1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

У Москвы мало причин восхищаться новым мировым порядком

Новоиспеченная лауреатка Нобелевской премии мира многим не нравится / Реформы, навязанные МВФ, тормозят развитие России / Германские элиты вовсе не заинтересованы в демонтаже американского господства.

Новоиспеченная лауреатка Нобелевской премии мира многим не нравится, прежде всего, правящим в Иране исламским фундаменталистам. Нобелевский комитет сделал правильный выбор. Ведь премия мира должна присуждаться тем, кто сумел продемонстрировать мужество и дееспособность в борьбе против несправедливости, жестокости и диктатуры. Именно таким человеком и является госпожа Ширин Эбади. Она борется за права женщин в такой стране, где господствует религия, лишающая женщину элементарных прав человека уже только за то, что она – женщина. Она борется за равноправие и свободу от религиозного принуждения. Иранскому режиму теперь придется задуматься. Эта женщина на самом деле заслужила Нобелевскую премию.

Эту тему продолжает комментарий из газеты "Вельт":

Какая еще Ширин? А почему не папа римский, не Вацлав Гавел или не бразилец Лула? После того как утихло удивление, даже возмущение по поводу принятого Нобелевским комитетом решения, стала очевидной мудрость членов жюри. Они не стали возводить в сан морального дворянства тех, кто к нему и так уже причислен. Сделав неожиданный выбор в пользу Ширин Эбади, они одновременно привлекли внимание международной общественности к ее видению ислама. Эбади представляет то движение, которое под сенью режима мулл ведет достойную уважения, но пока бесперспективную борьба за права человека и его достоинство. Нобелевская премия мира для бесстрашного юриста, которая превратила гражданское мужество в свое жизненное кредо, является одновременно и наградой, и стимулом. Стимулом и дальше стремиться к более достойному миру.

Газета "Юнге вельт" комментирует итоги прошедшего в Екатеринбурге германо-российского саммита и при этом отмечает:

После переговоров в Екатеринбурге российский президент Путин и федеральный канцлер Шредер констатировали большую степень совпадения во взглядах. Возразить против этого нечего. Оба государства стремятся добиться большего политического веса в отношениях с США, оба государства отвергают самовластные аллюры Вашингтона и остаются верными идее многополярности. Россия и Германия находились в оппозиции к воинственной политике администрации Буша. Но на этом перечисление позитивных внешнеполитических сигналов из Берлина и Москвы можно и закончить. Ибо не только Германии и Россия, но и третий участник этого союза Франция не могут противопоставить никакой концепции насильственной политике мирового господства, проводимой США. Нынешнее сближение между Россией и Германией – это всего лишь обещание на будущее. Ведь пока общая база для развития отношений между двумя странами заключается только лишь в неохотном признании американского господства. У Москвы мало причин восхищаться новым мировым порядком, порожденным развалом Советского Союза, так как он опустил бывшую сверхдержаву в разряд второстепенных стран, где-то между развитыми и развивающимися государствами. Рассуждая логически, национальные амбиции России могут заключаться только в том, чтобы превратиться в капиталистическую сверхдержаву. Однако структурные реформы, навязанные этой стране Международным валютным фондом, сделали эту цель недостижимой на долгие годы. Американцы хотели бы, чтобы так оно было и дальше. Россия сможет утвердиться только в союзе с другими империалистическими странами, которые находятся с Соединенными Штатами в определенной конкуренции. Однако германские элиты вовсе не заинтересованы в демонтаже американского господства.

Обзор подготовил Геннадий Темненков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст