У бессменного президента - лучшая Конституция. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 30.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

У бессменного президента - лучшая Конституция.

В Казахстане – юбилей. Десять лет исполнилось Основному закону страны.

В Казахстане власти страны широко отмечают десятилетие со дня принятия Конституции. Во многих городах по этому поводу проводятся торжественные мероприятия, массовые гуляния и концерты, цель которых убедить население республики в том, что именно Конституция образца 1995 года в полной мере отвечает чаяниям народов страны. Как сообщает Анатолий Вайскфопф:

Показательна фраза Нурсултана Назарбаева присутствующая на многочисленных билбордах, установленных практически на всех центральных улицах и проспектах Астаны и Алма-Аты – «наша Конституция – осознанный выбор народа Казахстана!». Президент не преминул отметить достоинства Основного закона и в речи, произнесенной в Астане 30 августа на открытии международной конференции «Конституция: личность, общество и государство». «Мы демонтировали основы прежней тоталитарной политической системы, создали совершенно новые для нас современные демократические институты, высвободили гражданскую инициативу. Мы эффективно реализовали базовый принцип демократии - разделение власти на три ветви - законодательную, исполнительную и судебную - с четкими механизмами сдержек и противовесов», заявил Нурсултан Назарбаев. По его словам, именно Конституция образца 1995 года позволила Казахстану обеспечить политический плюрализм и подтвердить существование таких сегментов демократии, как неправительственные организации и независимые средства массовой информации. При этом президент Казахстана подчеркнул, что 10 лет назад в стране было всего 400 НПО, тогда как в настоящий момент их насчитывается более 5 тысяч и всё это благодаря Конституции. По утверждению Нурсултана Назарбаева кардинальные изменения произошли и в информационной сфере. В частности, на казахстанском медиа-рынке реально сложились свобода самовыражения, свобода высказывать свое мнение и критиковать власть, реализовано право граждан на альтернативные источники информации. И вообще в стране издаются более 2 тысяч СМИ самой различной политической направленности, в том числе радикально оппозиционные. Естественно не преминул президент Казахстана упомянуть и об экономических успехах. По его словам, благодаря поступательным реформам Казахстан совершил прорыв с 13-го места в бывшем СССР в пятерку наиболее динамичных экономик мира, первым в СНГ получив статус страны с рыночной экономикой.

Нурсултан Назарбаев услышал немало лестных слов в свой адрес и в адрес основного закона Казахстана, произнесенных гостями международной конференции «Конституция: личность, общество и государство». Так, например, заместитель председателя Конституционного суда России Владимир Стрекозов заявил, что казахстанская Конституция - одна из самых лучших на постсоветском пространстве. Аналогичные высказывания, согласно сообщениям казахстанских информационных агентств, прозвучали и со стороны председателя Конституционного суда Кореи Юн Енг-Чола, председателя Конституционного совета Франции Пьера Мазо. Кроме того, особое мнение высказали и составители Сборника законодательных актов Казахстана. Куда скромнее оказались представлены в СМИ иные мнения. Между тем с подобными утверждениями в Казахстане согласны далеко не все. Так, по словам политического обозревателя популярной в республике газеты «Время» Виктора Веерка, Конституция, по которой страна живет в настоящее время, несет в себе мину замедленного действия:

- Действующая Конституция образца 1995 года, на мой взгляд подчинена реализации единоличной президентской власти в стране. Эта Конституция написана под конкретного человека. Я боюсь, что любой другой человек, пришедший на смену действующему президенту, просто захлебнется в тех полномочиях, которые дает нынешняя Конституция.

В этом случае, считает Виктор Верк, тот проект, который предлагает оппозиция, более совершенен, поскольку более разграничивает полномочия различных ветвей власти, чем фактически ограничивает абсолютную власть президента. С мнением Виктора Верка солидарен и член президиума общенационального оппозиционного движения «За справедливый Казахстан» Сейдахмет Куттыкадам. По его мнению, тот факт, что президент Назарбаев имеет возможность назначать судей вплоть до районного уровня, влиять на формирование состава депутатского корпуса и определять состав Кабинета министров является не преимуществом Конституции образца 1995 года, а её крупным недостатком, тормозящим развитие Казахстана. При этом Сейдахмет Куттыкадам заметил, что власти страны всячески препятствуют распространению информации о проекте новой Конституции, предложенной демократическими силами, изымая брошюры с текстом, дающим представление о видении оппозицией основного закона страны. По мнению Куттыкадама, правящая элита, как огня боится иного мнения. В этом отношении показательны слова Нурсултана Назарбаева, произнесенные 30 августа, в которых он предостерег «отдельных лиц» в их стремлении провести «поспешные политические реформы». По его словам, красивыми броскими фразами нельзя подменять кропотливую каждодневную работу, поскольку идеализм в политике чреват плачевными последствиями.

