1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Ученики не хотят учиться, а учителя отказываются их учить

06.04.2006

Сегодня мы с Вами посмотрим, какие своеобразные формы принимает порой подготовка к чемпионату мира по футболу в Германии. Но сначала - о школьных проблемах. В наших программах мы уже рассказывали о берлинской школе имени Рютли, где ученики не хотят учиться, а учителя отказываются их учить. 83 процента учеников в этой школе - из семей мигрантов, в основном турецкого и арабского происхождения. Но проблема-то одной только столицей Германии, и одними только мигрантами не ограничивается:

Ученики не хотят учиться, а учителя отказываются их учить

Школа имени Рютли в берлинском районе Нойкёльн. Перемена закончилась, но загнать учеников в классы здесь - задача не для слабонервных. Перед школой постоянно крутятся репортёры. На школьном дворе - полиция. Школа имени Рютли - сейчас самая знаменитая в Германии. Только этой славе никто не рад. Ни школьники, ни учителя. Учителя расписались в собственной беспомощности. Примерно месяц тому назад они направили в правящий Сенат Берлина отчаянный крик о помощи. Ученики совершенно отбились от рук, срывают уроки, хамят учителям и угрожают им физической расправой. Многие школьники практически не знают немецкого. Драки и вандализм стали нормой поведения. Ситуация невыносимая, нормальное обучение невозможно. Учителя загнаны в тупик, и не видят выхода. А что думают о своей школе сами ученики?

«Ученики, молодые парни, они считают, что это круто, если ты агрессивный, можешь врезать. Им это нравится. Они постоянно ссорятся и дерутся. У слабых отбирают деньги или вещи. Кто сильнее, тот самый крутой».

«Ученики сами только бросают друг в друга бумагой, ручками бросаются, всё в классе разбомбили. Вот так. Но, честно говоря, мне это по барабану, потому что сам я редко в школу хожу. А что толку в школу ходить, зачем»?

«А учителя, что с них взять? Они нами не занимаются. Можно делать что угодно. Урок идёт, а ученики высунулись в окна, и орут что-то своим друзьям во дворе. А учителя им даже замечания сделать боятся».

Одним словом, ученики не хотят учиться, а учителя отказываются их учить. Берлинский сенат крик о помощи услышал только после того, как вся история попала в СМИ. И вот тут закрутилось-завертелось. В прошлую среду проблемы насилия в школах и интеграции детей мигрантов обсуждал Германский Бундестаг. Депутаты устроили соревнование: чьё требование круче? Некоторые даже считают, что злостных хулиганов из семей мигрантов надо лишать вида на жительство в Германии и высылать в страны, откуда они родом. Но как это сделать, если у многих давно немецкие паспорта, а большинство родились в Германии? Правительство Баварии решило проводить тесты на знание немецкого языка среди дошкольников. Детей, которые недостаточно хорошо говорят по-немецки, будут устраивать специальные курсы. А родителей, которые не захотят учить детей немецкому, баварцы намерены штрафовать. Однако в Берлине давно введена такая практика, а воз и ныне там. Дело ведь не только в языке. Но как же так получилось, что дети и подростки, выросшие в Германии, так и чувствуют себя чужими в немецком обществе? Хайнц Бушковски, бургомистр берлинского района Нойкёльн, который быстро превращается в этническое гетто, даёт такой ответ:

«Мы в таких районах сталкиваемся со следующей проблемой: многие подростки не признают систему ценностей в нашем обществе, потому что у них другое воспитание в семье. Родители сохраняют традиции и уклад жизни арабской или турецкой деревни. А дети растут в огромном городе, они этот уклад не признают. Но ничего взамен у них нет. И вот тут начинает действовать «закон улицы». А этот закон гласит: кто сильнее, тот и прав».

Статистика это подтверждает: в Берлине уровень преступности среди молодых мигрантов в три раза выше, чем среди молодых немцев. Однако стоит ли всю ответственность сваливать на самих мигрантов? Учительница Петра Эггебрехт уже 36 лет работает в школе имени Рютли в Берлине:

«Вы знаете, во всех средних школах наслаиваются друг на друга проблемы, которые мы, учителя, просто не в состоянии решить. Это материальные и социальные проблемы. Это бедность. Это проблема гетто. У родителей нет работы. У детей тоже ничтожно мало шансов получить приличную профессию и найти работу. У них нет перспективы. Ну, как им объяснить, зачем они должны учиться»?

И действительно, в прошлом году ни одному из выпускников школы имени Рютли не удалось найти место для профессионального обучения. Но это - проблема не только школы имени Рютли, и не только детей из семей мигрантов. В Германии есть три основных типа школ. Дети из благополучных семей обычно учатся в гимназиях или реальных училищах, что даёт им возможность продолжить образование. А средняя общеобразовательная школа в крупных городах превратилась в пристанище для тех, кто не хочет или не может учиться. Обычно это дети из семей, которые политики стыдливо обозначают как «далёкие от образования». Многие из них, будь то немцы или мигранты, оканчивают школу, так и не научившись читать и писать. На рынке труда у них нет шансов. Ну, а у мигрантов это усугубляется тем, что они чувствуют себя чужаками в немецком обществе. И виноваты в этом не только сами мигранты, но и немецкие политики, считает министр интеграции федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия Армин Лашет:

«Христианские демократы слишком поздно признали, что Германия - иммиграционная страна, и поэтому надо проводить целенаправленную политику интеграции. А социал-демократы и, особенно, «Зелёные» слишком долго цеплялись за иллюзию о так называемом мульти-культурном обществе. Они себе представляли это как милый уличный праздник, где все едят кебаб и танцуют танец живота. Никаких требований мигрантам они не предъявляли. Теперь надо исправлять эти ошибки. В нашей федеральной земле четверть населения - мигранты или потомки мигрантов. Наше общество катастрофически стареет, нам нужен этот потенциал. Нам нужны образованные и высококвалифицированные мигранты. Но всё начинается со знания языка, и учить его надо как можно раньше».

А как же конкретная школа имени Рютли? Берлинские власти, хоть поздно, но спохватились. На первых порах в школу направили полицию, чтобы припугнуть самых буйных учеников. Теперь в школе работают три социальных педагога, владеющие турецким и арабским языками. А, главное, в школе появился новый директор Гельмут Хохшильд. Он начал с того, что попросил журналистов и политиков оставить школьников в покое. Заголовки типа «школа ненависти» только подливают масла в огонь, считает Хохшильд. А главное:

«Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы проблемы в нашей школе стали темой в предвыборной борьбе».

Похоже, этот призыв запоздал. В сентябре в Берлине состоятся выборы в сенат. Какой же политик согласится отказаться от такой выигрышной темы?

А теперь - готовимся к чемпионату мира по футболу. Порой эта подготовка принимает в Германии своеобразные формы. Вот, например, многие женские и правозащитные организации озаботились проблемой принудительной проституции в дни чемпионата:

Где футбол - там фанаты, где фанаты - там пиво, где пиво - там продажная любовь…

Вот примерно такая логическая цепочка сложилась в умах многих правозащитниц. Они начали всеобщую кампанию против принудительной проституции. Во время чемпионата мира по футболу они намерены раздавать болельщикам листовки, спички и подставки под пивные стаканы с призывами бороться против принудительной проституции. Организована «горячая» линия, куда могут анонимно обратиться сами проститутки, их клиенты и просто озабоченные граждане. Возглавила кампанию Хайде Симонис, бывшая премьер-министр федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, а ныне председатель немецкой секции ЮНИСЕФ. Она призывает болельщиков:

«… радоваться игре, болеть за свою команду, но при этом не допускать, чтобы женщин и молодых девушек вынуждали предаваться занятию, которое унижает человеческое достоинство, превращает человека в товар».

ОБСЕ ещё в 2001-ом году подсчитало, что в Западную Европу было нелегально ввезено и продано около 200.000 человек. Евросоюз называет цифру в 140.000. Насколько достоверны эти цифры, никто сказать не берётся. Нелегалов подсчитать трудно, ещё труднее - нелегальных жриц любви. А уж установить число женщин, которых принуждают заниматься проституцией, совсем сложно. Тем не менее, женская правозащитная организация «Земля женщин» уверена, что к чемпионату мира торговцы людьми будут завозить в Германию женщин из стран Восточной Европы, в первую очередь, из Украины и Белоруссии, и принуждать их к проституции. Кампания против принудительной проституции набрала такие обороты, что к ней присоединился и организационный комитет чемпионата и немецкая федерация футбола. 8-го марта Европарламент принял петицию против «сексуального рабства». А министрам юстиции и внутренних дел стран Евросоюза предложено рассмотреть специальные меры по предотвращению принудительной проституции. В частности предлагается на время чемпионата отменить визовые послабления для стран, не входящих в Евросоюз, и ужесточить контроль на границах. Но дальше всех пошёл шведский омбудсмен по вопросам равноправия мужчин и женщин Клес Бергстрём. По его данным, к июню торговцы людьми свезут в Германию до 40.000 женщин и заставят их заниматься проституцией. Поэтому он призвал шведскую сборную отказаться от участия в чемпионате мира по футболу, чтобы не стать пособниками в современной работорговле. Но насколько оправданы подобного рода кампании и призывы? Вильтруд Шенк - социальный педагог. Работает она в консультации по венерическим заболеваниям в Берлине. Ей постоянно приходится иметь дело с проститутками:

«Торговля людьми существовала всегда, вне зависимости от чемпионатов мира. Но цифры, которые циркулируют в бульварной прессе и в речах политиков - это сплошная фикция. Никто не может сказать, откуда они взялись, кто и как произвёл такие подсчёты. Во время чемпионата будет усилен полицейский контроль. Так что привозить на месяц в Германию нелегалок и насильно заставлять их заниматься проституцией сутенёрам просто невыгодно. Риск велик, расходы велики. Так что я считаю, что вся эта кампания - типичный случай истерии. С принудительной проституцией надо бороться. Но нужны долгосрочные меры, а не вся эта шумиха».

Большие международные события действительно привлекают жриц любви. Но подавляющее большинство - это не жертвы работорговцев, а профессиональные проститутки. Вильтруд Шенк приводит конкретный пример:

«В Афину, на Олимпийские игры съехались не только спортсмены и болельщики, но и проститутки со всей Греции и из других стран. Называется цифра в 20.000. Но большинство через пару дней разъехались: расходы на жильё превышали доходы. Клиентов не было».

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить наши корреспонденты Сильке Меринг, Марсель Фюрстенау и Петер Шеффер.