1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Финансовая афера социал-демократов: действующие лица другие, схема – та же

22.04.2002

То, что начиналось как локальная финансовая афера кёльнских социал-демократов, разрастается в солидный общегерманский скандал. Снова заседает следственная комиссия бундестага, созданная еще для того, чтобы разобраться в хитросплетениях нелегального финансирования Христианско-демократического союза. Только теперь здесь приходиться отдуваться функционерам не ХДС, а Социал-демократической партии. Оба скандала очень похожи, их сюжетные линии по сути дела взаимозаменяемы, и, если не обращать внимания на нюансы, то за основу смело можно брать финансовую аферу Гельмута Коля, поменяв в ней названия партий и фамилии основных действующих лиц. В ряде случаев даже должности те же – генеральные секретари и казначеи. Суть и той и другой аферы одна – крупные респектабельные партии ФРГ фактически превратились в коммерческие предприятия, которые, как и любые другие фигуранты рыночной экономики, стремятся любыми путями, в том числе не совсем законными, добиться максимальной прибыли. В определенной степени здесь можно говорить даже о личной наживе, пусть деньги и поступали в партийную казну. Ведь участие в той или иной партии – дело сугубо личное.

Схема нелегального финансирования кёльнской организации социал-демократов была проста, как все гениальное. Наличные пожертвования с городских фирм собирал теперь уже бывший председатель фракции СДПГ, а затем передавал пухлые конверты с банкнотами партийному казначею – Манфреду Бикисте. Закачивать эти деньги в партийную казну напрямую он не мог: закон о финансировании партий обязывает указывать в отчетах названия и фамилии особенно щедрых благотворителей. Те, однако, просили сохранить анонимность. Почему? Об этом можно только догадываться. Прокуратура еще продолжает расследование по подозрению в подкупе кёльнскими фирмами городских, читай партийных чиновников. Чтобы удовлетворить пожелания спонсоров, казначей дробил суммы и мелкими частями вносил на банковский счет партии. Отчетность полагается соблюдать и в этом случае. А потому на каждую дробную сумму Бикисте выписывал фиктивную справку, что это, мол, деньги, которые пожертвовал на благое партийное дело один из пламенных членов СДПГ. «Пламенный член», кстати, получив такую справку, мог предъявить её в финансовое ведомство и на указанную сумму облегчить свое налоговое бремя. Ну, не гениально, а? В каждом таком случае, а всего их было сорок два, речь шла о десяти-пятнадцати тысячах марок. Поди плохо нежданно-негаданно получить от налогового ведомства такой подарок. Всего же в партийную кассу таким путем поступило во второй половине девяностых годов то ли 511, то ли 830 тысяч марок.

В простой, но весьма эффективной схеме финансирования кёльнской организации СДПГ и поддержки заслуженных членов партии уже худо-бедно разобрались. Теперь скандал вышел на новый уровень. Сколько из всего выше изложенного знали, или когда узнали главные, общефедеральные лидеры социал-демократов, и в частности, генеральный секретарь СДПГ Франц Мюнтеферинг, сам в недалеком прошлом кёльнский функционер? На заседании следственной комиссии бундестага двадцать первого марта Мюнтеферинг отрицал, что ему что бы то ни было известно о тех сорока двух членах кёльнской организации СДПГ, которые волей-неволей помогали отмывать нелегальные пожертвования. А вот специально нанятый партией ревизор показал, что еще за неделю до этого он отправил в Берлин, в федеральное правление СДПГ свой отчет, к которому был приложен и список «пламеных партийцев». Казначей правления Инге Веттиг-Даниэльмайер подтвердила, что получила его и, снабдив своими комментариями, передала дальше в канцелярию генсека. А тот что же, готовясь давать показания в следственной комиссии, даже не удосужился посмотреть отчет ревизора? Что-то здесь, как говорил Штирлиц, явно не связалось. Возможно, ситуация проясниться в ходе очной ставки генерального секретаря и казначея партии, на которой настаивает оппозиция.

Очная ставка с казначеем – только внешняя аналогия финансовых скандалов ХДС и СДПГ. Похожи они и по сути, и по тактике поведения ответственных партийных деятелей – сперва всё отрицать, потом выдавать информацию по капле, опускать существенное, говорить не всю правду. Чем бы не закончились обе аферы, пусть даже разные по масштабам, у ХДС всё же на порядок крупнее, между двумя крупнейшими общенародными партиями ФРГ достигнут своего рода «скандальный» паритет. Ни та, ни другая более не смогут извлекать в ходе предвыборной кампании политическую выгоду из финансовых махинаций оппонента. Рыльце в пушку у обеих. Но вот по общественной морали в стране нанесен очередной серьезный удар. Избиратели вновь смогли убедиться, что высокопоставленные партийные деятели проповедуют одно, а действуют совсем по-другому. В результате становится всё ниже и ниже порог аморального поведения. Если тем наверху можно, то почему нельзя мне?