Марат Башимов, директор Экспертного института европейского права, на страницах казахстанской прессы утверждает, что Основной закон республики требует внесения ряда дополнений и изменений, но является одним из лучших в мире. Разделяют ли эту точку зрения на Западе? На этот вопрос отвечает глава немецкого общества по содействию демократии в Центральной Азии Михаэль Лаубш:

МЛ: Празднование юбилея казахстанской конституции, и речь Назарбаева, имели, конечно, не только внутриполитическую, но и внешнеполитическую нагрузку. С одной стороны, Назарбаев перед выборами, которые состоятся в конце этого года, хочет подчеркнуть плюсы от его руководства. С другой – предпринята попытка представить Конституцию республики как пример очень демократической конституции на Западе. По поводу успеха этого намерения у меня есть определенный скепсис, потому что в прошлом уже не раз мы по поводу Основного закона Казахстана беседовали с Венецианской комиссией при Совете Европы. (Эта комиссия представляет собой официальный институт, который занимается вопросами, связанными с Конституциями членов Совета Европы. К примеру, если та или иная страна готовится к принятию в Совет Европы, встают вопросы о том, как и в какой степени Конституция этой страны согласуется с принципами Совета Европы. Кроме того, эта комиссия дает рекомендации для стран, имеющих интерес к Совету Европы и желающих иметь Конституции, согласующиеся с вышеуказанными принципами). Так вот, эта комиссия, как и Совет Европы в целом, уже давно испытывают серьезные сомнения по поводу того, насколько Основной закон Казахстана согласуется с западными демократическими принципами.

Однако официального заключения по этому поводу со стороны Венецианской комиссии не было?

МЛ: Венецианская комиссия – это официальный орган, который может только тогда официально инспектировать свод законов той или иной страны, когда с такой просьбой к нему обратится руководство этой страны. Казахстанские власти с обретения независимости, то есть с 1991 года, ни разу не предпринимали такого шага. В период с 1999 по 2003, когда запад очень сильно критиковал Конституцию Казахстана, Астана ни разу не реагировала на это обращением к экспертам Венецианской комиссии. Уже из этого можно понять, что этот Основной закон не является примером ни демократии, ни плюрализма, ни развитой государственности. И на Западе хорошо понимают, что в этом документе есть очень много пробелов. К примеру, в тех параграфах, которые касаются выборов, власти президента и так далее. С одной стороны, Назарбаев хвалит Конституцию, с другой – его же участие в президентских выборах в конце этого года этой Конституцией не предусмотрено!

Директор казахстанского Экспертного института европейского права, анализируя республиканскую Конституцию, утверждает, что сам свод законов хорош, но многие его нормы еще не реализованы в республике. Господин Лаубш, можно ли в данном случае отделять одно от другого?


МЛ: Это общая проблема авторитарных режимов - какой бы не была Конституция, она действует лишь на столько, на сколько это позволяет авторитарный лидер. Если Назарбаев от "а" до "я" будет придерживаться закона, это, конечно, будет фактором положительным. Но если нет, если в государстве будет развиваться параллельная, на него ориентированная система законов то хоть американская Конституция не принесут республике большей демократии.

Казахстанская оппозиция до недавнего времени активно занималась разработкой альтернативной Конституции. Известен ли этот проект на Западе и внутри страны?

МЛ: По поводу Запада можно с уверенностью говорить о том, что проект оппозиции здесь циркулирует и различные политические институты оценили его в целом положительно. Венецианская комиссия также получила этот документ. Однако, как мне сказал глава этого органа, до тех пор, пока правительство или парламент Казахстана не обратятся к комиссии с просьбой в том или ином виде оценить и этот проект, Венецианская комиссия не может делать официальных заключений по поводу его достоинств и недостатков. Что же касается оценки этого проекта внутри Казахстана, отсюда, из-за пределов республики трудно определить, насколько население осведомлено о том, что альтернатива нынешней Конституции у оппозиции существует и является более демократической.

Господин Лаубш, в чем основные отличия проекта оппозиции от нынешней Конституции?

МЛ: Я думаю, главным критерием служит вопрос о роли президента в управлении страной. Может ли он выбираться в президенты до конца жизни, или его власти Конституцией положен ясный временной предел? Каковы полномочия президента? Располагает ли он всей полнотой власти, или же парламент может самостоятельно принимать законы? В то же время, это функционирует только тогда, когда выборы происходят свободно. Насколько я знаком с проектом конституции, предложенным оппозицией, это основные пункты, отличающие его от нынешнего Основного закона: ограничение власти президента, усиление роли парламента, создание предпосылок для свободных тайных выборов.