1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Фактор Шрёдера

Немецкие социал-демократы переживают кризис доверия. На роль спасителя, а вместе с тем и кандидата в канцлеры претендует Франк-Вальтер Штайнмайер. Станет ли воспитанник Герхарда Шрёдера преемником Ангелы Меркель?

default

Экс-канцлер Германии Герхард Шрёдер и глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер

В Германии начались парламентские каникулы, однако политического затишья в предстоящие недели, похоже, не предвидится. Кризис в Социал-демократической партии (СДПГ), продолжающийся вот уже полгода, может, по мнению наблюдателей, привести к смене власти в партийной верхушке еще до наступления нового политического сезона. Пост председателя СДПГ и вероятного кандидата в канцлеры прочат Франку-Вальтеру Штайнмайеру (Frank-Walter Steinmeier). Удастся ли главе германского МИДа пройти до конца политический путь Дмитрия Медведева - от "серого кардинала" до главного лица государства?

Дни Бека на посту главы СДПГ сочтены

Kurt Beck, Sitzung des SPD Parteivorstandes 26. Mai 2008

Курт Бек

Все началось в марте 2008 года, когда после выборов в ландтаг Гессена кандидат социал-демократов Андреа Ипсиланти (Andrea Ypsilanti), вопреки предвыборным обещаниям, заговорила об образовании коалиции с Левой партией. Это заявление спровоцировало в СДПГ, ранее единогласно отвергавшей подобный альянс, внутрипартийный раскол. По одну сторону оказалось левое крыло во главе с вице-председателем Андреа Налес (Andrea Nahles), по другую - двое других "вице": Штайнмайер и министр финансов Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbrück), представляющие в СДПГ консерваторов. Глава партии Курт Бек (Kurt Beck) попал под перекрестный огонь и, похоже, от полученных "ранений" уже не оправится.

Видимо, желая выступить в качестве примиряющей силы, Бек предложил соломоново решение: мол, пусть ячейки СДПГ на местах сами решают, сотрудничать им с "левыми" или нет. Чем вызвал возмущенную реакцию, как левого, так и правого лагерей однопартийцев и, самое главное, рядовых избирателей. К середине июня рейтинг социал-демократов упал до неслыханных 25 процентов - на 10 процентов ниже, чем у главных конкурентов и партнеров СДПГ по правящей коалиции - христианских демократов (ХДС) и их коллег из баварского Христианско-социального союза (ХСС). А самому Беку немцы в июньском опросе поставили самую низкую за историю его председательства оценку: - 0,7 пункта.

Штайнмайер вошел через черный ход

Зато все эти месяцы неуклонно росла популярность Франка-Вальтера Штайнмайера. Глава МИДа прочно закрепился на месте второго по популярности политика (после Ангелы Меркель). В роли канцлера Штайнмайера хотели бы видеть свыше 40 процентов избирателей, в то время как главному социал-демократу Беку этот пост готовы доверить лишь 11 процентов. Одновременно в немецких СМИ поползли упорные слухи о том, что в СДПГ готовится внутрипартийный путч, в результате которого Курта Бека "уйдут" с должности председателя. Его пост и статус кандидата в канцлеры прочат все тому же Штайнмайеру.

Если этим прогнозам суждено сбыться, то в стране будет создан политический прецедент. "В Германии на пост канцлера еще никогда не выдвигали политика, не побывавшего на других выборных должностях, то есть не имеющего опыта прямого общения с избирателями, - объясняет политолог Петер Шульце (Peter Schulze). - Здесь нельзя просто взять и подключить административный ресурс, как это принято в России. Начинать нужно, как правило, с депутатского кресла".

"Серый кардинал" Шрёдера

Gerhard Schröder und Frank-Walter Steinmeier

Герхард Шрёдер и Франк-Вальтер Штайнмайер

Карьера Штайнмайера во многом перекликается с биографией нынешнего президента РФ Дмитрия Медведева. В Германии его называют не иначе как "серым кардиналом" и "политическим отпрыском" бывшего канцлера Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder). Поступив в 1991 году на службу в аппарат тогда еще премьер-министра Нижней Саксонии, Штайнмайер быстро стал доверенным лицом Шрёдера. С 1993 года он работал его личным референтом, в 1998 году отвечал за предвыборную кампанию будущего канцлера.

После победы СПДГ на федеральных выборах Штайнмайер последовал за своим шефом в Берлин, где практически сразу возглавил Ведомство федерального канцлера. Другими словами, он непосредственно участвовал в формировании как внутренней, так и внешней политики правительства Герхарда Шрёдера. И именно эта незаметная и одновременно определяющая роль в эпоху Шрёдера - главный козырь Штайнмайера сегодня.

"В годы председательства Шрёдера СДПГ из "партии профсоюзов" преобразовалась в партию политического центра, - объясняет политолог Шульце. - Экс-канцлер, в частности, добился внедрения пакета реформ Agenda 2010, которые предусматривают сокращение государственных расходов в социальной сфере. Это ослабило позиции "левых" в СДПГ и усилило влияние консервативного крыла. Поэтому вполне логично, что последние хотят видеть во главе партии Штаймайера".

Вместе с тем при Шрёдере произошли перемены и внутри самогó консервативного лагеря СПДГ. Если раньше главным внешнеполитическим партнером там считали США, то с приходом Буша-младшего и, прежде всего, началом военной кампании в Ираке благожелательное отношение сменилось скептическим. Одновременно шел процесс сближения с Россией, и сегодня, в роли министра иностранных дел, Штайнмайер продолжает политику, сформированную при Шрёдере.

"Хождение в народ"

Однако близость Штайнмайера к политической кухне Шрёдера и неординарность его карьеры в конечном итоге могут оказать ему медвежью услугу. Ослабленная внутренним кризисом СДПГ может позволить себе пойти на выборы только с кандидатом, за которым стоит абсолютное большинство членов партии. Это значит, что Штайнмайеру необходимо добиться благосклонности левого лагеря, а это, по оценке Петера Шульце, около 40 процентов социал-демократов. Их, в частности, не устраивает слишком "гибкая" политика Шрёдера-Штайнмайера в отношении России. Официальный Берлин недостаточно жестко отреагировал на арест Ходорковского, преследование независимых СМИ, принятие закона об НПО, говорят они.

Во-вторых, Штайнмайер, в силу своей карьеры, никогда не ходил "в народ", то есть не встречался с теми, кто в конечном итоге и должен выбрать его канцлером. И тут популярность Штайнмайера на посту министра иностранных дел ему не поможет. "В Германии, в отличие от России, выбирают не личность, а партии, - объясняет эксперт Петер Шульце. - Перспективный кандидат в канцлеры, это не звезда, а политик, который олицетворяет программу той или иной партии".

Сам Штайнмайер, похоже, свои слабые места уже распознал. В последнее время глава внешнеполитического ведомства активно разъезжает внутри страны: посещает локальные ячейки СДПГ, выступает с докладами, встречается с избирателями. Иными словами, завоевывает доверие "низов". "Низы" пока наблюдают за этим с любопытством: на мероприятиях с участием Штайнмайера от посетителей отбоя нет. Принесет ли "хождение в народ" желаемые плоды, судить пока рано: вопрос о кандидатуре канцлера остается открытым. Ясно одно: летних каникул у социал-демократов на этот раз не предвидится.

Татьяна Петренко

архив

Контекст