Финпол в Казахстане ищет ″врагов государства″ | Казахстан | DW | 08.08.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Казахстан

Финпол в Казахстане ищет "врагов государства"

Почему в Казахстане борьбой с экстремизмом занимается финансовая полиция и как это отражается на казахстанских СМИ, выяснял корреспондент DW.

Проблема экстремизма сегодня волнует практически каждое государство мирового сообщества. В Казахстане вопросами противодействия экстремизму и терроризму занимаются не только комитет национальной безопасности, но и Агентство по борьбе с коррупционной преступностью, или иначе - финполиция. Казалось бы, этот силовой государственный орган, по идее, должен заниматься коррупционными расследованиями, а не борьбой с экстремизмом и терроризмом, больше относящейся к вопросу по нацбезопасности. Однако, как выяснил корреспондент DW, не все так просто.

Где начинается политическая безопасность

По словам официального представителя финполиции Мурата Жумабая, выступившего на брифинге в Астане 7 августа, "финансовая полиция переориентировала свою деятельность на выявление и нейтрализацию организованных преступных групп", поскольку "пресечение системных и организованных форм коррупции и экономической преступности позволяет выявить организаторов преступных схем..."

В комментариях DW известный казахстанский правозащитник Евгений Жовтис пояснил, что в стране действуют три силовые структуры, "которые подчиняются непосредственно президенту Нурсултану Назарбаеву и которые являются ключевыми, если говорить о политической составляющей и о безопасности государства". К этим структурам относятся КНБ Казахстана, Агентство по борьбе с коррупционными преступлениями и генеральная прокуратура.

"Зачастую их задачи носят политический характер, - отметил правозащитник. - Но, согласно закону "Об органах финансовой полиции", данная организация обязана заниматься обеспечением экономической безопасности. В законе четко сказано, что к задачам органов финансовой полиции относятся предупреждение, выявление и раскрытие финансовых и коррупционных преступлений". Однако на деле вопросы экономической и политической безопасности часто переплетаются, что вызывает пересечение деятельности финполиции и КНБ Казахстана.

Эксперт: Закон трактовать можно по-разному

Кстати, как сообщила еще 30 июля пресс-служба финполиции, этим ведомством за полгода возбуждено 68 уголовных дел об экстремизме и терроризме. Кроме того, была пресечена деятельность 16 предприятий, причастных к финансированию радикальных религиозных течений.

"Другое дело - в интерпретации ситуации. Кто, к примеру, мешает приравнять к терроризму и экстремизму все, что только можно?" - говорит Жовтис. В "Законе о противодействии экстремизму" в определении политического экстремизма есть формулировка "организация вооруженного мятежа и участие в нем, разжигание социальной, сословной розни". В связи с этим, считают казахстанские правозащитники, существует риск того, что к экстремистам может быть отнесен любой человек или организация, высказывающие неудобные взгляды.

Кто стоит за финполицией

В свою очередь глава редакционной коллегии объявленной в Казахстане экстремистской газеты "Республика" Ирина Петрушова сообщила DW: "Финпол сейчас не столько ищет в рядах оппозиции террористическую составляющую, сколько пытается обнаружить схемы финансирования активистов. Источник в администрации казахстанского президента рассказал мне, что КНБ якобы отошел в сторону от борьбы с оппозицией".

Причины, по которым на борьбу с оппозицией брошена финполиция, по мнению Петрушовой, вполне объяснимы. Во-первых, считает она, КНБ сильно себя дискредитировал недавними судебными процессами, в том числе судами над независимыми СМИ. Кроме того, еще свежа память о причастности КНБ к убийству известного оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева.

"Так что то, что именно финпол сейчас занимается активистами оппозициями и независимыми журналистами, - это вопрос тактики. За ним все равно стоит КНБ. Что касается вопроса, может ли быть приравнено к терроризму и экстремизму написание политических статей, то ответ - да, безусловно. В наших статьях о политической ситуации в стране как раз и обнаружили тот самый экстремизм", - говорит Ирина Петрушова.