И всё же нет худа без добра. Финансовые аферы двух крупнейших партий ФРГ, таящих в себе угрозу тотальной деморализации общества, заметно ускорили достижение межпартийного согласия по проекту нового закона, регулирующего финансирование политических объединений. Пойманные за руку, функционеры перестали тянуть время, настаивая на всю новых и новых поправках. Закон уже принят. Против голосовали в бундестаге только посткоммунисты из ПДС – для них он недостаточно суров. По новому закону, партийные деятели могут принимать наличные пожертвования, если они не превышают одну тысячу евро. Особенно щедрые благотворители, отстегнувшие той или иной партии свыше десяти тысяч, должны быть непременно поимённо указаны в годовом отчете. Об альтруистах, готовых пожертвовать свыше пятидесяти тысяч евро, закон предписывает немедленно сообщать председателю бундестага. Если раньше за подтасовку ежегодных отчетов или дробление пожертвований на мелкие суммы партиям грозили всего лишь денежные штрафы, пусть и существенные, то новый закон предусматривает за это уголовную ответственность – до трёх лет. Закон, правда, обратной силы не имеет, а то коротали бы сейчас время за решеткой и Гельмут Коль, и Вольфганг Шойбле и кёльнские функционеры.

Николай Шмелев о российских долгах, бегстве капиталов и негативных последствиях возможного вступления в ВТО

Сегодня гость «Столичной студии» – известный российский экономист Николай Шмелёв. В эпоху горбачевской перестройки его экономическими статьями в толстых журналах зачитывались, как детективами. Многое было откровением. Шмелев убедительно доказывал нежизнеспособность социалистической системы хозяйства, ратовал за свободную рыночную экономику. Сегодня академик Николай Шмелев возглавляет Институт Европы Российской академии наук и придерживается, на мой взгляд, куда менее либеральных экономических убеждений, в частности, в том, что касается вступления России во Всемирную торговую организацию и проблемы утечки капиталов из страны. Но – судите сами. Мы беседовали с ним в кулуарах «Петербургского диалога», который на этот раз проходил в немецком городе Веймаре. Поэтому и свой первый вопрос я задал Шмелеву о его оценке проблем в экономических отношениях между Германией и Россией.

- Трудности лежат с обеих сторон, но я бы все-таки предпочел, чтобы мы сконцентрировались в основном на трудностях, которые у нас внутри. Мы обычно говорим, что тяжелый торговый режим в Европе. Да он тяжелый, он наносит ущерб порядка одного-двух процентов нашего товарооборота, а вот то, что мы сейчас так торопимся без оглядки вступить в ВТО – это вызывает у многих настороженность. Потому что мы внутренне не готовы к безудержной конкуренции на нашем внутреннем рынке. Мы просто боимся за то, что многие отрасли просто погибнут. Не потому, что это плохая цель. Нам надо вступить в ВТО. Но эта цель, благороднейшая цель, которая лежит впереди на 10-20 лет. Надо к этому стремиться, но нельзя бросаться головой в омут.

Может быть, это как раз ускорит процесс выздоровления народного хозяйства России?

- Весь вопрос, насколько болезненной будет операция. Допустим, нашу автомобильную промышленность задушить легко. Она очень слабенькая. Пять миллионов человек там работает. Ну куда вы их выгоните? Сначала, подумайте об альтернативе, куда эти пять миллионов деть. В России слишком швыряются: миллион туда, миллион обратно. Вторая проблема, с моей точки зрения, куда более серьезная. Наши выгоды от вступления в ВТО и, соответственно, улучшение режима наших отношений с Евросоюзом - они измеряются порядка 2,5 – 3 миллиардов долларов в год. Если все пойдет хорошо. Но мы старательно закрываем глаза на то, что чудовищное экономическое кровотечение из России продолжается уже больше 10 лет. Ежегодно 20-25 миллиардов капитала убегает из России. Вот соотношение этих проблем: один к десяти. Здесь что-то надо делать.

Капитал идет туда, куда ему выгодно.

- Это хорошо, понимаете, по учебникам это все очень верно, особенно по учебнику первого курса. Но, можем ли мы себе такую роскошь позволить. Мы плачем, занимаем везде деньги. А вообще все 90-е годы соотношение денег, которые шли в Россию, включая государственную помощь, помощь МВФ, благотворительность, частный капитал и все прочее, и денег, которые уходили из России – один к четырем. Инвестиции в стране покрываются процентов на 30 не больше. Мы готовы где угодно схватить деньги, а в тоже время вот этот дренаж продолжается безостановочно.

Вы описали болезнь. А как ее лечить, как остановить вывоз денег? Бегство капитала из России?

- К сожалению, здесь простого рецепта нет. Это целая гамма. И самое главное условие существования капитала в России – это гарантия собственности, борьба с невероятной бюрократизацией, с криминальным влиянием. Это не только путь либерализма. Сейчас, допустим, требуют: снимите все ограничения, мол, в этом случае капитал будет не бежать из России, а наоборот притекать в Россию. Знаете, это, как мечта очень хорошо. Но я поддерживал Геращенко, когда он говорил о том, что отменить всякий принудительный обмен валюты на рубли, что от него требовали, это преждевременно. И я считаю, что как идеал, как цель это правильно все, но не сейчас.

Господин Шмелев, еще одна проблема, о которой довольно много пишет немецкая печать – это проблема долгов. Насколько актуальной эту проблему считаете вы?

- Но Польше списали половину долгов и помогли ей выйти на рыночный путь. За 90-е годы, все-таки проблема долгов СССР, российский долг относительно скромный, а вот долги СССР висят на нас, и мне кажется, что мы вправе рассчитывать не только на отсрочку по частным долгам. Я не говорю о том, чтобы списать. Списать, как говорят англичане, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. На такую щедрость со стороны Запада очень трудно рассчитывать. Уж если они не пошли на это в начале 90-х годов, для того, чтобы спасти хотя бы Горбачева. На новый план Маршала, вряд ли они пойдут сейчас. Но длительная отсрочка – это актуально, и она нам очень бы помогла.

Вместе с тем некоторые эксперты, в том числе российские, говорят, что в случае реструктуризации этих долгов будет понижен кредитный рейтинг России. Это будет признанием того, что России экономически не очень сильная страна.

- Надо это признавать. Что говорить, мы нуждаемся в помощи. Черт с ним с рейтингом. Но хоть какое-то облегчение будет. Я не требую прощения долгов, но если это нормальная международная процедура, то оттянуть это на 20-30 лет, это будет уже достаточно серьезная помощь.

Напомню, что с известным российским экономистом, директором Института Европы Российской академии наук Николаем Шмелевым мы беседовали в кулуарах «Петербургского диалога», который на этот раз проходил в немецком городе Веймаре.

Русский Берлин

Фракция партии «Союз 90/зеленые» в берлинском парламенте потребовала немедленной отмены решения о депортации шести чеченских беженцев. После того, как ходатайства чеченцев о предоставлении политического убежища были отклонены, они отказались покинуть Германию. Теперь им грозит принудительная высылка из страны. В знак протеста беженцы начали голодовку. Как заявил заместитель председателя фракции Фолькер Ратцманн, в случае возвращения в Москву чеченцам грозит серьезная опасность, поскольку государственная власть в России не обеспечивает защиты прав чеченского населения...

Во Франкфурте-на-Одере начался судебный процесс по делу пятерых контрабандистов, переправивших через польско-немецкую границу несколько сот нелегальных иммигрантов. Входивший в состав банды поляк перевозил иммигрантов, большинство из которых составляли русские, чеченцы и азербайджанцы, на надувной лодке через реку Одер. По признанию другого из обвиняемых, казаха по национальности, он встречал иммигрантов на немецком берегу и доставлял их на автомобиле в Берлин. За свои услуги преступники брали с каждого по 500 долларов...

Принято решение о капитальном ремонте трех советских военных мемориалов в Берлине. Речь идет о памятниках павшим советским солдатам в районах Трептов, Тиргартен и Панков. За последние годы они частично пришли в аварийное состояние. Общая стоимость реставрационных работ составит 15 миллионов евро. В соответствии с двусторонней договоренностью, достигнутой в начале 90-х годов, все расходы возьмет на себя правительство Германии...

С несколькими концертами в Берлине выступила панк-группа из города Актюбинска «Адаптация». По утверждению немецких организаторов турне, «Адаптация» - сейчас самая популярная группа в Казахстане, которой запрещено, однако, выступать у себя на родине. В берлинском клубе АКУД под ее музыкальное сопровождение прошла так называемая «азиатская лунная вечеринка», где гостям предлагали русскую водку и блюда корейской кухни...