Участник расследования Panama Papers: Мы лишь приоткрыли завесу над миром офшоров | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 04.04.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Участник расследования Panama Papers: Мы лишь приоткрыли завесу над миром офшоров

Участник расследования о "панамских досье", журналист Роман Анин рассказал DW, почему считает, что за офшорами виолончелиста Ролдугина скрывается Путин, пообещав появление новых откровений.

скриншот сайта проекта Новой газеты о панамских офшорах российских чиновников

Cкриншот сайта проекта "Новой газеты" о панамских офшорах российских чиновников

Публикации Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ) о панамских офшорах и подозрительных сделках, связанных с рядом крупных действующих и бывших политиков и миллиардеров со всего мира, стали главной темой для обсуждений во многих странах. В части расследования, посвященной России, фигурируют семьи 12 должностных лиц.

Наибольший резонанс в РФ вызвало сообщение о том, что окружение Владимира Путина через офшорные компании, оформленные на виолончелиста Сергея Ролдугина, который называл себя другом российского президента, вывело из России не менее 2 миллиардов долларов. DW узнала о некоторых деталях громкого расследования у специального корреспондента "Новой газеты" Романа Анина, участвовавшего в проекте ICIJ с российской стороны.

DW: Вы пишете, что в окружении президента Россия Сергей Ролдугина называют "князем Мышкиным". В ходе расследования вы с ним встречались после одного из концертов. Он действительно производит впечатление человека, не искушенного в финансовых вопросах?

Роман Анин: У меня сложилось впечатление, что он действительно очень открытый и по-своему честный человек. Думаю, он и правда не очень погружен во все эти финансовые дела, это не его профессия. Просто представьте: человек якобы оперирует миллиардами долларов, но при этом у него никакой охраны, и к нему совершенно спокойно после концерта подходят журналисты, он их приглашает в гримерку. Может, дело в его человеческом обаянии, но мне показалось, что он такой неприкаянный человек, которого просто поставили (во главе офшорных компаний. - Ред.) для того, чтобы он подписывал финансовые документы.

Роман Анин

Роман Анин

Например, он стал говорить, что это все начиналось еще до перестройки, хотя, естественно, это не так, потому что компании, о которых мы спрашивали, были основаны в 2006-2009 годах. Но он, похоже, правда в этом не очень хорошо разбирается. Об этом свидетельствуют и такие эпизоды, когда сотрудники банка "Россия" отправляли различные бумаги в панамскую компанию без подписи Ролдугина и объясняли, что этого человека просто тяжело найти, он на концертах и т.д. Не может бизнесмен, оперирующий миллиардами, не найти время, чтобы подписать документы. То есть такой он человек.

- Несмотря на то, что имя Владимира Путина напрямую не упоминается ни в каких документах, вы прямо намекаете на его причастность к этим схемам. Почему вы делаете такой вывод?

- Потому что в праве есть такое понятие, как совокупность доказательств. Мы понимаем, что Путин как президент никогда не подпишет ни один документ об открытии офшорного счета или офшорной компании. Но Ролдугин - его ближайший друг и крестный отец его дочери. Он получает огромные деньги из очень сомнительных источников. Он их инвестирует в стратегические активы, которые вряд ли могли бы быть связаны с ним как с музыкантом. Все вместе это позволяет нам, подчеркну, предположить, что Ролдугин действует не в своих интересах, а в интересах первого лица (государства. - Ред.).

- Расскажите, как вы работали над этим расследованием?

- Когда газета Süddeutsche Zeitung начала получать эти материалы, и стало понятно, что это миллионы, десятки миллионов файлов, и в одиночку им не справиться, они пришли в консорциум и сказали, что у них есть документы, затрагивающие чиновников по всему миру. Тогда стали приглашать присоединиться к этому проекту журналистов из разных стран мира. Из России работали я и еще трое моих коллег.

В силу того, что документов много, при проведении таких глобальных расследований главное правило - взаимопомощь и кооперация. Создавались различные технические платформы, которые позволяли журналистам со всего мира обмениваться информацией, помогать друг другу. Было несколько встреч. В течение года мы, сотни журналистов, все вместе изучали эти файлы, и это вылилось в такое расследование.

- Вы согласны с мнением, что была показана только вершина айсберга офшорной системы?

- Да, безусловно. Нужно понимать, что Mossack Fonseca - это лишь один из регистраторов. Крупный, но лишь "один из". Их еще десятки, если не сотни. Есть и гораздо более крупные. Безусловно, мы приоткрыли завесу над, может быть, несколькими процентами того, как устроен офшорный мир. И, конечно, нам известны лишь ничтожные доли процентов тех людей, которые реально владеют офшорами.

- Стоит ли ждать продолжения? Остались еще какие-то материалы для дальнейшего расследования?

- Если коротко, то ответ - ждать. Потому что файлов еще много и, если все будет хорошо, то, надеюсь, еще появятся очень-очень интересные истории. Не только по России, но и по всему миру.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:07
Now live
02:07 мин

Коррупция в России: все по-прежнему? (27.01.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме