1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

У Туркмении - новый отец!

Инаугурация, похожая на приговор и его немедленное исполнение...

default

Кто будет новым президентом Туркмении, стало понятно еще до конца церемонии оглашения результатов выборов. Когда на заседании Народного Совета республики глава Центризбиркома еще только начал говорить о том, кто сколько процентов получил, и когда прозвучала фамилия Бердымухаммедова и цифры 89,23 процента, зал буквально взорвался аплодисментами. В общем, 14 февраля, можно сказать, уже вошло в историю. Гурбангулы Бердымухаммедов стал новым президентом Туркмении, поклялся на Конституции, поцеловал государственный флаг, поклонился национальным святыням. Короче, сделал все, как полагается. А республика открыла новую страницу своей истории. Вот только насколько новой она будет?

Как сообщает из Ашхабада наш коллега, российский журналист Дмитрий Смирнов, церемония инаугурации была похожа на вручение кинопремий «Оскар», настолько это было красочно, торжественно, хорошо продумано и подготовлено. Да, собственно, почему бы и не подготовиться? Тем более что результат был всем известен заранее. Как говорит Дмитрий Смирнов:

«Вся церемония, по крайней мере, три или четыре раза прерывалась на национальный гимн, в зале находились девушки в этнических костюмах, а также представители силовых органов, которые все вместе пели национальный гимн несколько раз. Весь зал вставал и прерывал речь выступавших аплодисментами. Сам вновь избранный президент держался достаточно сдержанно и радости никак не выказывал. Он просто кивал головой в такт речи ведущих церемонии, показывая, что согласен принять на себя бремя управления Туркменистаном. Любопытная часть церемонии – ритуальная. После нее он обратился к сидевшим в зале со своей инаугурационной речью. Обращаясь к зарубежным партнерам Туркменистана, Гурбангулы Бердымухаммедов сказал, что страна останется верна своим принципам политической и внешнеполитической нейтральности, будет соблюдать нейтралитет и в дальнейшем, а также будет строго придерживаться всех достигнутых договоренностей в энергетической сфере и не будет пересматривать никакие контракты - что очень важно, учитывая, что от поставок газа этой страны зависят Украина, Грузия… Обращаясь к избирателям, Гурбангулы Бердымухаммедов в речи, которая транслировалась в прямом эфире по национальному телевидению, пообещал изменения в социальной политике страны. Он пообещал вернуть пенсии, построить больше больниц, родильных домов, вернуть все эти медицинские учреждения в села, кишлаки, в провинцию – потому что в последнее время они закрывались и там находились некомпетентные люди, пообещал повысить уровень компетентности и профессионализма туркменских специалистов».

Как отметил в интервью «Немецкой Волне» российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов, церемония инаугурации своей оперативностью и предопределенностью напоминала церемонию объявления смертного приговора, который тут же, немедленно был исполнен:

«Объявили его президентом, и тут же инаугурировали. Никаких шансов для другого исхода быть не могло».

Бердымухаммедов, хотя и говорил в своей речи о реформах, не отрекался и «от старого мира». В ходе церемонии ему преподнесли оба тома «Рухнамы» - книги первого туркменского президента Ниязова. Бердымухаммедов книги поцеловал и поднес ко лбу, - сообщает агентство «Интерфакс». А как рассказывает российский журналист Дмитрий Смирнов:

«На самом деле, присутствие Ниязова ощущалось не только в зале, где проходила церемония, но и во всем Ашхабаде. По городу расставлено, по меньшей мере, десяток отлитых из чистого золота статуй Туркменбаши, в самом зале, где проходила церемония, над сценой висел его портрет. И в своей речи Гурбангулы Бердымухаммедов постоянно ссылался на Туркменбаши, постоянно говорил о том, что те или иные реформы, которые он намерен проводить, были задуманы еще Сапармуратом Ниязовым, что он продолжает его политику, что он не намерен ни в коем случае от нее отступать».

По мнению эксперта Аркадия Дубнова, то, как проходила церемония инаугурации, не может не настораживать. Опасные «режимные» тенденции очевидны. Но при этом, считает Дубнов, сохраняется надежда на «оттепель». Ведь Бердымухаммедов в присутствии высоких гостей заявил о том, что гражданам теперь будет доступен Интернет. За язык его, как говорится, никто не тянул, и новый президент, видимо, понимает, что несет за свои слова ответственность:

«Если это так, то тогда он фактически объявляет гласность. Еще не перестройку, но уже гласность. Это возможность думать и говорить о то, что ты думаешь, свободно. Это – доступ к информации».

Местные жители, граждане Туркмении, восприняли церемонию инаугурации по-своему, заметив некоторые детали, которые кому-то, может, и не показались примечательными. Как сообщает наш источник в Ашхабаде:

«Все было вполне достойно. Огласили результаты, потом начался концерт. Бердымухаммедов сидел между украинским президентом Ющенко и казахстанским Назарбаевым. Потом, когда фотографировались на выходе после концерта, он тоже встал между ними. Открыли концерт скрипачи. Есть в Туркмении замечательный человек, зовут его Гарольд Неймарк. Он - руководитель ансамбля детей-скрипачей. В свое время Джамал Сапарова, бывший замминистра культуры и любимица Ниязова, каждый год отбирала у Неймарка его детей, забирала их в свой ансамбль. А он снова искал ребят, собирал коллектив, и его дети – лучшие. На концерте в исполнении ансамбля звучали и туркменские народные мелодии, и классика. Любопытно, что была исполнена «Ода Огузхану» композитора Реджепа Аллаярова. Его несколько лет назад сняли с поста ректора консерватории, которую он возглавлял до этого момента много лет. А сняли за то, что он посетил банкет, организованный сотрудниками американского посольства. Аллаяров написал «Кантату памяти 11-го сентября», и американцы сочли своим долгом поблагодарить его, пригласили на банкет».

Но вернемся к Бердымухаммедову. В ходе церемонии инаугурации он заявил: «Главная опора – народ. Я буду неукоснительно следовать Конституции, следовать дорогой первого президента Сапармурата Туркменбаши». Насколько буквально стоит воспринимать это высказывание? Ведь все-таки, повторюсь, реформы вроде как тоже обещаны? Или Бердымухаммедов со временем может превратиться, извините, в самодура и тирана? По мнению российского эксперта Аркадия Дубнова, это вряд ли произойдет. Волшебства не бывает, но историческая справедливость случается:

«Если Бердымухаммедов захочет быть вторым Ниязовым, то он будет фарсовым Ниязовым. Ну, просто так не может быть! Потому что нет ресурса для воспроизведения такой тирании. Тирания Ниязова было обусловлена какими-то личностными характеристиками: его плохим образованием, обилием его комплексов… Здесь – другое. В отличие от Ниязова Бердымухаммедову не нужно доказывать миру и стране, что Туркмения становится суверенным государством. У Бердымухаммедова этих проблем нет. У него проблемы сегодня другие. Где достать сегодня реально денег в казну? Никто не знает, есть ли у него доступ к казне Ниязова. Задачи, стоящие перед новым президентом, не предполагают усиления внутреннего режима. Ему наоборот нужно иметь возможность быть более открытым и установить диалог с внешним миром, разумный и уважительный. Потом, наконец, они все тоже устали от методов правления Ниязова. Сам Бердымухаммедов получил достаточную порцию унижения от тирана. И это не может не отложиться…»

Ну а высокопоставленные гости, надо думать, получили удовольствие от торжества. А некоторые даже успели провести блиц - переговоры с новым туркменским лидером. Украинский президент Ющенко был заверен в том, что Туркменистан и в дальнейшем останется стратегическим поставщиком газа на Украину. Российскому премьеру Фрадкову Бердымухаммедов пообещал, что будет уделять пристальное внимание повышению уровня образования в Туркмении и гуманитарному сотрудничеству с соседними государствами, в том числе с Россией. Может, это показатель того, что Туркмения вспомнит-таки о своих русскоязычных гражданах, о которых в последнее время Сапармурат Ниязов, мягко говоря, не слишком много заботился?

Дарья Брянцева, «Немецкая Волна»

Бонн