У России и Китая нет общих позитивных целей | Немецкая печать | DW | 19.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

У России и Китая нет общих позитивных целей

Немецкие газеты продолжают комментировать военные учения на Дальнем Востоке. Несмотря на то, что они имеют ярко выраженный символический характер, пока еще рано говорить о формировании новой оси.

default

Немецкая печать продолжает комментировать совместные военные учения Китая и России. Так, газета Welt пишет:

Мир, в частности, его азиатская часть, пришел в движение. Чуть ли не каждый месяц там проходит какая-нибудь встреча в верхах, проводится консультация по стратегическим вопросам или делается важное заявление. С одной стороны, наблюдается сближение между США и Японией. А с другой, Китай активно улучшает свои отношения с бывшими соперниками. Пекин прояснил пограничные вопросы с Индией и Россией. А совместные военные учения Китая и России стали своего рода символической кульминацией в процессе сближения Москвы и Пекина. Оба государства связывает не только революционное прошлое, у них есть также общие интересы, ориентированные на настоящее и будущее.

Россия является важнейшим поставщиком оружия Китаю, и совместные учения она беззастенчиво использует в рекламных целях. Китай же нуждается в российской нефти. Обе страны пытаются решить проблему исламских сепаратистских движений и никому не позволяют вмешиваться в свои внутренние дела. И Пекин, и Москва пытаются противостоять усилению влияния США в Центральной Азии, используя с этой целью в качестве форума Шанхайскую организацию сотрудничества. Не называя конкретно США, руководители обеих стран заявили, что ни у одной страны мира нет права на гегемонию. Совместные военные учения, имеющие историческое значение, можно расценить и как сигнал в адрес Вашингтона: смотрите, здесь возникает новая ось.

Впрочем, пока рано говорить о возобновлении прежнего конфликта между Востоком и Западом в Азии, поскольку интересы носят слишком комплексный характер. Япония, например, тоже не прочь получать нефть из России, и Москва готова ее продавать Токио. Кроме того, Россия не заинтересована в значительном усилении Китая, поскольку многие конфликты все еще остаются неурегулированными. Да и Индия, с которой в настоящее время все стараются поддерживать хорошие отношения, также предпринимает решительные попытки выйти на большую сцену мировой политики.

Газета Frankfurter Allgemeine отмечает:

Мировая история обогатилась еще одним интересным событием. С четверга российские и китайские солдаты проводят совместные учения. Правда, с точки зрения политики власти, эти учения имеют лишь ограниченное значение. Поэтому особую важность для обеих сторон представляет собой символический характер операции. Адресатом являются, прежде всего, США, которым Москва и Пекин хотели бы противопоставить нечто большее, чем в настоящее время. Конкретно усилия России и Китая направлены на ограничение, если уж не на полную ликвидацию американского присутствия в Центральной Азии. При этом они вполне могут рассчитывать на поддержку местных властителей. Правда, открытым остается вопрос, согласны ли народы и дальше подчиняться этим властителям. Поэтому России и Китаю следовало бы спросить себя, не делают ли они ставки на не тех "лошадок". Но, как известно, ни Москва, ни Пекин никогда не отличались политической дальновидностью. И вообще, при ближайшем рассмотрении новой российско-китайской дружбы бросается в глаза то, что Пекин и Москву связывают, в принципе, только негативные интересы. Никаких общих позитивных целей не видно.

Газета Financial Times Deutschland комментирует приезд Папы Римского Бенедикта Шестнадцатого в Кельн на Всемирную встречу католической молодежи:

На родине Бенедикту Шестнадцатому была оказана восторженная встреча, а "папамания" достигла нового апогея. Своим визитом Бенедикт Шестнадцатый воспользовался для того, чтобы избавиться от имиджа строго кардинала Ратцингера. Его обращение к молодежи было очень сердечным.

Газета Badische Zeitung пытается выяснить, наслаждается ли Папа Римский своей ролью поп-звезды или же только мирится с ней:

Можно представить себе, как любил эту роль Кароль Войтыла, которому было всего лишь чуть больше 50, когда он взошел на папский престол. А что ощущает пожилой Ратцингер, привыкший к академической тиши? Хорошо ли он себя чувствует на мероприятии, являющемся некой смесью Вудстокского фестиваля, церковного слета и "парада любви"? Но еще важнее вопрос, удастся ли ему не разочаровать публику, демонстрирующую такой энтузиазм.

Обзор подготовил Анатолий Иванов

Контекст