1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Фильм о печальной истории гамбургских евреев / Театр переселенцев в Бонне

06.11.2003

Недавно закончились съемки документального фильма Ефима Ямпольского и Аркадия Когана "Прикосновение". Фильм рассказывает о печальной истории гамбургских евреев. Он переведен и на немецкий язык, а в русском варианте поэтическую кинобалладу уже посмотрели в еврейских общинах Любека, Гамбурга и международного культурного еврейского центра в подмосковной Марьиной Роще. С режиссером Ефимом Ямпольским встретилась наш гамбургский корреспондент Екатерина Филиппова:

"Германия является исторической родиной не только немцев, но и евреев тоже, проживавших тут многие столетия. Нас соединяет и разделяет общее прошлое, где было, как известно, всякое - и светлое, подлинно прекрасное, и уродливое, вызывающее безмерный ужас... чувство нестерпимого стыда, не затихающей боли... От этого никуда не деться, это - не скрыть, не позабыть...Не заживающая, вечно кровоточащая рана..." – Так начинается этот фильм.

Бывший москвич, сценарист и журналист Ефим Ямпольский переехал в Гамбург шесть лет назад и, по его признанию, знакомство с родной еврейской культурой началось именно с мучительной для него эмиграции. Покинув Москву, он считал, что с творчеством пора заканчивать. Однако в Германии он встретил единомышленников, стал участвовать в подготовке русскоязычной программы любительского "Открытого телеканала" и познакомился со своим будущим оператором Аркадием Коганом. Аркадий основал в Гамбурге творческую мастерскую "Ракурс", которая объединила художников, музыкантов и киношников для совместных творческих акций и проектов. Первым детищем и стал фильм "Прикосновение."

На экране кадры кинохроники, толпа приветствует фюрера, сжигание книг. Англичане бомбят Гамбург. Камера скользит по крышам домов, по каналу Николаифлит, церкви "Михель", по камням брусчатки в самый центр современного города. Мальчик, взлетающий на батуте, пестрая толпа, гуляет народ. За кадром звучат стихи:

Живу я в городе немецком,
По крайней мере, тем слывёт,
А может, в негорском, турецком -
Да, всякий бродит тут народ.
Но кажется довольно странным
(О том немалый пересуд!)
Что средь других числом изрядным
Евреи тоже здесь живут.
И едут новые в испуге,
Как будто чуя зов крови,
Вступая на чужие круги,
Что были некогда свои...

Журналист Ефим Ямпольский прежде снимал для "Останкино" фильмы об истории русских городов. Сегодня он продолжает сотрудничать со многими архитектурными изданиями, а идея создания нового фильма появилась, когда он заметил одну деталь гамбургского пейзажа, на которую городская публика не обращает особого внимания.

"Это памятные доски на жилых домах и зданиях церквей, которых особенно много в центре. Когда я при своем очень слабом немецком перевел эти тексты, то был поражен тем глубинным и страшным смыслом, который таился за этими красиво начертанными строками на стенах зданий: здесь был Дом моды братьев Робинзон. А на площади Брамса стоит знаменитое здание министерства юстиции, где оглашались приговоры невинным людям. Об этих страшных событиях 30-ых годов, я, естественно, был наслышан, но как-то приближённо. А в ярком и крупном плане они предстали передо мной в эти первые прогулки по Гамбургу. Потом я услышал страшную историю о детях из подвалов школы на Булленхуссердамм."

Съемки фильма совпали с открытием памятника погибшим 20-ого апреля 1945-ого года в подвале школы на Bullenhusserdamm, который создал известный ленинградский, а ныне гамбургский скульптор Леонид Могилевский. В фильме рассказывается история поиска денег на памятник, и как их, в результате, пожертвовала женщина, пожелавшая остаться неизвестной. Кто она, родственница одного из погибших или потомок одного из нацистов? - так и осталось неизвестным.

В здании школы теперь открыт мемориальный музей и заложен парк в память 24 советских военнопленных, двоих нидерландских и двоих французских участников Сопротивления и двадцати еврейских детей, на которых проводили медицинские эксперименты. Надпись на памятной доске гласит: "Здесь стой молча, а когда обернёшься - не молчи". Создатели фильма "Прикосновение" так и поступили. Однако, работая над немецким вариантом фильма, Ефим снял сверхнапряженность, которая существовала, чтобы не ранить новое поколение - людей, которые не имели отношения к прошлому.

"От отношения к прошлому, мне кажется, все и зависит. Для кого-то оно живо, кому-то такие воспоминания мешают нормальным образом жить. Где тут мера? Что правильно, а что нет, мне сказать сложно. Вот недавно, в Тель-Авиве была взорвана дискотека и было принято решение восстановить ее. Чтобы на этом месте существовала именно снова дискотека как доказательство того, что жизнь не может быть прекращена в силу угроз и терроризма! Но мне трудно представить себе, в силу моего личного отношения, опять же, могут ли быть танцы на этом кровавом страшном месте?! То же самое и когда мы оказываемся в местах, где были погромы. Как правильнее относиться ко всему этому? Забыть о них или наоборот? Но если ты помнишь, можешь ли ты нормально себя чувствовать в этом месте?!"

