Фальшстарт | Еуропа и Беларусь | DW | 21.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Фальшстарт

19.11.2005

Правительство «большой коалиции» начнет свою работу с нарушения закона, Основного закона ФРГ. Будущие канцлер и министр финансов откровенно заявили, что их проект государственного бюджета на 2006-й год будет противоречащим немецкой конституции. Иного выхода у них, якобы, нет.

Ну, вот и всё. Вчера в торжественной обстановке подписан коалиционный договор и уже во вторник на следующей неделе в Германии появится, наконец, новое правительство. Двадцать второго ноября бундестаг изберет восьмым канцлером ФРГ Ангелу Меркель, она и члены её кабинета министров будут приведены к присяге, и в тот же день вечером состоится официальная процедура передачи власти. Несколько дней назад на своих съездах консерваторы и социал-демократы подмахнули коалиционный договор, который на протяжении четырехнедельных бдений вырабатывали лидеры ХДС/ХСС и СДПГ. Тем самым взят последний рубеж на пути создания правительства «большой коалиции». Большого ажиотажа, однако, программа его действий на ближайшие четыре года в стране не вызвала. На жертвы придется пойти практически всем слоям населения, о чем я подробно рассказывал в прошлую субботу. Разводят руками и специалисты, в частности, правоведы. Такого в Германии еще не бывало – будущее правительство намерено начать свою работу с нарушения конституции и прямо об этом заявило. Речь идет о проекте государственного бюджета на следующий, две тысячи шестой год. Бюджет будет противоречащим Основному закону ФРГ, если быть точным – его сто пятнадцатой статье. В этой статье говориться, что сумма новых кредитов не должна превышать объем инвестиционных расходов государства. Новых кредитов «большая коалиция» возмет на сумму в сорок один миллиард, а инвестирует – только двадцать три, то есть почти вдвое меньше. Ангелу Меркель это обстоятельство не смущает:

Мы говорим совершенно честно – и такого еще не бывало в истории федеративной республики – что на две тысячи шестой год мы не сможем представить отвечающий конституции бюджет.

Не краснеет и будущий министр финансов Пеер Штайнбрюк:

Представьте себе, что это новое правительство впервые готово начать работу, имея своей целью не соблюсти допустимую сто пятнадцатой статьей границу государстенной задолженности.

Насчет «впервые» – это они перебарщивают. Сомнительные лавры первенства нарушения бюджетной статьи конституции принадлежат всё же пока действующему министру финансов. Ханс Айхель не смог свести концы с концами уже в проекте бюджета на две тысячи четвертый год, правда, не хвалился этим, его уличила оппозиция. Не соответствовали требованиям конституции и бюджеты двух предыдущих годов – но не в проектах, а по факту, в результате текущих секвестров.

Смысл сто пятнадцатой статьи Основного закона ФРГ в том, чтобы ограничить возможности правительства с каждым годом всё глубже залезать в долги. Аналогичные положения содержаться и во всех земельных конституциях, но и субъекты германской федерации не без греха. Большая их часть уже давно хозяйствует де-факто с нарушением закона. Как же так? А правовое государство? А конституционный суд? В Основном законе, оказывается, есть лазейка. Брать кредитов больше, чем инвестируешь, можно, если такая мера служит благородной цели, а именно – не допустить нарушения общеэкономического баланса в стране. При этом правительство всего лишь должно сей факт – то есть грозящую угрозу разбалансировки – установить своим решением. Никаких критериев при этом законом не предусматривается. Что может быть проще? При этом консерваторы с социал-демократами даже попытки не предпринимают сократить бюджетный дефицит в следующем году, для чего было бы необходимо уменьшить расходные статьи. И такое бездействие они мотивируют как раз необходимостью предотвраить нарушение общехозяйственного баланса. Пеер Штайнбрюк уверяет, что если начать экономить уже в будущем году, то это задушит намечающийся в Германии хозяйственный подъем. Странная какая-то логика – бездействие, как смазка для коньюнктуры? По той же логике, кстати, и повышение НДС решено отложить на год. Мол, зная, что с две тысячи седьмого всё в магазинах подорожает, публика уже сейчас начнет скупать телевизоры, стиральные машины, мебель и автомобили про запас и тем самым повысит, наконец, внутренний спрос, ветхость которого – одна из основных причин экономических проблем в Германии. Рассчет, однако, не очень надежный. Нечто подобное в свое время попытались сделать в Японии. Так там, зная, что через год грядет всеобщее подорожание, люди вообще перестали покупать товары не первой необходимости, откладывая каждую лишнюю йену на черный день. Но вернемся к немецкому правовому государству.

Оппозиция от предстоящего и заявленного правительством нарушения конституции не в восторге. Председатель СвДП Гидо Вестервелле:

Это недопустимо, чтобы «большая коалиции» заведомо, на голубом глазу, представляла противоречащий конституции проект бюджета. Госпожа Меркель и господин Мюнтеферинг могут острить как угодно, но и в хорошем настроении нельзя действовать в обход Основного закона Федеративной республики Германия.

Первым порывом будущей оппозиции – а это три партии: либералы, «зеленые» и посткоммунисты – было намерение подать иск в Конституционный суд. Но не тут-то было. Председатель «зеленой» фракции Рената Кюнаст:

В том, что касается иска, возможного иска в Конституционный суд, я вынуждена сказать, что юридически это невозможно, поскольку у нас нет трети депутатских мандатов.

Впрочем, даже если бы такая возможность была, что толку? В тысяча девятьсот восемьдесят первом году, например, христианские демократы подавали в Конституционный суд иск на бюджет социал-либерального правительства. Свой вердикт судьи вынесли только восемь лет спустя, когда у власти уже давно было совсем другое правительство. Но дело даже не только в этом. История с бюджетом открыла немецкой оппозиции глаза. Ведь впредь она не сможет опротестовывать в суде не только финансовые выверты правительства Меркель, но и любые другие законы, даже если они очевидно противоречат конституции, принятые подавляющим большинством депутатов партий «большой коалиции». Обратиться в конституционный суд могла бы одна из федеральных земель. Но управляют землями те же социал-демократы и консерваторы, где вместе, где с другими партнерами. Одна остается надежда – на батюшку федерального президента. Реальной власти у него, правда нет, но всякий принятый парламентом закон, дабы вступить в силу, нуждается в президенстском автографе. Вице-председатель СвДП Райнер Брюдерле:

Федеральный президент – это высший конституционный орган и я не могу себе представить, чтобы президент подписывал противоречащие конституции законы.

В незавидном положении оказывается Хорст Кёлер. Ведь президентом он стал именно с подачи Ангелы Меркель и идти на конфликт с ней ему вряд ли сподручно. Берлин – киностолица Германии

Берлин в последние годы привлекает внимание режиссеров и кинопродюсеров со всего мира. Ежедневно в городе проходят киносъемки. Все чаще здесь можно встретить звезд европейского и мирового кино, которые появляются в столице не только, чтобы поприсутствовать на премьере своего нового фильма, но и по делам - на съемки. Впечатляющий размах и оснащение киностудий в Бабельсберге уже давно убедили киномир, что Берлин с полным правом может называться киностолицей Германии. Но есть и другие причины популярности города для киношников. В частности, именно здесь режиссеры могут недорого и профессионально снимать сцены, действие которых происходит в больницах. Ведь, действительно, на настоящую операцию кинооператора никто не пустит, а строить ради одного кадра достоверные декорации в студии - дело дорогостоящее. Вот тут-то режиссеры и обращаются к Йоргу Майеру, владельцу фирмы Флятлайнер. А он, как убедилась Вера Блок, настоящий дока в области кино-медицины.

Йорг Майер стоит у серого металлического стола с углублением посередине. На полочке у изголовья разложены блестящие и немного страшные инструменты. Йорг Майер - кудрявый моложавый мужчина лет сорока, задумчиво курит. Оглядывается в поисках пепельницы и , не найдя ее, тушит сигарету прямо в раковине. А чего беспокоится? Стерильность в патологическом отделении его больницы только показная. И в холодильнике с выдвижными нарами лежат не трупы, а куклы. Настоящие в больнице только кинозвезды - Германии, Европы и даже Голливуда. Пару месяцев назад на том самом месте, где сейчас курит Йорг Майер, стояла Джоди Фостер. Во время съемок фильма Флайтплэн, который недавно вышел на экраны, героине Джоди необходимо было в одной из сцен опознать тело мужа. И Голливуд обратился за помощью к Йоргу Майеру. Вот уже три года, как его фирма предоставляет медицинское оборудование для съемок.

Через три дня после выпускного экзамена на медицинском факультете, знакомая попросила меня проконсультировать режиссера. Тот снимал телесериал в больнице. Я совершенно не представлял, что такое кино? Но, оказывается и киношники не имели ни малейшего представления о том, что такое больничный быт. И за неделю совместной работы я понял, что эта сфера деятельности открывает передо мной безграничные возможности.

Йорг Майер нашел компаньона, снял пустующее здание больницы, накупил списанного оборудования и дело пошло. Чаще всего к его услугам прибегают, когда необходимо снять сцену в больничной палате или морге. Потребность в операциях и реанимациях, столь эффектных в фильме, появляется гораздо реже. Зато чего только нет в архивах Йорга Майера!

Классическая ситуация - врач говорит женщине, что она беременна. Чтобы поставить диагноз, необходимо сделать УЗИ. А актрисы ведь по-настоящему не беременны! Поэтому мы отправились с видеомагнитофоном в настоящую больницу и засняли там эмбрионов на восьмой, шестой, двенадцатой неделе развития. Близнецов, сиамских близнецов, всякие осложнения, камни в почках, в желчном пузыре, язвы желудка. У нас все записано на пленку и пользуется большим спросом.

Но иногда, чтобы снять сцену в больнице, хватает и актерского мастерства. Во время съемок фильма «Превосходства Борна» Йорг Майер объяснил звезде Голливуда Мэтту Деймену, что человек может самостоятельно регулировать частоту сердцебиения. И, когда Деймона подблючили к кардиомонитору, видеозапись не понадобилась. Актер без каких- либо видимых усилий повысил свой пульс до ста восьмидесяти ударов в минуту и так же быстро привел его в норму.

Порой Йорг Майер и сам стоит перед камерой, играя то хирурга, то медбрата. Многие бывшие сокурсники завидуют Йоргу. Еще бы, ведь стены его кабинета украшают фотографии кинозвезд, а в углу стоит памятный сувенир – железный ствол капельницы, который голыми руками согнул Мэтт Деймон во время съемок побега из больницы,- сцены в духе Голливуда. Только снятой в Берлине.

Рассказывала Вера Блок. Следующий голливудский фильм, в съемках которого принимал участие Йорг Майер называется "В как Вендетта". В нем снималась новая суперзвезда Натали Портманн. В прокат фильм выйдет в следующем году.