтобы привыкнуть, послушаем ещё немного новую музыкальную заставку этой передачи.