Фильм не содержит никаких утверждений. Он лишь ставит вопрос: как должны строиться отношения между между немцами и евреями после всего случившегося. И может быть, о взаимном преодолении этого... Сейчас Ефим Ямпольский собирается снимать фильм о талантливых еврейских детях-эмигрантах и призывает еврейскую общину и гамбургские власти оказывать поддержку культурным проектам.

В начале учебного года открыл двери молодежный театральный кружок российских немцев в Бонне. Ребята готовят к постановке очередной спектакль о жизни российских немцев в Германии под названием «Ангел», премьера которого состоится уже в ноябре.

О молодежном театральном кружке российских немцев в Бонне рассказывает Надежда Баева.

Боннский театральный кружок – это результат многолетнего труда его руководительницы Нели Риттер. Нели приехала в Германию в 1990 году из Караганды, где она преподавала режиссуру в культпросветучилище. Не долго раздумывая, она наладила здесь контакт с молодежной организацией при евангелической церкви и организовала свой первый театр на общественных началах для детей российских немцев. Уже через год, на Рождество, воспитанники Нели Риттер показали в церкви Krippenspiel – сценку о рождении Христа:

«После того, как мы показали во время богослужения наше 20-минутное представление, в первые пару секунд была тишина, потом раздались аплодисменты. Пастор этой церкви после этого сказал: «30 лет я служу в этой церкви и впервые во время богослужения я слышу аплодисменты». Ребята были бесподобны. Мне кажется, у меня никто никогда в жизни так здорово не играл, как те ребята. Может быть, потому что это впервые в Германии, может быть, оттого, что это было впервые для самих ребят. Это было здорово. И вот таким образом получилось, что с этими ребятами я стала так сказать идти нога в ногу: они росли, учились, я училась».

Через какое-то время Нели поступила на курсы повышения квалификации в Театрально-педагогическом центре в Кельне. После окончания учебы за воспитание детей и молодежи она решила взяться профессионально. И вот уже пять лет проект Нели Риттер для детей российских немцев поддерживается местной молодежной организацией Jugendgemeinschaftswerk и землячеством немцев из России. Справиться со всеми трудностями руководительнице кружка помогла вера в то, что театр, как и любое искусство, облагораживает человека.

«Театр – это такая форма работы, которая раскрепощает человека. Человек, который играет на сцене, он не способен совершить что-то плохое, потому что человек соприкасается с необычным искусством. И вот тут у меня встал на повестке дня такой вопрос: а что же нам играть здесь? И тогда я подумала, что неплохо было бы написать пьесу на злобу дня: как мы уезжали оттуда из бывшего Союза, как мы приехали в Германию, какие трудности и наоборот, что нам было легко. Я стала думать о такой пьесе и вдруг подумала: ох, и грустная же будет эта пьеса, и сказала: ну уж нет. И тогда родилось вначале название пьесы "Wenn man lacht, dann lebt man" – «Кто смеется, тот живет». И на эти проблемы мы посмотрели совершенно по-другому».

Эта пьесы рассказывает о молодом человеке Владимире Сосисочкине, который приехав в Германию, становится Вальдемаром Вюрстхен. Темой спектакля стали его приключения на пути из России на свою новую родину. С этой 40-минутной пьесой-комедией юные актеры выступили более 100 раз. Для тех ребят, которые хотели бы играть в спектаклях, но которые стесняются публики, Нели Риттер в 1999 году создала театр масок.

«Тот, кто не решается выйти на сцену просто так, вдруг надевает маску, его никто не узнает в зале, и он тогда может играть, раскрепоститься и играть самого себя. Маска – это всегда сам ты. Маску ребята придумывают из своей фантазии и только потом учатся двигаться в этой маске. Причем я не направляю: ребята все время импровизируют. Я просто даю тему, музыку... А из того, что ребята импровизируют, я беру кусочки и делаю спектакль».

В репертуаре театрального кружка есть и серьезные вещи. Нели Риттер поставила спектакль "Die geraubte Kindheit" – «Утерянное детство» по одноименной книге Нели Коско. На примере судьбы девочки по имени Эмми зрители знакомятся с историей российских немцев.

Ребят из боннского театрального кружка очень часто приглашают на мероприятия, связанные с интеграцией переселенцев, с борьбой против наркомании и насилия. Своими выступлениями актеры-любители в очередной раз доказывают, что жизнь российских немцев в Германии находит отражение не только в криминальной хронике.