1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Фестиваль "lit.Cologne": главное "блюдо" - литература

В марте в Кёльне в третий раз прошел литературный фестиваль "lit.Cologne". Более двухсот писателей приехали в рейнскую метрополию, чтобы представить плоды своих трудов на суд публики.

default

Организовать праздник во время, когда средства массовой информации наполнены сообщениями совсем не праздничными, праздник, который смотрелся бы не кощунственно, весьма непросто. Организаторы "lit.Cologne" справились с этой задачей.

"Лит-колоневские" аттракционы

Wladimir Kaminer

Владимир Каминер

Не обошлось без типично "лит-колоневских" аттракционов: так, берлинская знаменитость Владимир Каминер, умеющий не только говорить, но и писать по-немецки с русским акцентом, сопровождал своё чтение анекдотов из собственной жизни рассказом о творчестве группы "Ленинград".

Выступления авторов детективного жанра по традиции проходило в полицейском управлении, в зале радиостанции WDR состоялся 24-часовой нон-стоп-марафон поэтических чтений, а для истинных гурманов в аквариуме кельнского зоопарка был накрыт изысканный ужин: сибаритствующие эстеты имели исключительную возможность, наблюдая через толстое стекло за плавными движениями диковинных обитателей морских глубин, лакомиться дарами моря и внимать рассказам современных авторов-маринистов.

Для книголюбов от шести и старше

Museum Ludwig in Köln

Музей Людвига в Кельне

Главное "блюдо" праздника – литература – подавалась под самыми различными соусами, в зависимости от вкусов читателей. Как заметил Вернер Кёлер, один из организаторов фестиваля, "главное - правильно приготовить смесь".

- Для нас важно сблизить литературу с другими формами искусства: с музыкой, с кинематографом, изобразительным искусством. Например, мы организовали ряд мероприятий совместно с Музеем Людвига, в которых изобразительное искусство и литература вступают в некий симбиоз.

Так, для совсем маленьких книголюбов, от шести и старше, в зале Пикассо музея Людвига рассказывали истории из жизни самого знаменитого художника 20 столетия.

Для тех, кто постарше, устроили литературный вечер с музыкой: в первой части вечера юношеству рассказывали, что такое панк-культура, отчего у продавщицы в супермаркете зеленые волосы и откуда пошла группа Toten Hosen. А потом молодежь могла до утра наслаждаться хитами 70-х годов.

Алексей Слаповский: о себе, о литературе и о славе, которой нет (?)

На фестивале состоялся вечер с участием российского писателя и драматурга Алексея Слаповского, который вел журналист радиостанции "Немецкая волна" Андрей Гурков.

Российской публике Слаповский известен, в первую очередь, как автор сценария популярных телесериалов: "Пятый угол" и "Остановка по требованию". В Германии его знают, прежде всего, как драматурга, пьесы которого с успехом идут в немецких театрах, в частности, в Берлине, Дрездене, Касселе. И вот теперь у немецких читателей проснулся интерес и к Слаповскому-прозаику. А как сам Слаповский относится к своей писательской славе?

- А как можно относится к тому, чего нет? Понимаете, я знаю другую славу. Тираж моих книг (их в России вышло уже семь) - сто тысяч, может быть, больше. Аудитория телевизионных сериалов, для которых я пишу сценарии (и это мой хлеб с маслом), так вот, у них были очень высокие рейтинги, и аудитория доходила до 50 миллионов человек. Сто тысяч – количество мизерное для России, а для меня намного дороже, чем эти 50 миллионов – я думаю, вы понимаете почему.

Как перевести на немецкий русскую жизнь?

Теперь же и у немецкого читателя появилась возможность познакомится со Слаповским-романистом. В 2003 году вышел в издательстве Claassen Verlag перевод книги Слаповского "Первое Второе пришествие" под названием "Der heilige Nachbar" ("Святой сосед"). Но если даже название при переводе пришлось изменить, удалось ли передать то неуловимое, в чем и заключается атмосфера романа?

- Сложность состоит не столько в том, чтобы перевести русскую речь на немецкий язык. Сложность в том, чтобы перевести русскую жизнь. Поэтому мы долго работаем с переводчиками. И у меня есть ощущение, что смысл доходит. Я же слышал, как сегодня читался немецкий текст. И смех появлялся именно в тех местах, в каких он появился бы, если бы это слушала русская аудитория.

Анастасия Рахманова, Владимир Тарасов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст